Главная » События » Экспертиза » Армия: а была ли реформа
08августа2019
214

Армия: а была ли реформа

 

Сегодня Украина может играть роль лишь полигона и плацдарма для НАТО, однако вооружение ВСУ и военные стандарты еще долгие годы не будут соответствовать Альянсу. При этом руководство страны не сообщало конкретных планов преобразований в военной сфере.

После фактического развала Договора о сокращении ракет малой и средней дальности (РСМД), перед Европой снова встала угроза случайного обмена мгновенными ядерными ударами между Россией и НАТО. При этом ситуация, по сравнению с 80-ми годами ХХ века, заметно изменилась: сегодня ракеты, направленные на Москву, могут быть размещены на территории бывших союзных республик, включая Украину. В США уже раздаются призывы использовать украинские ракеты как инструмент сдерживания Москвы. Нельзя полностью исключить и размещение на украинской территории натовских ракет. В этом случае и сама Украина может превратиться в потенциальную мишень российского ядерного удара. Кроме того, можно только догадываться, какие действия предпримет РФ в ответ на попытку разместить ядерное ударное вооружение в какихнибудь 600 км от Москвы. Вообще, несмотря на бодрые реляции прошлой власти, реальное положение дел в украинской армии, а также ее стратегические задачи остаются под вопросом. Если Украина идет в НАТО (согласно внесенным в Конституцию изменениям), но НАТО пока нас не ждет, что это означает? Армия должна быть увеличена или сокращена? Происходит ли ее модернизация, а также модернизация ее вооружения? Какие тактические и стратегические цели должны стать ориентирами в деле обеспечения военной безопасности Украины? Общественная экспертиза задала три вопроса экспертам.

 

1. Что изменилось в ВСУ за последние пять лет? Соответствуют ли официальные заявления о многократном укреплении украинской армии действительности?

Олег Жданов, военный эксперт:

— Не совсем соответствуют, я бы так сказал. Главное изменение последних пяти лет в том, что мы реально впервые за все годы независимости развернули вооруженные силы. Поменяли вектор ровно на противоположный. Если до 2014 года у нас была конверсия сокращения армии, то с 2014 года у нас было развертывание вооруженных сил, увеличение количества частей и соединений, а также приобретение боевого опыта.

Михаил Ежель, экс-министр обороны:

— Наша армия всегда была нацелена на качественную подготовку. Другое дело, что не хватало средств на поддержание оружия и техники в надлежащем состоянии, разработку новых вооружений, автоматизированных систем управления, беспилотников и т. д. Заявления вновь испеченного «главковерха» Порошенко о том, что у нас не было армии, и о ее «создании» с нуля не соответствует, мягко говоря, действительности. Мне больно за тех генералов, адмиралов, офицеров и солдат, которые делали все в силу своих возможностей для поддержания боевой готовности и становления нашей армии. А им сказали, что армии, оказывается, у нас-то и не было. За годы независимости мы, оказывается, то и делали, что сознательно уничтожали армию. Причем все: от предыдущих (всех без исключения) президентов до солдат и матросов. Я думаю, история даст ответ «великим достижениям» за последние пять лет правления «порохофилов». За взорванные склады боеприпасов, за разработку и внедрение «новых» образцов вооружения, за плененных моряков, за погибших в Иловайске и Дебальцево, за сбитый Ил-76 с нашими десантниками на борту. Ответить придется перед матерями, перед нашим народом.

 

2. Должны ли и каким образом реагировать украинские военные на изменения, связанные с выходом США и РФ из Договора о сокращении ракет средней и малой дальности?

Олег Жданов:

— К сожалению, никаким. У нас нет ни сил, ни возможностей для того, чтобы принять участие в той гонке вооружений, которая сейчас будет стартовать. Но должна быть государственная программа на уровне правительства (не армии, не Минобороны) в плане создания воздушного щита или «зонтика» над страной. В плане противоракетной обороны. И понятно, что в одиночку мы никогда не вытянем такую программу. Нам надо искать партнеров, спонсоров, ставить вопросы о вхождении в систему коллективной защиты, я имею в виду европейскую ПРО. Это единственное, что мы можем сделать. И это — в рамках компетенции президента как Верховного главнокомандующего. Потому что это вопросы национальной безопасности. Армия в данном случае может быть лишь исполнителем той политики, которую проводит президент.

