Главная » События » Экспертиза » 2021 » Почему запад допускает беззаконие в Украине
23сентября2021
2469

Почему запад допускает беззаконие в Украине

https://vesti.ua/politika/obshhestvennaya-ekspertiza-pochemu-zapad-dopuskaet-bezzakonie-v-ukraine

 

В украинском информационном пространстве давно стали привычными новости, в которых присутствуют обороты, вроде "послы "Большой семерки" выразили возмущение по поводу..." или "посол США в Украине призвала...". После этих сакраментальных фраз обычно следуют осуждение тех или иных действий украинской власти и "подсказки", как нужно правильно поступить. Однако усилия западных партнеров касаются не всех "шалостей" наших президентов и правительств, а направлены почему-то только на вопросы, каким-то образом ограничивающие влияние ЕС и США в Украине. Запад возмущен, если речь идет о продаже "Мотор Сичи" китайцам или о локализации производства в Украине, но скромно молчит, когда без суда и следствия закрывают оппозиционные СМИ. Почему проблемы с НАБУ вызывают у коллективного Запада чуть ли не истерику, а десятки убийств на Майдане или в Одессе замалчиваются? Европа и США могли бы при желании превратить Украину в оазис закона и порядка — влияния на нашу власть у них точно хватило бы. Почему этого не происходит, скорее, наоборот?

 

1. Послы G7, лидеры европейских государств, американские политики часто и жестко критикуют происходящее в Украине. Почему они молчат по поводу преследования СМИ, санкций СНБО против украинских граждан, политики на Донбассе, замалчивания преступлений на Майдане и прочего?

 

Илья Кононов, доктор социологических наук, профессор, заведующий кафедрой философии и социологии ЛНУ им. Шевченко:

— К сожалению, вся современная мировая политика базируется на двойных стандартах. Тенденция эта крайне опасная для выживания человечества. Что касается Украины, то здесь есть еще один секрет Полишинеля. Большинство нарушений юридических норм были предварительно согласованы с западными партнерами. Скорее всего, даже предложены западными советниками. Критикуют послы G7, лидеры западных стран то, что является местной самодеятельностью. Но при этом они не устают повторять, что Украина достигла необычайных успехов в проведении реформ. Жаль, что граждане Украины не ощущают благотворных последствий следования по этому пути.

Евгения Бильченко, поэтесса, философ, доктор культурологии, профессор:

— Дело в том, что украинский радикальный национализм — а если честно, то неонацизм, процветающий в нашей стране в последнее время, — был стимулирован нашими западными партнерами как средство превращения Украины в восточный фронтир для ослабления геополитического влияния России в Восточной Европе. Программа инициирования моноэтнических, радикальных движений входит в состав военных разработок американских служб безопасности — в нашей стране они известны прежде всего как знаменитый документ USAID. Но он не единственный. Есть ряд университетов, где работают американские военные аналитики, в частности, в штате Алабама, где разрабатываются планы. И благодаря знанию английского, я могу приобщиться к этим научным работам, надо сказать, серьезного уровня. Где разрабатывается геополитика поощрения национализма в странах т. н. фронтиров, тех, которые могут составить угрозу для России. Поэтому для них национализм в этих государствах — это следствие вот этой деятельности, на которую можно закрывать глаза. 

Но, с другой стороны, имеет место эффект "выхода тигра из-под контроля", когда что-то планируется, но результат превосходит все ожидания. И, я думаю, страны Запада сейчас находятся в некотором шоке от того, что сами сделали: с одной стороны, они ведь сами поощряли тигров. Здесь, полагаю, имеет место двойной стандарт, связанный с тем, что экономические интересы стран Запада по продвижению тут свободного рынка и геополитических интересов вошли в противоречие с вопросами безопасности — и они пока сами не знают, как себя вести. Во всяком случае, я могу подтвердить это своим интервью с Deutsche Welle. У них очень интересный контент интервью: они с удовольствием спрашивают о нарушении свободы слова в Украине, но как только я предлагаю им перевести разговор на менее милые темы, насытив серьезными вопросами — военными, политическими, вопросом Одессы 2 мая (я даже привела им человека, чья семья была сожжена там), — они тут же говорят, что это "не входит в сферу корпоративных интересов данного СМИ". 

