Главная » События » Экспертиза » 2021 » Как переговоры РФ - США - НАТО скажутся на Украине
19января2022
2495

Как переговоры РФ - США - НАТО скажутся на Украине

https://vesti.ua/strana/obshhestvennaya-ekspertiza-kak-peregovory-rf-ssha-nato-skazhutsya-na-ukraine

 

После "тройных" переговоров между Россией и коллективным Западом (с США в Женеве, НАТО в Брюсселе и ОБСЕ в Вене) стало окончательно ясно, что обещание этого самого Запада не обсуждать Украину без Украины выполняется с точностью до наоборот. Тема Украины стала, возможно, главной на переговорах. Граждане нашего государства, правда, уже привыкли, что если какие-то обещания исходят от министра Кулебы, то это своеобразная гарантия их невыполнения.

Впрочем, даже давно разочаровавшиеся в политикуме избиратели не были готовы к столь откровенной "зраде" со стороны "главных друзей" и "партнеров", которые наперебой до, во время и после переговоров громко заявляли, что не собираются посылать войска в Украину (Байден), что принцип коллективной безопасности на Украину не распространяется (Столтенберг), что проведен серьезный обмен мнениями с Россией относительно ситуации в Украине (он же), а для сотрудничества с Россией достаточно возможностей (Шерман). Что все это означает и как проведенные переговоры, а также возможные договоренности повлияют на судьбу Украины?

 

1.                 Какие сценарии для Украины возможны после прошедших переговоров?

 

Константин Грищенко, экс-глава МИД Украины:

— Возможны самые разные сценарии, поэтому сейчас довольно трудно оценить, насколько вероятность того или иного развития событий наиболее высока. От реального перехода к силовому масштабному вторжению, о чем говорят слишком много источников на Западе, и отсутствия четких гарантий со стороны Российской Федерации, что этого не будет ни при каких обстоятельствах, до простого очередного обмена заявлениями, которые поднимают ставки, но которые должны открыть путь уже для нормальных структурированных переговоров по темам, которые должны представлять реальную заинтересованность в их решении для сторон.

Пока я склоняюсь ко второму сценарию. Считаю, что это наиболее вероятно. Поскольку, если говорить о связанных с силовым вариантом рисках, наверное, в этом не должен быть заинтересован никто. Нужно садиться за стол переговоров и начинать их на серьезной основе, а не то, что мы видели в Женеве.  

Александр Мережко, глава внешнеполитического комитета Рады, "Слуга народа":

— Довольно сложно спрогнозировать, ведь Россия ведет себя достаточно провокативно. Те требования, которые они выдвинули, связанные с их представлением о гарантиях безопасности, носят заведомо абсурдный и провокационный характер. То есть это часть какой-то игры, часть блефа, когда они выдвигают такие абсурдные требования. Конечно, это усиливает напряженность, в том числе по отношению к Украине, угроза возрастает, это очевидно.

Если говорить о позитивных вещах, то мне кажется, что главный позитив в том, что те требования и угрозы со стороны России дали обратный эффект, на который Россия не рассчитывала. Они заключаются в том, что произошла солидаризация трансатлантического сообщества. Россия рассчитывала, что страны НАТО пойдут на уступки, но вместо этого страны НАТО и США в первую очередь, наоборот, проявили решительность. Они заявили о том, что в случае нового вторжения последует очень жесткая реакция в виде реальных масштабных санкций против России.

Виктор Щербина, замглавы стратегической группы "София":

— В моем представлении сценарий для Украины возможен один — выполнение Минских соглашений. Что касается переговоров... Во-первых, сам факт того, что начались эти переговоры, свидетельствует о том, что начались поиски какого-то компромиссного взаимоприемлемого решения между США и Россией, а одним из моментов такого компромисса является решение проблемы, которая возникла в Украине и с Украиной. Скорее всего, одним из результатов переговоров будет создание внешнеполитических условий, для того чтобы принятые ранее Минские соглашения сдвинулись с мертвой точки.

