Главная » События » Экспертиза » Почему власть призывает забыть слово "Донбасс"
01апреля2021
1154

Почему власть призывает забыть слово "Донбасс"

https://vesti.ua/donbass/obshhestvennaya-ekspertiza-pochemu-vlast-prizyvaet-zabyt-slovo-donbass

Спустя два года после прихода к власти команда Владимира Зеленского продемонстрировала практически полную неспособность продвинуться в вопросе разрешения конфликта на Донбассе. Военные действия продолжаются, коммуникации с регионом нет, переговоры зашли в тупик, а люди в ОРДЛО массово получают российские паспорта. Пока Украина стоит на месте, "эскалатор" исторического процесса неумолимо опускает ее вниз, превращая развитый некогда регион в страну третьего мира.

Деградация очевидна для всех, кроме украинских чиновников. С ними не хотят разговаривать по существу, игнорируют в международных переговорах, даже когда речь идет о самой Украине, а они все ждут судьбоносного звонка… И продолжают свое лихое дело. На днях один из высокопоставленных украинских чиновников заявил, что слово "Донбасс" навязывается нам извне и украинцам не стоит его употреблять, нужно фактически забыть о нем. Что это — глупость конкретного человека или часть государственной политики? Как вообще обстоят дела у Украины с полупотерянным регионом?

 

1. Высокопоставленный украинский чиновник призвал забыть слово "Донбасс". Что это — его частная инициатива или новый этап официальной украинской политики?

 

Евгений Брагар, народный депутат от фракции "Слуга народа", замглавы Комитета по вопросам свободы слова:

— Я очень надеюсь, что это его частная инициатива, поскольку слово "Донбасс" не имеет никакой политической нагрузки — она экономическая, ведь Донецкий каменноугольный бассейн — это обозначение региона, в котором располагаются залежи каменного угля. Соответственно, экономический термин поне­многу стал названием этого края. И забывать о нем мы не можем!

Илья Кононов, заведующий кафедрой философии и социологии, профессор в ЛНУ им. Т. Шевченко:

— В Украине в среде правящего класса давно сформировались группы, которые стали распространителями донбассофобии. Как правило, они связаны с разными западными аналитическими центрами и фондами. Там уже лет двадцать гуляет идея, что Украине мешает трансформироваться этническая неоднородность, наличие регионов со значительной долей этнических русских. Писатель Юрий Андрухович в этом же русле предлагал отсечь от Украины Донбасс и Крым.

Что касается последнего заявления секретаря СНБО Алексея Данилова, то, конечно, хотелось бы от украинского чиновника видеть больше грамотности и самостоятельности. К тому же речи чиновников такого уровня должны быть более сдержанными. Понятно, что его слова услышаны в Луганске, Донецке и Москве. В Москве они однозначно прочитаны как отказ Украины от переговоров по Донбассу, которые имели бы целью прекращение военного конфликта. Отказ Путина говорить с Зеленским — одно из последствий этого спича Данилова. В Луганске и Донецке эти слова в первую очередь ударили по простым людям. Большинство из них ждут реинтеграции региона в составе Украины. Но теперь они получили официальное подтверждение того, что в Украине их на официальном уровне отталкивают.

Никто на официальном уровне даже не заикнулся, что Донбасс — это не административная единица, а регион. Регион же — это образование примордиальное, стихийно складывающееся. Границы региона могут не совпадать не только с границей области, но и с государственной границей. И на это должна быть ориентирована грамотная региональная политика. Для нее чиновникам, конечно, не помешала бы просто грамотность.

Что касается вопроса о том, чья это инициатива, то, думаю, что высказывание Данилова было спонтанным, но вырвалось оно у него в контексте внешнего управления страной. Правда, в конкретном случае оно имеет крайне нехороший моральный оттенок предательства. Данилов — выходец из Красного Луча, был мэром Луганска. Кстати, он был инициативным мэром. Но сейчас его бизнес — это быть проводником иностранного влияния.

Антон Поляков, народный депутат, группа "За майбутнє", подкомитет по соблюдению антикоррупционного законодательства в сфере ВПК:

— Я думаю, это просто необдуманное заявление, мысли этого человека. Ведь речь о термине, который относится к Донецкому каменноугольному бассейну. Есть Криворожский бассейн — Кривбасс, есть Донецкий. И, кстати, этот термин используется во многих государственных документах. Смысл сказанного неясен: как сам секретарь СНБО и президент, который за ним стоит, собираются этим заявлением приблизить возвращение неподконтрольных территорий обратно в Украину?

Виктор Черный, народный депутат, фракция ОПЗЖ:

— Не хотелось бы обсуждать то, что сказал какой-то чиновник, перед этим заявивший, что "вторым государственным языком в Украине должен быть английский". Думаю, это заявление — его частная инициатива, связанная с неумением держать язык за зубами: сначала надо думать, а потом — говорить.

 

2. Есть ли у украинской власти реальная возможность вернуть Донбасс? Почему на самом деле не выполняются Минские соглашения?

