Главная » События » Экспертиза » Не продать бы Родину. Кто и по какой цене будет покупать землю украинцев
26сентября2019
229

Не продать бы Родину. Кто и по какой цене будет покупать землю украинцев

Известие о грядущей отмене моратория на продажу земли всколыхнуло украинцев. Так или иначе земельный вопрос касается всех. Стоит или не стоит разрешать продавать землю — мнения разнятся. С одной стороны, право частной собственности предполагает, что собственник может ее и продать. С другой стороны, земля — это как раз тот случай, когда за гроши можно ненароком и "родину продать". Ведь не секрет, что многие из украинцев, бедных по европейским меркам, поспешат продать свои кровные паи. И может получиться так, что бедным продавцом вместе с ними окажется и государство Украина, которое по требованию зарубежных кредиторов продаст свои сельхозугодья. И кто даст гарантию, что вместо "аграрной сверхдержавы" мы не превратимся в поле боя за мировую конъюнктуру: выгодно сегодня сеять рапс — и украинский чернозем истощается по полной, выгодно ничего не сеять — и страна "стоит под паром". Общественная экспертиза для того, чтобы прояснить возможные последствия открытия рынка земли, поставила следующие вопросы экспертам.

 

  1. Почему Украина почти 30 лет продлевает мораторий на землю?

 

Сергей Соболев, замглавы фракции "Батькивщина":

— Уже 30 лет Украина так и не решилась принять закон об обороте земли, о кадастровой оценке. Это ключевые два закона, без которых невозможно запускать рынок земли. Нет доверия для покупки и продажи земли потому, что люди пережили ваучерную приватизацию и очень быстро поняли, что миллион ваучеров достался в итоге десятку олигархов, которые получили в собственность все заводы, пароходы и все остальное в Украине.

Для фракции "Батькивщина" рынок земли — это когда земля принадлежит тому, кто ее обрабатывает, то есть мелким и средним фермерам, как в Европе и не только там. Наша позиция очень простая: ограничение на продажу земли до 500 гектаров, но начинать с 5–10 гектаров, не больше, а потом постепенно наращивать. Продавать землю только украинцам и только физическим лицам, а не юридическим, которые могут зарегистрировать свои компании в офшорах и не платить налог государству.

 

Виталий Львов, вице-президент Союза участников сельскохозяйственных обслуживающих кооперативов Украины:

— Не были созданы условия для открытия рынка земли. Рынок должен быть, но цивилизованный, учитывающий интересы государства и людей. Земля — это особый товар, который не производится. Не хватало политической воли, превалировали интересы крупных агрохолдингов. Например, Бахматюка или "Мироновского хлебопродукта" (принадлежит экс-замглавы АП Порошенко Юрию Косюку. — Авт.), которые имеют 400–500 тыс. га земли, из них 25–30% земли они арендовали у государства, зачем им еще раз платить за нее? Хотя теперь они, может, и попытаются эту землю выкупить.

 

Евгений Бабич, директор агропредприятия:

— Продажа земли — это очень острый социальный вопрос, решиться на который не так просто любой власти. Земля — это стратегический государственный актив, неправильное распоряжение которым может в конечном итоге очень негативно повлиять на экономическую ситуацию. Я считаю, рынок земли должен быть, но он должен отвечать интересам страны и ее граждан, а не внешних кредиторов, так настаивающих на открытии рынка. Судя по информации из открытых источников, в данном случае речь, скорее всего, идет о втором варианте.

  1. Существуют ли и какие технические препятствия для отмены на продажу сельхозземель?

 

Виталий Львов:

— Технических препятствий нет. Есть определенные условия, которые должны быть выполнены. Во-первых, не проведена по-настоящему инвентаризация земли, чтобы понять, кто владеет землей и как она используется. Есть ли соответствующий договор аренды. Какая арендная плата? Находится в частной собственности или государственной? Какие границы земельных участков? Не проведена инвентаризация. В кадастре нужно наводить порядок. Потом, когда мы говорим о рынке земли — это понятие обобщенное. А в разных странах по-разному он реализуется. Рядом с нами Польша находится, где на сельскохозяйственных работах заняты тысячи украинцев и работают они не в крупных агрохолдингах, а в маленьких фермерских хозяйствах. Там полтора миллиона хозяйств — это рабочие места. Все это нужно учитывать.

