05марта2020
1037

1945–2020: Война за Победу

https://vesti.ua/strana/7478543

 

Приближается историческая годовщина — 75-летие победы коалиции союзников над Германией во Второй мировой войне. Этот юбилей обнажил давно назревавшую проблему: кто сегодня является законным наследником победителей и на чьей стороне должна быть Украина?

Проблема заключается в том, что одного из главных победителей — СССР — вот уже 30 лет как не существует. Россия, считающая себя правопреемницей СССР, не может диктовать бывшим советским республикам (в том числе и Украине), как относиться победе.

В то же время на Западе активно продвигается позиция, согласно которой СССР разделяет ответственность с Германией за начало Второй мировой, а Украина является одной из пострадавших от действия тоталитарных режимов территорий. Эта точка зрения не учитывает тот важнейший факт, что среди победителей, рядом с Черчиллем и Рузвельтом, сидел не Гитлер, а Сталин. И в то время ни США, ни Великобритания не сомневались, кто же победил в войне.

Однако специалисты в исторической памяти говорят о том, что пределом живого воспоминания является 80-летний рубеж: спустя 80 лет после события практически не остается его живых свидетелей, и память начинает конструироваться. Как Украине сохранить живую память о победе над нацистами и не стать жертвой чужих реконструкций? Общественная экспертиза задала три вопроса экспертам.

 

  1. Если Украина "идет в Европу", должна ли она изменить свой взгляд на войну и победу? Отказ от празднования победы над нацистской Германией — это необходимый шаг или частная инициатива отдельных политиков?

 

Владимир Паниотто, генеральный директор Киевского международного института социологии (КМИС):

 

— Если мы вступаем в Европу, то должны признавать роль мира в этой победе. И никто не запрещает нам праздновать какие-то локальные даты победы. По-моему, не от одной европейской страны не требуют отменять праздники, которые они празднуют у себя. При этом должно учитываться общественное мнение, потому что некоторые праздники отменяются, и все хорошо. 23 февраля, к примеру. Мы проводим опросы регулярно, какие праздники являются любимыми. И вот 8 марта, несмотря на то, что часть людей считает его советским праздником, поддерживает более половины населения. Так и 9 мая, много кто еще хочет праздновать.

 

Максим Бужанский, народный депутат (фракция "Слуга народа"):

— Как можно изменить взгляд на войну и победу, если она была у нас здесь. Украина после Беларуси — наиболее пострадавшая территория в мире. Можем рассказывать, что ее (войны. — Ред) не было, но в каждой семье знают, что она была.

 

Вадим Рабинович, народный депутат (фракция ОПЗЖ):

— Украина в ж**у идет, а не в Европу! Можно ли праздновать День победы? Если ты фашист — то нельзя! Праздновать нужно и здесь, и в Москве, и в Минске, и в Берлине.

 

Михаил Погребинский, политолог, политтехнолог:

— К изменениям политики памяти я отношусь крайне отрицательно. То, что часть власти и элит предлагают изменить взгляд на победу, означает, что они хотят стать рукоподаваемыми в Европе, которая во Второй мировой войне, кроме Великобритании и сербов, воевала на стороне Гитлера. Они хотят, чтобы мы были с кем — с Гитлером, Бандерой, Шухевичем и всей этой командой?

 

  1. Украина в составе СССР внесла огромный вклад в победу над нацизмом. Следует ли Владимиру Зеленскому (или другим представителям Украины) принять участие в праздничных мероприятиях в Москве?

 

Владимир Паниотто:

— Это было бы странным, поскольку у нас есть война с Россией, есть требования вернуть территории. Такая поездка вызовет внутри страны и с частью наших союзников непонимание и негодование. Этого нельзя делать.

 

Василий Нимченко, народный депутат (фракция ОПЗЖ):

— Если Зеленский — президент украинской нации, то должен. Потому что мы победители, мы вошли в ООН с такими полномочиями, которые имели только пять государств.

 

Михаил Погребинский:

— Приглашение Зеленского в Москву надо обсуждать с обществом. Неизвестно, как он себя почувствует после смены правительства. Внутри его узкого круга должны быть консенсус и поддержка решения поехать на парад в Россию. Для президента важно, как его команда к этому отнесется. Но я думаю, что и приглашения не будет.

