Метафизика терриконов

29.03.2020
1399

 

Руслан Халиков

Опубликовано в: Метафізика Донецька. Філософські есе. Видання 2-е, доповнене й перероблене. – Вінниця: ТОВ "Нілан-ЛТД", 2016. – С. 193-196.

 

Метафизичен ли террикон? Нет? Террикон – это маркер донецкой идентичности, понятие социально-философское. Мимо неведомых гор едет поезд на Донецк, и возбужденный путник не может понять – курганы ли видит он, холмы ли… Железная дорога учит нас отличать города и регионы – когда в окне появляются гнезда черногузов (или боцянов, не могу назвать их аистами, потому что аист должен жить на русскоязычной земле, а на Донбассе их найти сложно) – значит, уже проехали Днепр. Кстати, Днепр мог бы стать маркером Днепропетровска, но гораздо более привычно ассоциировать этот город, как и Запорожье, с ночью – потому что в них не ходят поезда, только через них (хотя это тоже неправда, но ведь о правде никто не говорит, лишь об идеальных образах). Когда на двускатных крышах появляются усеченные коньки – это уже Подолье, или Галичина – в Донецке крыши двускатные, или вовсе плоские. Когда утром просыпаешься оттого, что свет то появляется, то исчезает – это Севастополь, его отличаешь, даже не почувствовав морского духа. Еще Севастополь – и Мариуполь – это города, где заканчиваются рельсы, что уже достойно если не поклонения, то благоговейного удивления. В Умани тоже рельсы заканчиваются, и вокзал закрывают в 18.00, потому что дальше Умани поездам ехать не надо, как и хасидам. А в Бердянск не ходят электрички. А в Черновцы вообще не доехать иначе, как в объезд. А когда к Донецку подъезжаешь – видно терриконы. Еще запах плохой, но в поезде он был таким изначально.

Идентичность бывает снаружи и изнутри. Вспомним Б. Ф. Поршнева – в Донецке любят людей, не живущих своей специальностью, поэтому вспомним историка, ставшего психологом, да еще и палеопсихологом… Идентичность начинается со слова «он» (не путать с τό ǒν), а точнее – со слов «он плохой». Не потому плохой, что злой, а потому, что неправильный. И когда появляется «он», который не правильный, – появляемся и «мы», которые правильные. Такое восприятие есть по обе стороны хребта из терриконов, отделяющего Донецк от не-Донецка. Дончане думают, что там, где не насыпают терриконов, живут лентяи; о дончанах думают, что в эти холмы они прячут свои темные делишки (хотел написать «темное прошлое», но прошлого у Донецка почти нет, а будущего для него из-за высоких терриконов никто не видит). Террикон – это не просто донецкое лицо, но и донецкий дух, он сложен из наших ценностей, он сложен, как наши ценности. Дончане – люди волевые, крепкие и остроумные: если гор природа для нас пожалела, то мы сами себе их подарим. Похоже на Вавилонскую башню?

 

С полным текстом статьи можно ознакомиться по ссылке.