Главная » Блоги » Постконфликтное примирение: опыт Испании

Постконфликтное примирение: опыт Испании

25.03.2016
8221

Фактическое отсутствие четкой государственной стратегии в отношении временно неконтролируемых территорий на востоке Украины привело к консервации сложившейся ситуации, весьма напоминающей Приднестровье. Обе стороны конфликта, кем бы они ни были представлены, на сегодняшний день демонстрируют свою неготовность вести конструктивный диалог. Не готово к миру, судя по периодически прокатывающимся по социальным сетям волнам взаимной ненависти и обвинений под общей вывеской «Не забудем, не простим», и все наше общество. Вполне вероятно, что мы еще не раз станем свидетелями боевых действий на Донбассе. Тем не менее, о мире, путях примирения и постконфликтном будущем Украины говорить нужно. Ведь сугубо военных рецептов разрешения конфликта – без эффективного политического, дипломатического, гуманитарного сопровождения – не существует. И сколько бы ни длилось вооруженное противостояние, оно не может продолжаться вечно. Поэтому думать о том, что произойдет на следующий день после того, как реального умолкнут орудия, необходимо уже сейчас.

Кстати сказать, интеллектуальная элита страны хорошо осознает эту необходимость. Достаточно указать, что только за второе полугодие прошлого года в Украине прошло с полдюжины научных конференций разного уровня, посвященных конкретным аспектам проблемы примирения.

Примирение (на мой взгляд, корректнее употреблять термин «замирение», указывающий, во-первых, на сознательный и в чем-то принудительный, а, во-вторых, на завершенный характер процесса) есть механизм урегулирования противостояний и нормализации отношений между бывшими противниками. Это процесс, обеспечивающий восстановление отношений, нарушенных в ходе конфликтной ситуации и в ее результате.

От того, каким мы видим наше постконфликтное будущее, каким его видят наши оппоненты, напрямую зависит время прекращения противостояния. Наиболее острым, пожалуй, тут является вопрос об этической и юридической ответственности за совершенные преступления и нарушения прав человека. С. Хантингтон назвал его «проблемой палачей». Данной категории лиц терять уже нечего, и они будут сражаться до конца, делая окружающих своими заложниками. Свершится ли правосудие? восстановится ли справедливость на Донбассе? понесут ли виновные наказание? – однозначного ответа мы пока не знаем, в связи с чем обращаемся к опыту народов и государств, также прошедших через подобные испытания.

Разговор об этом, помимо прочего, шел на состоявшемся в Одессе в сентябре 2015 года семинаре «Культура примирения: новое историческое сознание в Украине». Его организаторам удалось собрать представителей тех стран, в которых политика замирения имела некоторый эффект (о полном успехе последней вообще говорить не приходится), в частности, Германии, Испании, ЮАР, некоторых латиноамериканских государств.

Особо поучительным представляется опыт Испании, хотя бы в силу того, что политика замирения в этой стране проводится уже семь десятилетий, начиная с 1940 года, когда началось возведение мемориала в Долине павших. Как известно, гражданская война в Испании 1936-1939 годов при активном вмешательстве иностранных военных («добровольцев», «советников», «инструкторов» и т.п.), поддерживающих обе стороны конфликта, отличалась ожесточенностью и бескомпромиссностью. Раны, нанесенные обществу в этот период, были столь глубоки, что исключали дальнейшее нормальное развитие общества. Это хорошо осознавал победитель – диктатор Франсиско Франко, первый сделавший шаг к примирению. Именно он стал инициатором упомянутого выше мемориального комплекса, на территории которого захоронено 34 тысячи республиканцев и франкистов. Открылся комплекс уже после Второй мировой, в 1959 году. По замыслу Франко, мемориал должен был нести месседж: война закончилась, и ее мертвецы теперь лежат рядом, независимо от того, каких взглядов они придерживались при жизни; необходимо двигаться вперед и трудиться на благо единой родины.