Михаил Ежель:

— Конечно, Украина, которая не располагает такими видами ракет, может сделать какие-то заявления о своем отношении к этой проблеме. Другое дело, если Украина предоставит свою территорию для размещения таких ракет. Если такое произойдет, то мы автоматически становимся мишенью для нанесения превентивных ударов по пусковым установкам этих ракет. Мы должны научиться жить в мире и дружбе, и, прежде всего, со своими ближайшими соседями. И помнить о тех «гарантиях», которые мы получили от Будапештских соглашений.

 

3. Какой стратегии в реформировании армии должно придерживаться новое руководство страны для того, чтобы максимально повысить ее безопасность в сфере военных угроз?

Олег Жданов:

— Любая работа начинается с постановки задач, целей. Я думаю, что новое руководство, президент Зеленский и его команда должны ответить на самый главный вопрос: какую армию мы хотим получить в результате военной реформы, какая должна быть численность, какая боеспособность. И когда мы ответим на этот вопрос, когда мы поставим себе цель, тогда мы сможем написать нормальную военную реформу, где расписать пошагово календарный план мероприятий и сроков их выполнения для достижения этой цели. Я считаю, что политика должна быть исключительно такая: исходя из угроз, ответить на вопрос, какая армия нужна Украине, в какой системе безопасности — коллективной или одиночной, и под это подложить календарный план достижения этой цели. Это и будет правильная политика, в том числе и в рамках создания национальной системы безопасности.

Михаил Ежель:

— Да, безусловно, мы должны всегда держать порох сухим, быть готовыми защитить свой суверенитет. Нужно очень много сделать в военном строительстве, и, прежде всего, в экономике, которая позволила бы нам создать новые образцы вооружения, техники, разработке новых систем связи, боевого управления, радиоэлектронной борьбы. Огромную работу провести в вопросах мобилизационной готовности. Наконец, определиться, какие армия и флот нам нужны. Как нам построить оборону государства, защитить его с суши, воздуха и моря.

 

Заключение Общественной экспертизы

Вместе с командой Петра Порошенко уходит и рекламная риторика о построенной с нуля сверхтехнологичной армии. Пришло время вспомнить, что именно со временем «перемог» связаны катастрофические взрывы военных складов в Сватово, Балаклее и Калиновке, растраты и мошенничество в «Укроборонпроме», бесславное свертывание авиастроения, спад в производстве ракетного вооружения и т.д. Правоохранительным органам еще только предстоит выяснить истинные причины огромных потерь под Иловайском, Дебальцево и в аэропорту имени С. Прокофьева, сдачи Донецка и Крыма и т. д. Практически единоличное решение Порошенко об ориентации на НАТО было оправдано лишь с точки зрения его предвыборной кампании, а ее феерический провал стал свидетельством ее непродуманности. Сегодня Украина может играть роль лишь полигона и плацдарма для НАТО, однако вооружение ВСУ, их военные стандарты как минимум еще долгие годы не будут соответствовать натовским. При этом у руководства страны никогда «не доходили руки» до того, чтобы сообщить электорату какой-нибудь вменяемый и конкретный план преобразований в военной сфере. Как и в большинстве других областей экономики и политики, эту сферу придется разрабатывать команде уже нового президента, не хотелось бы думать, что с нуля. В сфере стратегических вооружений Украина играет важнейшую роль в качестве ближайшего соседа России, которую США официально считают одним из двух своих главных противников. Борьба за влияние на нашу страну со стороны США и РФ уже привела к войне, территориальным потерям и экономической стагнации. Если после выхода этих стран из стратегических договоров кто-то в Украине попытается получить выгоду от договоренностей с одной из сторон противостояния, это неизбежно закончится новой катастрофой и, возможно, развалом страны. Не стоит забывать, что выход американцев из РСМД и анонсированное прекращение СНВ-3 не в последнюю очередь направлено против Китая (еще одного «главного врага» Америки), который, по мнению Дональда Трампа, должен стать полноценным участником новых договоренностей. Это лишь подчеркивает вторичную роль Украины в современном геополитическом противостоянии: мы не можем повлиять на глобальных игроков, но можем избежать роли их сателлитов, обреченных стать первой жертвой в случае горячего конфликта, а также объектом всестороннего давления с противоположной стороны. Что значат «гарантии коллективной безопасности» Украина, на примере Будапештского меморандума, к сожалению, уже знает.

Смотреть все события