Елена Лешенко, председатель подкомитета по защите прав человека Ассоциации адвокатов Украины, адвокат:

— Двойные стандарты — наше все. Им удобно, потому что как же они будут критиковать тех, кого они здесь и взрастили? "Своих" ведь критиковать неприятно. "Вы ведь нарушили там, были неправы. А мы этого не заметим. Но вы нам за это окажете услугу, сделаете это и еще то". Так это и работает, так формируется выгодная им, полностью подконтрольная элита, которой негласно разрешают беспредельничать, заниматься коррупцией, узурпировать власть местами — где им позволено. А в других отраслях полностью сдаются национальные интересы, так как это выгодно нашим т. н. западным партнерам.

Евгений Филиндаш, политолог, директор Украинского центра социальной аналитики:

— Потому что Запад руководствуется своими собственными прагматичными и эгоистичными интересами — для них неважно, какие преступления совершаются в Украине. Не просто "недостатки" — конкретные преступления! Вспомним, как Запад молчал по любому поводу, начиная с событий 2 мая в Одессе, где состоялось массовое убийство людей по идеологическим причинам, и заканчивая событиями последних месяцев вроде санкционного давления на украинских граждан. Хотя десятой доли того, что происходит во внутренней политике в Украине, хватило бы для колоссального скандала, потрясений — вплоть до отставок правительств в любой из стран Запада. Плюс мы видим, что те же или схожие события, в значительно меньших масштабах происходящие в странах, не подконтрольных Западу — условно, Беларуси, — вызывают шквал критики, гневных протестов политиков, активистов и СМИ на Западе. Ведь это происходит там, где власть соперничает и даже в какой-то мере бросает вызов Западу. Когда же это происходит в Украине, стране, где есть все признаки управления со стороны "западных партнеров", очень удобно просто закрыть на многое глаза. Ведь есть более приоритетные интересы: использование Украины как орудия против России и эксплуатация Украины, ее природных, человеческих ресурсов и прочего в интересах Запада. Эти две причины и превалируют над всеми другими при оценках наших событий Западом.

 

2. Можно ли сказать, что Майдан стал инструментом Запада в продвижении собственных интересов в Украине и он не откажется от них, несмотря ни на какие нарушения закона? Может ли что-то измениться и каким образом? 

 

Илья Кононов:

— Все наши майданы — это моменты неправового изменения власти. Они — продукты внутриэлитной борьбы, в которую были втянуты значительные группы активного населения. Наш правящий класс разделен на клиентельные группы, во главе которых стоят группы патронов. Украина остается для них преимущественным кормовым полем, но они и без него уже не пропадут. Клиентельные группы на начальном этапе у нас в основном формировались по региональному признаку. Между этими группами так и не сложились механизмы согласования интересов. При этом у нас невозможно обладать крупной собственностью, не имея ресурсов власти, как и наоборот. Центральная власть, а особенно президентский пост, стала главным условием доступа к ресурсам. Овладение этим рычагом позволяет делать бизнес на бюджете. Именно поэтому президентские выборы у нас приобрели черты репетиции гражданской войны.

Политическое пространство страны у нас структурируется в результате временного равновесия сил между региональными группами. Но каждая из них надеется монополизировать ресурсы страны. Это формирует заведомо слабую позицию права в стране. Печально при этом, что большая часть извлеченных ресурсов отправляется в зарубежные страны "первого мира": периферия вынуждена финансировать центр, а он затем дает периферии займы для выживания и дальнейшего выкачивания ресурсов из нашей страны.