Однако Долина павших стала лишь внешним олицетворением глубинных процессов, часто неинституциональных, происходивших в духовной жизни испанского общества. Еще долго после войны совершенные злодеяния активно обсуждались в контексте взаимных обвинений. Республиканцы справедливо критиковали Франко за его непоследовательность в проведении политики замирения и нежелании сделать следующий шаг, реабилитировав своих противников. Лишь после смерти диктатора сторонники республики получили возможность полноправного участия в политической жизни. Реальные демократические преобразования 70-х годов стали фундаментом замирения.

Испытывая страх от возможности рецидивов гражданской войны (а такая возможность реально существовала – в 1981 году радикально настроенные мятежники захватили здание парламента и сутки удерживали депутатов), испанцы предпочли отказаться от карательной модели восстановления справедливости. При этом инициатором отказа стали именно республиканцы, то есть сторона проигравшая и репрессированная.

Постепенно в Испании сложился национальный консенсус: в прессе не разжигалась антифашистская истерия, репрессированные и их родственники отказывались от мести и сведения счетов с палачами, не применялись санкции к доносчикам. Единомышленники Франко приняли почетную идеологическую капитуляцию. Они не были провозглашены «врагами нации» и даже сохранили за собой легальную возможность для участия в выборах. Важную роль при достижении консенсуса сыграли король Испании Хуан Карлос и католическая церковь. Во многом благодаря им в стране была преодолена конфронтационная политическая культура и последовательно формировалась культура согласия.

Еще одним важным моментом политики замирения стала установка на забвение. Многократно прокрученные циклы взаимных обвинений, разоблачений и расследований не приводили к позитивному результату, в связи с чем испанцы предпочли сознательно воздержаться от обсуждения опасных тем. Они словно перевернули позорную страницу истории и «забыли» о ней, сосредоточившись на будущем. Согласие обеих сторон не копаться в прошлом создавало впечатление, что переход к демократии произошел без победителей и побежденных, и обе стороны строят ее с чистого листа.

Характеризуя факторы, способствовавшие успеху политики замирения, Чрезвычайный и Полномочный Посол Испании в Украине Луис Хиль Каталина отмечал: «Первым элементом на пути примирения в Испании был переходный период. Вторым элементом – вхождение Испании в Европейский Союз. Третьим – вхождение Испании в НАТО. Причем в такое время, когда испанское общество было настроено абсолютно против этого шага. Вспомним, что в то время существовали военные блоки. То есть все это было намного сложнее, чем сегодня. Четвертым элементом – государственный строй Испании, в частности наличие автономий в составе страны. На этом пути у нас были и ошибки, и успехи. Можно увидеть, как мы смогли сочетать в одном государстве разные языки, разные национальные чувства и создать единую страну. Я считаю, что для украинского общества было бы очень полезно посмотреть и изучить этот опыт».

В 2007 году в Испании был принят «Закон о национальной памяти», согласно которому все приговоры правительства Ф. Франко, продиктованные политическими, идеологическими и мировоззренческими мотивами, объявлялись нелигитимными. Это подводило законодательную базу под процесс реабилитации жертв диктатуры. Учитывая требования Закона ликвидировать с общественных зданий все франкистские символы и другие объекты, прославляющие военный мятеж 1936 г., можно заметить, что в ХХІ веке наметился определенный отказ от «нулевого» варианта примирения, и по прошествии десятилетий стремление восстановить справедливость взяло верх над страхами рецидивов гражданского противостояния.

Оценивая испанский опыт политики замирения, необходимо констатировать, что для Украины поучительными являются примеры установления национального консенсуса, когда уставшее от продолжительного гражданского противостояния общество приходит к согласию ради общей цели. Весьма редким, если не уникальным в мировой истории, следует признать отказ испанцев от карательной модели восстановления справедливости и рациональную установку на «забвение» событий, разъединяющих нацию. Вместе с тем, не следует преувеличивать достижений политики замирения в Испании. Она неоднократно давала сбои и откаты на позиции реванша. И к этому нам тоже следует быть готовым, ведь вернуть мир куда сложнее, чем начать войну.

 
Смотреть все блоги