 

Алексей Якубин, политолог:

— Президент уже во многом придерживается своеобразной диалоговой формы взаимодействия с Российской Федерацией, которая дает плоды. Потому что тот факт, что Зеленский смог выйти на контакт с Путиным, дал нам возможность провести уже первую встречу в "нормандском формате", активизировать этот формат — у нас ведь было несколько обменов удерживаемых лиц, вернулись украинские моряки, мы вернули корабли. То есть этот формат дает свои плоды.

Если говорить о возможности поездки Зеленского на 75-летие в Москву — она пока что выглядит достаточно маловероятной, но тут очень много может зависеть от контекста. Если на этой встрече мы увидим, что там будут не только лидеры Европейского союза — Макрон, представители Германии, Великобритании, но и, например, Дональд Трамп (а я бы не исключал такой вероятности), то тогда Зеленский мог быть использовать эту возможность, чтобы провести обсуждение и встречу в интересах Украины.

Более того, я думаю, что в таком случае это будет позитивно воспринято значительным числом избирателей Зеленского, что он поехал на парад и показывает другой подход к Великой Отечественной/Второй мировой войне. Мы понимаем, что Украина была одной из ключевых участниц и значительной частью населения она воспринимается как страна-победительница. В таком случае Зеленский мог бы получить плюсы.

 

  1. Как Владимиру Зеленскому выстроить "политику памяти" о Второй мировой, чтобы найти понимание у своего электората? Можно ли объединить украинцев в этом вопросе?

 

Владимир Паниотто:

— Мне кажется, что мы празднуем обе даты, отмечаем и 8-е, и 9-е. По-моему, это нормальный вариант.

 

Максим Бужанский:

— Нужно говорить правду, и это найдет понимание у людей, а не ориентироваться на свой или чужой электорат.

 

Василий Нимченко:

— Он должен действовать так, чтобы электорат его понимал. Он должен посоветоваться с народом. Через те же пресс-конференции — он же умеет говорить.

 

Алексей Якубин:

— Зеленскому важны настроения, а они здесь достаточно однозначны. Есть социология, которая показывает, что 9 мая — как День Победы — важен для граждан Украины, именно для большинства. Это один из тех праздников, которые объединяют Украину, наверное, на одном уровне с Новым годом или частью религиозных праздников. И тут логично, что нужно ориентироваться на запрос населения, что Украина воспринимается как страна-победительница, поскольку та политика, которая до Зеленского реализовывалась, против которой проголосовали люди, эта модель политики памяти по отношению ко Второй мировой строилась на идее, что это не наша была война, у нас там не было своей стороны, и это не наш выигрыш. Но на самом деле так большинство граждан Украины не считает. Более того, таким способом Украина отдавала России монополию на победу. Разумная политика Зеленского, конечно же, — это выстраивание модели, что Украина — страна-победительница и что мы также являемся частью победного нарратива, который будет выступать в роли объединяющего.

 

Заключение Общественной экспертизы

Победа над нацистской Германией — бесспорный факт в украинской истории. Украинцы были и остаются на стороне победителей. Как и Россия. Сегодня почему-то редко вспоминают, что российский народ не меньше пострадал от коммунистического режима, чем украинцы, — там тоже были миллионы расстрелянных и заключенных, голод и неоправданные жертвы во время военных действий.

Празднование Победы — это не реабилитация коммунистического режима, а дань уважения к жертвам народов, прошедшим ад войны и победившим в ней. Сегодня независимая Украина имеет полное право быть одним из центров празднований Дня Победы — по количеству жертв, воинской доблести своих солдат и офицеров мы выдержим сравнение и с США, и с Британией, и с Россией. Однако хотелось бы, чтобы столь значимое историческое событие стало не новым поводом к разделению, а вело к диалогу и компромиссу. 75 лет назад, несмотря на все различия, у стран-победителей это получилось.

 

Читайте также: The National Interest: вмешательство США в украинские события – это эскалации войны, которую пытаются предотвратить Вашингтон, Брюссель и Кремль

Реальная сделка века

Смотреть все события