В 2013 году внутренняя обстановка в нашем правящем классе сложилась специфическая. Была осмыслена проблема 2015 года, когда должны были состояться очередные президентские выборы. Никто не был уверен в своей победе. В принципе, на второй срок мог быть избран и Виктор Янукович. Тогдашняя оппозиция уже в 2013 году начала рассматривать возможности силовой смены власти. Ее устремления совпали с интересами коллективного Запада, который искал выигрышный ход на мировой шахматной доске, чтобы ответить на предшествующий выигрышный ход России в Сирии. Так была обеспечена поддержка неправового изменения власти. Даже когда была достигнута договоренность между оппозицией и Януковичем о проведении досрочных президентских выборов в конце 2014 года, она мгновенно была сорвана. Если бы эта договоренность была реализована, то Украина избежала бы потери Крыма и войны на Донбассе. Только наивные люди могут думать, что эту договоренность сорвал пламенной истерикой Парасюк-младший. О том, что происходило, нужно спросить сотрудников американского посольства. Украина была принесена в жертву текущим и меняющимся интересам США.

И это объясняет, почему серьезно не расследуются события февраля 2014 года, почему не расследуются события начальной стадии АТО, кто прикрывает политиков, сделавших войну средством своего обогащения и т. д. Зачем расследовать? Чтобы выйти на самих себя?

Отдельный сюжет — выборы 2019 года. "Слуга народа" — явно не просто внутриукраинский проект. "Слуги народа" являются клиентельной группой коллективного Запада, прежде всего США. Это не исключает, что "слуги народа" разделены и по зависимостям внутри страны. Политический бизнес этого не исключает.

От результатов такого успешного проекта никто добровольно не откажется. Конечно, в политике нет ничего вечного. Запад заинтересован не только в давлении на Россию, которое осуществляется через Украину, но и в сотрудничестве с РФ. Может сложиться такой расклад сил, когда Украина будет просто мешать западным игрокам. Тогда она будет сброшена как ненужный балласт. Вот тогда и переговоры по Донбассу могут стать конструктивными, и многие другие вопросы станут выглядеть иначе. Да, собственно, и внутри страны политический ландшафт приобретет иную конфигурацию.

Евгения Бильченко:

— Сомнений в том, что Майдан был именно цветной революцией, нет. Но у нас она имела "локальные особенности" в виде расчесывания "фантомных болей". Дело в том, что в Украине очень силен элемент (опять-таки, европейский термин) "этнического сепаратизма". Ведь мир глобален, а националисты пытаются от него отделиться. Это делает цветную революцию особенно агрессивной. Если кто-то пытается делать ее, двигая в направлении свободного рынка, то у нас она ушла в сторону ксенофобии. Поэтому, я думаю, что тут имело место два фактора: избыточный элемент в виде украинского "этнического нервного расстройства" и продуманный элемент западной организации типичной цветной революции (в четырех этапах — виртуальная платформа, потом создание либеральных групп студентов, затем внедрение в эти группы радикалов, и последний этап, который Фукуяма считает идеальным, — возвращение к либеральной форме правления, но они ставили на Зеленского, хоть и он их разочаровал, приняв политику Порошенко). 

А вот как это изменить?.. И могут ли они разочароваться? Могут. Если Украина их "достанет" настолько, что в своем сказочном безумии превзойдет расчеты. А это ведь совершенно прагматические, "рыночные" расчеты, связанные с цветными революциями. Ведь люди такого уровня, как транснациональные элиты, мыслят здраво и аполитично, то, возможно, будет взаимное разочарование. Выглядеть это будет так: Украина будет считать их поведение "зрадой" со стороны Запада, и уже такие мнения звучат, а Европе в какой-то момент может не понравиться иметь под боком Украину как ретранслятор американской политики, и это проявляется уже в том, что европейские консервативные партии очень раздражены потоком украинских гастарбайтеров, занимающих европейские рабочие места. И тогда Украина может вовсе лишиться цивилизационной субъектности. Она ведь уже оторвалась от русской цивилизации, а к западной приобщиться пока не успела (а Запад ее и не спешит брать). И вот мы стоим на этом перекрестке. 

Елена Лешенко:

— Майдан для них — очень удобная история. Они закрыли глаза на то, что это был, по сути, вооруженный переворот. Их все устроило — они добились активного внедрения "своих" людей, а также проведения политики в их интересах и под их полным контролем. То, что началось как нарушение закона, влечет за собой другие нарушения. Ведь легитимизировали ту власть, которая пришла в результате Майдана, захватив власть, признали ее! Как же они после этого будут осуждать?! 