 

Евгений Бабич:

— По состоянию на сегодня существует достаточно препятствий для отмены моратория. Среди основных я бы выделил три. Во-первых, до сих пор непонятны правила, по которым этот рынок будет функционировать. Кто покупает? Какие кредитные программы для этого будут предложены? Какой будет статус сегодняшних арендаторов? Во-вторых, необходимость актуальной инвентаризации земли. Она не проводилась многие годы, и сегодняшняя ситуация существенно отличается от того, что было при первоначальном распаивании земли. В-третьих, это нормативная оценка земли. Оценка земли будет основанием для формирования цены продажи. А сегодня повсеместно мы имеем следующую ситуацию, когда земля на одном поле и с идентичными показателями качества стоит в одном случае 30 тыс. грн, а соседний пай — 70 тыс. грн. Почему так, объяснить никто не может, но это точно не то, как должно быть.

 

  1. Нужно ли, и если да, то с какими ограничениями разрешить продажу земли?

 

Виталий Львов:

— Обязательно нужно. Но так, чтобы покупатель распоряжался в интересах государства и интересах населения Украины. Например, в США рынок земли после Второй мировой войны работает так: если фермер продает землю, то в первую очередь ее может выкупить государство. И государство в Америке, там же частная собственность — это святая святых, выкупило и имеет в своем распоряжении более 40% сельскохозяйственных земель. У нас же очень много "заинтересованных лиц" и компаний, готовых захватить на выгодных условиях очень лакомый кусок.

 

Евгений Бабич:

— Рынок земли нужно открывать, но сначала решить несколько принципиальных вопросов. Как только земля станет собственностью, сельское хозяйство сразу перейдет на другой уровень эффективности и отношение к земле будет совсем иное. Кто окажется ее собственником? Украинский народ или транснациональные корпорации? Нужно ограничить возможность нерезидентам быть собственниками украинских земель. Иначе украинцы больше никогда не увидят этого актива. Следующий вопрос — это кредитование. Если рынок земли откроют, а ставка финансирования будет для украинцев 20% (сегодня средняя для украинских компаний), а для транснациональных компаний — около 1–1,5% (по которым их финансируют западные фонды), то не нужно быть большим экономистом, чтобы предсказать, кто в этой ситуации окажется более эффективным и конкурентоспособным.

 

Заключение Общественной экспертизы

Экспертное мнение склоняется к тому, чтобы рынок земли был открыт. Однако команда новых реформаторов должна отчетливо понять, что вопрос о земле с "двойным дном". Стремясь решить тактическую задачу — получить кредиты МВФ и международную поддержку, руководство Украины может провалить задачу стратегическую. Заградительные меры, которые правительство планирует выставить при снятии мораторию на продажу земли (в одни руки — не более 15% земли в областях, не более 0,5% — в стране; запрет на продажу земли иностранцам), могут и не сработать. Конечными бенефициарами украинских компаний, по мысли премьер-министра, могут быть иностранцы, да и, в конце концов, в небогатой Украине не так сложно найти подставных лиц. А заодно и "простимулировать" лиц должностных, которые, пользуясь неразберихой с госземлями и ценообразованием, помогут решить вопросы в пользу олигархов. Следует также обратить внимание на финансовую поддержку отечественных фермеров. Даже если правительство выделит (как вроде бы планируется в 2020 году) на льготные кредиты для покупки земли 4–4,5 млрд грн — это будет капля в море.

Не секрет, что все успешные государства поддерживают своих фермеров, защищая собственную продовольственную, а значит и национальную безопасность. Ну а страны бедные являются тем ресурсом, за счет которого эта безопасность обеспечивается. Продуманность политики в отношении рынка земли как раз и определит, с кем будет Украина.

 

Смотреть все события