Михаил Погребинский, политолог, директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии:

— Вообще, лучше такой вопрос задавать после того, как появится письменный ответ от Вашингтона, тогда можно не выстраивать 18 сценариев, как Виктория Нуланд, а как-то говорить хотя бы о двух-трех. Сейчас же очень сложно сказать... Я думаю, что ответ будет негативным, но сохраняющим шансы на дальнейшие переговоры. И если это так, то вполне вероятна какая-то демонстрация силовых и военно-технических возможностей России, для того чтобы усилить свои позиции в этих дальнейших переговорах. Думаю, это усиление вряд ли коснется Украины. Как-то наказывать пешку, которая ничего не решает, когда за нее все решают, — это нонсенс... Для США военный провал Украины опасен в том смысле, если Украина будет полностью захвачена Россией. Но, думаю, что серьезные люди в Белом доме и даже в Госдепе отдают себе отчет в том, что такой вариант крайне маловероятен.

Считаю, что урегулирование возможно только в том случае, когда США примут на себя ответственность за все действия украинских силовых и политических институтов. Это возможно только в том случае, если США будут поставлены перед серьезной угрозой не Украине, а самим США. Какие-то могут быть варианты — то ли иранские, то ли российско-китайские, то ли российско-латиноамериканские... Все возможно, но сейчас об этом говорить сложно.

 

2.                 Какие события/процессы, вызванные переговорами, наиболее вероятны в ближайшее время?

 

Константин Грищенко:

— Переговоры не вызвали ничего сами по себе, потому что это был обмен известными позициями. И переговоров, на мой взгляд, вообще не было как таковых. Встретились на достаточно высоком, но все же не на уровне принятия каких-то решений, а явно с директивой изложить то, что и так было известно. Может, там было что-то еще, но это никак не фильтруется для широкой общественности.

Александр Мережко:

— Если судить по заявлениям западных наблюдателей, то очевидно, что ставки и претензии России сейчас носят более широкий характер. И это не только относительно Украины, но и вообще вопросов европейской безопасности. В частности, Уильям Тейлор, бывший посол США в Украине, сказал, что, вероятно, переговоры будут вестись вокруг ракет средней дальности. То есть Россия может требовать отвода ракет средней дальности в Европе, и это уже перемещается в плоскость контроля над вооружениями.

Виктор Щербина:

— Не думаю, что до завершения переговоров какие-то качественные процессы здесь произойдут. Скорее всего, мы буем наблюдать картину суда над Порошенко, которая будет занимать наше политическое пространство на период этой паузы. Честно говоря, надеюсь, что переговоры России и США выйдут в конструктивное русло, и по итогам этих переговоров у нас начнутся какие-то существенные события.

Михаил Погребинский:

— Наиболее вероятным является давление со стороны Франции и Германии и какая-то опека со стороны США для умиротворения России. И это означает, что будут какие-то усилия предприниматься, для того чтобы начать процесс выполнения политической части Минских соглашений, который, конечно, может быть заблокирован Порошенко и прочими уродами...

Скорее, Украина должна будет особо аккуратно себя вести на линии противостояния с Донбассом, чтобы не дать повод для какого-то ответа. А если повода не появится, а я надеюсь, что он не появится, тогда Украина продолжит жить как жила, а США должны будут объяснить Украине, что надо выполнять Минские соглашения. И это, в свою очередь, вызовет какие-то турбулентности во внутриукраинской политике.

Но сейчас я не вижу рисков и считаю, что все это "дурня" – с бомбоубежищами, раздачей оружия... Это все не просто глупость, а преступление. Потому что, с большой вероятностью, мы столкнемся с угрозой всплеска преступности в стране с применением вооружения.

 

3.                 Стоит ли высшему руководству Украины в ситуации предпринимать какие-либо шаги?