А вот может ли что-либо измениться — это самый сложный вопрос. Наверное, может. Всегда есть шансы на перемену. Но для этого нужно сформировать гражданское ответственное общество. А пока у нас такого нет. Настроения в обществе критические, направленные на прекращение этой практики, — есть. 

Евгений Филиндаш:

— Совершенно точно, Майдан — инструмент Запада, что касается обоих событий, 2004 и 2014 годов. И никакие решения судов по делам Януковича или его команды, ни иные события, даже если Западу "надоест" заниматься нашей страной — там все равно не перестанут закрывать глаза на множество незаконных действий в Украине. Как и в других странах, где были приведены к власти удобные Западу режимы: начиная от Пиночета в Чили до режима в Саудовской Аравии, где не то что "не пахнет" демократией — их режим по стандартам, принятым Европой, можно и вовсе назвать авторитарным, диктаторским. И украинская власть, пока будет двигаться в прозападном русле, не будет получать сколь-либо серьезной критики. Но до одного момента: пока власть не проявляет попыток пойти вразрез интересам Запада. Тогда критика появится (и появляется). Любые попытки отстоять собственный суверенитет завершаются шквалом критики со стороны послов G20. А в остальном Запад отказываться от влияния на нас не будет. Разве что случатся резкие геополитические изменения, в результате которых Украина выйдет из-под сферы влияния Запада. Условно, состоится "новая Ялта", и будет произведен новый передел мира.

 

3. Политика Запада в Украине направлена на конфронтацию с Россией. Граждане нашей страны, не желающие забывать о своих связях с российскими родственниками и культурой, подвергаются публичному осуждению и обструкции, это раскалывает наше общество. Можно ли что-то изменить и каким образом?

 

Илья Кононов:

— Разрушение единого культурного пространства бывшего СССР вообще стало толчком к культурной деградации во всех бывших советских республиках. Конечно, культурные связи между Украиной, Россией и Беларусью наиболее тесные на названном пространстве. Речь идет о судьбах и действиях отдельных людей. Это и родственные связи, и желание отстоять русский язык, и готовность обмениваться литературой, научными идеями. 

Необходимо отстаивать права русского языка. Это культурное богатство нашей страны. Его необходимо беречь и защищать, что предусмотрено ст. 10 действующей Конституции. Надо создавать реальные независимые экспертные сообщества. Необходимы форумы украинских и российских ученых, деятелей культуры. Это долгий путь, но сохранить страну можно, лишь двигаясь по нему. 

Евгения Бильченко:

— Очень не хотелось бы давать циничный ответ — хотелось бы обнадеживающий, которым долго жила я. В Украине сейчас так: люди самоцензурируются, запрещают себе даже думать хорошо о России. По двум причинам: они очень боятся потерять идентичность, ведь Майдан создал для них липовую идентичность (если они потеряют это, произойдет распад личности), и, благодаря тому что у нас есть интернет как новая модель цензуры, люди очень боятся осуждения со стороны своих референтных групп. У людей огромный страх того, что их осудят их же сестра, мать, подруга брата, одноклассник, студенты в группе. Из-за этого страха люди самоцензурируются на полусознательном уровне.

Как это изменить? Долгое время я сотрудничала с европейскими антифашистами. Это не "новые левые", которые чересчур лояльны к империалистическому режиму. А бывшие коммунисты (теперь зовут себя "левыми" — просто потому, что слово "коммунист" стигматизировано в Европе), и с традиционалистами, которые хотят восстановления диалога между Европой и Россией в рамках Евразийского континента. В Европе я увидела все то же закрывание глаз, толерантную полуправду, все ту же русофобию, которая им дороже, даже нежели их собственные европейские ценности. К сожалению, наши западные партнеры не заинтересованы в том, чтобы помочь Украине сохранить независимость, избавив ее от внешнего американского управления. Я даже общаюсь с другом Вацлава Гавела, который говорил мне: старые демократы новым либералам больше не нужны. Новые либералы хотят сохранить мир, а демократы имели хоть какое-то представление о справедливости. 

