Главная » Блоги » Минская «игра слов» стала суровой реальностью?

Минская «игра слов» стала суровой реальностью?

27.10.2016
7359

Несколько месяцев назад эксперты УИСГРА предупреждали о том, что имплементация Минских соглашений, подписанных главами Германии, Франции, Украины, России и ратифицированных Совбезом ООН, является делом времени, и Украине нужно очень серьезно подходить к этому вопросу. В частности, мы считали абсолютно неуместным то «шапкозакидательское» настроение, которое царило среди отечественных политологов, в стиле, что, мол, там за договоренности, никто их выполнять не собирается. Помню, как на одном научном мероприятии чуть ли не скандал вызвала моя реплика о том, что «Минск» является обязательным к исполнению международным документом: коллеги буквально кричали о том, что его подписал Кучма, который вообще не имел полномочий, что «Минск» — это филькина грамота и прочее.

Теперь, спустя почти полгода, тогдашняя ситуация буквально дословно повторилась на высшем украинском уровне — при словах Петра Порошенко о том, что Путин подписал Минские договоренности, Алла Мазур чуть не упала со стула: «так говорят, что нет подписей Путина и т.д.?», на что Президент Украины сказал (дословно): «Извините, извините... стоят подписи четырех глав государств — участников нормандского формата под заявлением, которое приветствует «Комплекс мер»…».

Я понимаю состояние украинской телеведущей, многих политологов, журналистов и т. д., которые месяцами как мантру повторяли, что «никакого Минска не существует», что «Минск не легитимен», что «никто не собирается его выполнять», а если кто и собирается, то он — «зрадник». И вот Президент дал отбой.

С учетом меняющихся политических ветров, попробуем уточнить, какие еще неожиданности поджидают доверчивых потребителей украинских СМИ, не привыкших задумываться над деталями.
А текст Минских соглашений, в частности упомянутого Петром Алексеевичем «Комплекса мер по выполнению Минских соглашений» (напомню, обязательного на сегодня к исполнению документа) содержит ряд сюрпризов.

Во-первых, участниками конфликта на Донбассе он называет «украинские войска» и «вооруженные формирования отдельных районов Донецкой и Луганской областей Украины». Это, в частности означает, что об агрессии со стороны России, с точки зрения международного права, речь не идет.

Во-вторых, согласно пункту 5 «Комплекса мер», стороны обеспечивают «амнистию путем введения в силу закона, запрещающего преследование и наказание лиц в связи с событиями, имевшими место в отдельных районах Донецкой и Луганской областей Украины». Надо полагать, что именно поэтому разговоры о террористических войсках и организациях в украинских судах продвигались и продвигаются с большим трудом.

В-третьих, после амнистии и восстановления Украиной «управления сегментом своей банковской системы в районах, затронутых конфликтом», возобновления через эту систему социальных выплат и до восстановления контроля над границей, в ОРДЛО проходят местные выборы.

Именно в таком порядке! Согласно пункту 9 «Комплекса мер» «восстановление полного контроля над государственной границей со стороны правительства Украины во всей зоне конфликта... должно начаться в первый день после местных выборов». Никто не против миссии ОБСЕ — все процессы проходят при ее мониторинге и под ее контролем (п.п. 3 и 10). Однако вывод абстрактных «иностранных вооруженных формирований, военной техники и наемников» происходит (п. 10) ПОСЛЕ выборов (п. 9 «местные выборы в отдельных районах Донецкой и Луганской областей на основании Закона Украины и конституционной реформы»). Тогда же должно состояться «разоружение всех незаконных групп» (п. 10). Вот только амнистированные «вооруженные формирования ОРДЛО» после выборов очень даже легитимно превратятся в законные (особые) украинские вооруженные формирования, которые, возможно, (после ухода «иностранных вооруженных формирований») и возьмут границу под контроль.

Такова логика Минских договоренностей, о выполнении которых так теперь ратует Президент Украины. Вы спросите, кто из украинцев эту логику в них вложил? Не знаю. Не знаю даже, какова была роль П. Климкина и других наших дипломатов в ту эпохальную ночь.

Мы можем требовать присутствия миссии ОБСЕ и углубления ее роли в перечисленных процессах; можем сосредотачиваться на вопросе безопасности (п.п. 1 и 2) — это все и так есть в Минских договоренностях. Пока мы не выходим за их границы, нам идут на встречу, соглашаются и терпеливо выслушивают. Но именно потому, что тем самым мы берем на себя обязательство выполнить рано или поздно и остальные пункты. В соответствии с приведенной выше логикой.

Читайте также:

Минские договоренности – документы и спекуляции

ПОСЛЕДНИЙ ШАНС ПРЕЗИДЕНТА

 
Смотреть все блоги