 

Константин Грищенко:

— Вообще, надо постоянно предпринимать какие-то шаги. В данной ситуации, естественно, нужно максимально задействовать те возможности, которые предоставляют уже наработанные контакты, и выступать с теми инициативами, которые могут быть поддержаны. Скажем, предложение встретиться в трехстороннем формате Украина — Россия — США. Даже если они не принимаются, это позволяет быть активным. И надеюсь, что в конечном итоге формула решения проблемы войны на востоке Украины будет найдена, потому что это объективно в интересах народов как Украины, так и России.    

Александр Мережко:

— На сегодняшний день все делается правильно, Украина ведет консультации с нашими главными союзниками и партнерами, делаются соответствующие заявления. В частности, Украина обратилась и проведет переговоры с министром иностранных дел Германии Анналена Бербок, которая потом посетит Россию, речь идет об укреплении единого дипломатического фронта против российской агрессии. Руководство находится в постоянном контакте, например, с советником президента США по национальной безопасности Джоном Салливаном, наш министр иностранных дел предпринимает соответствующие шаги.

Виктор Щербина:

— Откровенно говоря, я не советник высшего руководства, но, с моей точки зрения, всегда следует и давно уже надо предпринимать шаги, связанные с выполнением Минских соглашений. Потому что это, безусловно, процесс, который оздоровит ситуацию и в Украине, и вокруг Украины.

Михаил Погребинский:

— Конечно, необходимо. Только вопрос в том, будут ли они адекватными. Потому что просьба Байдену, чтобы он договорился с Путиным, и они на троих встретились – курам на смех, продолжение цирка с фортепиано. Какие могут быть шаги? Думаю, что могут быть шаги по разведению сил и отводу тяжелых вооружений с линии соприкосновения – просто, по инициативе Киева. И, соответственно, резкое сокращение там обстрелов. Разумеется, это может быть поиск возможностей для обмена пленными – могут быть предложения, которые сняли бы всякие ограничения с той стороны. Ну и, конечно, даже намеки на то, что мы разработали проект закона об амнистии, принятие законопроекта о переходном периоде, который сейчас фактически похоронили... Это все шаги, которые могли бы быть только на пользу деэскалации конфликта.

 

Заключение Общественной экспертизы

"Тайное" для Украины на протяжении восьми лет стало явным: украинский вопрос нельзя "замылить", "замолчать", "замазать". Он не рассосется сам по себе, сколько бы псевдопатриотических воплей, кулуарных договоренностей и вечных клятв ни продуцировали заинтересованные лица. Этот вопрос касается судьбы Европы, а, может быть, и всего послевоенного глобального мира, а вовсе не только Донбасса и Украины. Наверное, он мог быть "задан" в другой форме – по поводу, например, Балкан, Беларуси или Казахстана. Однако преступная жадность и глупость украинских "элит" спровоцировала ситуацию, когда столкновение Запада и России произошло именно на украинской земле.

Кардинальное решение сложившейся ситуации возможно, однако оно заключается не в желанном для Валерия Гелетея (и подобных ему фантастов) параде Украинской армии на Красной площади, а в тотальной ядерной войне. Этого финала никто из вменяемых людей не хочет, однако и уступок в противостоянии ждать не следует, так как они обернутся проигрышем в глобальном соревновании между США, ЕС с одной стороны и Россией и КНР с другой. Страдают от этого, в той или иной степени, все, но более всех, естественно, Украина. Эксперты надеются на дипломатию и здравый смысл, но в сложившихся условиях надежда слаба.

Впрочем, сколько бы ни винить в параличе нашей дипломатии Россию, сконцентрировавшую на границах Украины свои войска, или США, которые держат за горло украинских политиков, ясно одно: надежд на украинский МИД с одиноко торчащей кривой елкой на его входе нет никаких. Министерство и с Натальей Поклонской в Кабо-Верде разобраться не смогло…

 

Читайте также:

Круг альтернатив китайской инициативе «Один пояс, один путь» расширяется

Новая гонка вооружений и угроза ядерной войны

Смотреть все события