Елена Лешенко:

— В Украине все последние годы уничтожают права русскоязычных. Изменить все возможно. Для этого должна смениться власть, ведь тут речь о наличии политической воли, и многое зависит от тех, кто у власти. В быту ведь многие простые украинцы — русскоязычные люди, снимают кино на русском языке и продают его в Россию. Бизнес вообще хочет дружить — ему это выгодно. 

В этой дискуссии многие забывают об экономике, предпочитая игру на эмоции — "мова, вера, вышиванка". Но мы остались без газа, скоро у нас будут новые, "прекрасные", тарифы. Власть-то прекрасно себе зарабатывает с Россией. А почему люди должны платить сумасшедшие тарифы, притом что в набсоветах госкомпаний сидят иностранцы, получая миллионные премии?

Проблема уже есть в головах украинцев, и сейчас здесь работает мощнейшая пропаганда. Не зря ведь отключили все оппозиционные СМИ. Информационное поле почистили, потому что критика власти, даже обоснованная, никому не нужна. В краткосрочной перспективе это даже сработало, социологи говорят, что рейтинг власти перестал падать в какой-то момент. А в долгосрочной перспективе это не работает. Люди, которые думают, будут искать альтернативные источники информации. Уйдут в Сеть, будут смотреть там, где пока нет цензуры. 

Евгений Филиндаш:

— Изменить можно. И есть вариант, при котором ситуация сменится уже в обозримом будущем, но это будет невозможно без глобальных геополитических перемен. У тех миллионов граждан, которые не приемлют нынешний прозападный, "евромайданный" курс, нет никаких инструментов для выражения своего мнения и воли. Потому что открытого демократического избирательного процесса с равными возможностями для всех участников в Украине нет. Свободы слова и возможности беспрепятственно и безопасно в разных СМИ высказывать свою точку зрения тоже нет: любые медиа, при желании, как видим, можно закрыть без суда и следствия. И в условиях, когда все протесты против этого курса приравниваются к антиукраинской пропаганде и "нарративам Кремля", деяниям "пятой колонны" и так далее — и, особенно, при понимании, что в стране есть множество политических заключенных, угодивших в тюрьму за свои убеждения и высказанные публично взгляды, — у этих миллионов просто опускаются руки. Ни инструментов, ни легальной возможности отстоять свою точку зрения, ни позицию в существующей реальности у них нет.

 

Заключение Общественной экспертизы 

Эксперты призывают не идеализировать ЕС и США. Декларируемые ими ценности представляют собой, кроме всего прочего, еще и инструмент продвижения западных интересов по всему миру. Поэтому борьба за свободу, демократию, права человека для Европы и Соединенных Штатов — это борьба за благосостояние прежде всего своих граждан. Не стоит забывать, что демократия — это как раз реализация воли большинства граждан. А граждане ЕС и США хотят сохранить свой образ и уровень жизни. И просто не переизберут политиков, которые не будут исполнять их волю. Поэтому, что бы ни говорили западные послы и политики, они прежде всего думают о себе и своих странах — именно там должны соблюдаться законы и расти благосостояние, а Украина (и другие страны) должна быть достойным партнером, чтобы этому способствовать. Внутренняя ситуация в Украине имеет для этих людей меньшее значение — украинцы ведь их не избирают! Отсюда отмеченные экспертами двойные стандарты и попытки диктовать свои условия украинской власти. Впрочем, следует помнить и о том, что если для благосостояния ЕС и США им потребуется дружба с Россией и/или Китаем, то граждане этих стран, а вместе с ними политики и послы могут даже не вспомнить об Украине. Годы верного служения Западу будут забыты, и Украина один на один останется со своим "верноподданническим" прошлым. Пример Афганистана тому подтверждение. Этот сценарий вполне вероятен, а значит, уже сегодня обсуждается в высших политических и бизнес-кругах. Тревожно то, что, по мнению экспертов, именно с подобных "обсуждений" начинались все украинские майданы.

 

Читайте также:

Кулеба больше не верит Западу, новый альянс против Китая: топ-5 событий недели

11 сентября 2001. 20 лет спустя

Смотреть все события