Главная » Блоги » Как философия правит миром или Кредо Сороса

Как философия правит миром или Кредо Сороса

04.01.2017
6714

Для многих это покажется неожиданным, но происходящее сегодня в Европе и Западном мире, как и много веков до этого, является столкновением нескольких философий. Тысячи людей гибнут во имя стройных или не очень стройных мыслей ушедших и живых еще мыслителей, превращая эти мысли в собственный символ веры. Миллиарды долларов, евро, рублей, гривен и Бог знает каких еще валют тратятся на продвижение, с позволения сказать, «научно-исследовательских программ», в борьбе которых определяется судьба цивилизационных регионов. И ни жизни, ни деньги не останавливают движимых своими убеждениями людей на пути к Истине — западный человек, по крайней мере, до недавнего времени, был «запрограммирован» на поиск и достижение истины и мог обрести ее только в сообществе подобных себе людей.

Сегодня ситуация меняется, но философия не утрачивает своих функций. Разве что некоторые ее разновидности становятся старомодными и убеждают скорее по инерции, благодаря вложенным средствам и созданной интеллектуальной «инфраструктуре». 

Автор одной из господствующих сегодня философем недавно выступил с публичным призывом к мобилизации ее сторонников на борьбу с поднявшими голову альтернативами. Я имею ввиду Джорджа Сороса, бросившего клич «встать на защиту открытого общества». Назвать Сороса в первую очередь философом мало кому придет на ум. Ну финансист, ну филантроп, иногда — спекулянт, делец. Сам он в цитируемой статье определяет себя как «венгерского еврея» и «гражданина США», а также «адвоката открытого общества». Собственно, самым известным детищем Джорджа Сороса и является Фонд его имени — Институт Открытого общества, действующий в десятках стран мира.

Однако, сфокусированность на идее — поддержке открытого общества, в том числе и практическими действиями, причем на протяжении многих десятков лет (фактически всей сознательной жизни) — показывает в Соросе философа. Т.е. того, кто не только подобно платоновским мудрецам созерцает идеи, но и видит их превосходство над всем иным, подчиняя этому знанию любые мирские блага и цели. Именно поэтому сегодняшний кризис идеи открытого общества для Сороса, по его собственному признанию, столь болезнен. В конце-концов, только идеи живут в вечности.

Любой, покусившийся на идею, угрожает святыне, а значит есть враг человеческий или (по Соросу) — фашист, мафиози, вор демократии. На поддержку этого знания не жалко пожертвовать деньги и попытаться заработать новые, чтобы вновь бросить их в топку философского паровоза. Наконец, можно использовать добытые средства для нейтрализации врагов открытого общества, коль скоро они фашисты, воры и мафиози. 

Этот воздушный замок борьбы за Истину столь грандиозен, что мало кто решается спросить об истоках и природе той философской веры, которая вдохновляет бескомпромиссных бойцов, подобных Соросу. Миллиардные потоки, манипуляция политиками мирового масштаба, миллионы книг и призывы, поднимающие на борьбу миллионы людей, оставляют в тени важный вопрос: а что это за идеи, во имя которых уже погибли тысячи, а могут умереть миллионы?

В основе концепции «открытого общества» Джорджа Сороса лежит дихотомия открытых и закрытых обществ, приведенная в книге Карла Поппера «Открытое общество и его враги». Поппер, блестящий философ и методолог науки, специалист в гносеологии (философском учении о познании) написал эту книгу, не относящуюся к кругу его основных профессиональных интересов, из конъюнктурных соображений: на волне борьбы с фашизмом и коммунизмом периода Второй мировой войны он сделал себе имя и смог перебраться с края земли, Новой Зеландии в столицу мира — Лондон. 

В отличие от «профильных» трудов Поппера, содержащих действительно фундаментальные для философии науки открытия — о том, что научная индукция всегда скрыто опирается на дедукцию, что главным признаком «научности» теории следует считать не ее верифицируемость, а потенциальную фальсифицируемость, что научные дискуссии как «обитателей» «третьего мира» («мира 3») имеют исключительную значимость — «Открытое общество и его враги» содержит лишь достаточно претензионное приложение методологических новаций философа к малознакомой для него сфере знаний. Главная идея книги достаточно спорная, автор в духе времени не исследует исторические сюжеты, а подгоняет их под свою теорию, да и идею противостояния открытых и закрытых обществ Поппер заимствует у Анри Бергсона — представителя философии жизни начала ХХ века. И вот эту, по-своему понятую интерпретацию романтической философии жизни, Сорос и водрузил на знамя своей борьбы!

Впрочем, Поппер конца 40-х — вполне модная фигура, а его книга — нашумевший бестселлер. И именно на эти годы пришлась юность Сороса — время его становления как самостоятельной личности. Также как и юность Поппера пришлась на время огромной популярности философии жизни. Таким образом, можно сказать, что одной из судьбоносных философий Запада начала XXI века стала яркая, но старомодная философия рубежа XIX-XX веков, которой Поппер в личных целях придал убедительность и привлекательность и которая определила образ мысли и судьбу юного Джорджа Сороса. Подчинившего впоследствии этой философеме полмира и отстаивающего собственное кредо. Беда только, что на 87-м году соросовской жизни его юношеские идеализации бергсоновской философии могли и устареть. 

Интересно, что в своей неистовой борьбе за воплощение «истинной философии» в жизнь, Сорос прямо опровергает главный постулат своей концепции: теория, которая не может быть опровергнута, есть не теория, а тоталитарная доктрина. Любимый учитель Джорджа Карл Поппер мог бы поставить соросовскую доктрину в один ряд с тоталитарными монстрами прошлого — системами Платона, Гегеля и Маркса.

Вот уж неисповедимы пути Господни!

Читайте также:

Трамп как символ когнитивной революции

Выдержит ли Европа?!

 
Смотреть все блоги