 

Евгений Брагар:

— Мы делаем все, что можем, чтобы вернуть Донбасс. Часть его мы контролируем. И очень надеюсь, что вернем целиком под контроль в течение ближайших лет части Донецкой и Луганской областей. А вот в части Минских соглашений — есть много причин. Главная, на самом деле, в том, что Минские соглашения очень плохо выписаны, я о политической их составляющей. Другая причина — та сторона не очень-то хочет их выполнять. В первую очередь, в том, что касается прекращения огня.

Илья Кононов:

— Такая возможность есть давно, но никто ею не собирается воспользоваться. Я в данном случае говорю о мирной реинтеграции. Но она предполагает какое-то время использование технологии "одна страна, разные политические системы". Эта технология была бы ориентирована в первую очередь на интересы мирных жителей. Первым шагом здесь был бы односторонний отказ Украины от пропусков для пересекающих КПВВ и от экономической блокады неконтролируемых территорий. Затем необходимы конкретные украинско-российские переговоры по поэтапной реинтеграции. Скажем, можно договориться о возобновлении пассажирского сообщения. Также необходимо законодательно решить вопрос о взаимном непреследовании граждан за их политическую позицию. Конечно, в процессе переговоров не нужно сдавать свои интересы, но переговоры предполагают компромиссы и учет интересов другой стороны.

Военного способа возвращения Донбасса я в обозримой перспективе не вижу. Это была бы авантюра, которая может закончиться для Украины как государства полной катастрофой.

Минские соглашения, без­условно, несовершенные. Но они подписаны Украиной, которая и не отзывает свою подпись, и не выполняет их. В Украине вся эта история связана с тем, что правящий класс нашей страны превратил ее в орудие реализации чужих интересов. США нужен некий ингибитор, долговременно тормозящий развитие РФ.

Антон Поляков:

— Сложно сказать, по какой причине сегодня не выполняется "Минск". Была ведь кулуарная договоренность. И на уровне политических советников, Ермака, после чего был очень стремительно подписан "газовый" контракт. Все еще удивлялись... А то, что за закрытыми дверьми Ермак наобещал и сейчас не выполняет — второй вопрос. Теперь с нами не хотят иметь дело, а партнеры не хотят нас поддерживать.

Виктор Черный:

— Такой возможности у украинской власти, объективно, нет. Она не может выполнить "Минск" — большинство в парламенте попросту не даст голосов за те законы, которые необходимы для реализации соглашений. Нет и особого желания: в ситуации, когда идут военные действия, очень удобно расправляться со своими политическими оппонентами, воровать деньги, списывая "на войну". То же происходило и при предыдущей власти.

 

3. Что ждет Донбасс в ближайшем будущем?

 

Евгений Брагар:

— Надеюсь, Донбасс ждет мир — это главное, на что он надеется. И верю, что мы сможем ему это обеспечить.

Илья Кононов:

— В ближайшем будущем наш регион ждет беспросветность. Для правящего класса Украины целостность страны не является приоритетной ценностью. Если судить по последним интервью Алексея Резникова о создании так называемого пояса успешности на Донбассе, то нынешняя правящая элита решила заморозить реинтеграцию нашего региона. Все мероприятия разрабатываются только для подконтрольной территории.

Антон Поляков:

— Думаю, нас ждет всего один сценарий: конфликт будет заморожен. Это, конечно, мое субъективное мнение — полагаю, 99% вероятности именно "заморозки".

Виктор Черный:

— Условно, лучший сценарий для Донбасса — это чтобы ничего там в ближайшее время не происходило вовсе. Это позволит нам сохранить жизни людей. И не дай Бог, чтобы возобновился "военный" сценарий. Это случится, если власти пойдут на обострение "горячей" фазы конфликта, что приведет к новым жертвам среди наших граждан. Ведь война будет происходить в Украине, участвовать в ней будут украинцы, но, по сути, в интересах других государств.

 

Заключение Общественной экспертизы

Эксперты склоняются к мысли, что высказывание Данилова было его частной инициативой. Однако, заявляя о необходимости забыть слово "Донбасс", украинский чиновник, по всей вероятности, передал общее настроение украинской власти по поводу Донбасса — в их глазах регион обречен. Что ж, остается констатировать паралич власти в одном из судьбоносных для Украины процессов — решении судьбы крупнейшего и когда-то одного из наиболее развитых регионов с многомиллионным населением.

Почему граждане страны должны быть уверены, что однажды власть не "сдаст" какой-то другой регион, а потом предложит забыть и о нем? Кроме того, вызывают удивление те моральные и интеллектуальные критерии, по которым власть проводит отбор чиновников на самые высокие посты в государственной иерархии. Слова секретаря СНБО, бывшего донбасского губернатора, призывающего забыть о "Донбассе", заставляют усомниться в их корректности.

 

Читайте также:

Будущее черноморских ресурсов решается прямо сейчас

Суэцкий канал заблокирован, Китай вводит санкции против ЕС: Топ-5 событий недели

Смотреть все события