Главная » События » Экспертиза » Знаем ли мы правду о Майдане и АТО
19декабря2019
1441

Знаем ли мы правду о Майдане и АТО

Разоблачения последних дней не остались незамеченными обществом: украинцы активно обсуждают и тот факт, что убийцами Павла Шеремета могут оказаться вовсе не "агенты Кремля", а герои АТО, и опубликованный блогером Анатолием Шарием видеоролик с допросом в Генпрокуратуре Дмитрия Липового, который еще в начале 2018 года заявил, что Небесную сотню на Майдане расстреливали сами активисты Майдана.

Понятно, что объявление подозрений, а тем более показания — это еще далеко не приговор. Тем не менее ощущение, что сегодня мы знаем далеко не все о событиях февраля 2014 года и последовавшего за ними кризиса в Крыму и на Донбассе, появилось давно, как минимум после научного отчета канадского украинца, профессора Ивана Качановского, обвинившего в расстрелах на Майдане часть тогдашней оппозиции.

При этом именно эти расстрелы стали непосредственной причиной отстранения тогдашней власти и положили начало всем последующим событиям. Насколько вероятно, что новые факты заставят пересмотреть официальную версию событий на Майдане, начала и характера ведения АТО, а вместе с ними и роль России во всех перечисленных событиях?

Если (вдруг!) окажется, что все не так однозначно, может ли это сказаться на политическом курсе Украины? Насколько подобные разоблачения опасны для стабильности страны? Общественная экспертиза задала три вопроса экспертам.

Общественная экспертиза – совместный постояннодействующий проект "Вестей" и Украинского института стратегий глобального развития и адаптации. Раз в неделю профессионалы критически рассматривают наиболее резонансные решения власти и обращают внимание общественности на возможные риски. Под руководством директора УИСГРА, Виктора Левицкого, эксперты (которым может выступить любой, имеющий общественный авторитет специалист) формулируют рекомендации для улучшения ситуации.

 

1. Насколько вероятно, что официальная версия событий на Майдане, а также причин и характера АТО искажает истину? Что украинцы могут узнать в ближайшее время?

 

Анатолий Шарий, лидер Партии Шария, блогер:

— Я предоставил факты о том, что официальная версия, рассказываемая на протяжении пяти лет, значительно искажает истину. На Майдане, оказывается, не все были ангелами. Оказывается, Небесная сотня на треть состоит из людей, чья смерть имеет опосредованное отношение к Майдану. Некоторые люди умерли у себя дома из-за болезни. Были психически нездоровые люди, которые вынуждены были вернуться домой, их положили в психиатрические клиники и т. д. Люди попадали в ДТП, бросались с мостов. Это не имело никакого отношения к Майдану. Люди гибли в пьяных драках. Это уже доказано. Доказано не мной, доказано уголовными делами. Я просто обнародовал уголовные дела, о которых знали ГПУ и Департамент специальных расследований. Знали, но скрыли, потому что, к примеру, человек, погибший в результате пьяной драки, через несколько месяцев был представлен к награде на звание Героя Украины и вошел в Небесную сотню. Вот они все входили в Небесную сотню, получали выплаты. А выплаты миллионные. Я это не утрирую, потому что есть официальные государственные выплаты. Их родственники имели возможность получать квартиры и прочие блага. Были еще негосударственные фонды, всевозможные диаспорские фонды и пр.

Относительно того, что происходило в АТО. Слава Богу, что правда прорывалась. Причем мы говорим об украинских журналистах, которые пытались рассказывать объективную информацию с двух сторон. И я себя к ним причисляю, потому что рассказывал информацию и с одной, и с другой стороны. О преступлениях и одной, и другой стороны. И об обстрелах, мародерстве, похищении людей. Эта информация очень сильно искажена, и мы понимаем, насколько далеко все зашло.

Министр по делам ветеранов заявила, что ветеран, волонтер — это что-то светлое и, мол, их нельзя мазать с чем-то. Можно, потому что закон один для всех. Да, у некоторых синдром, некоторых надо лечить. А некоторые поехали туда для того, чтобы насиловать, убивать и воровать. И наживаться на той же волонтерской помощи, о чем явно свидетельствуют все эти автомобили, их дома, отдельные коттеджные городки, которые выросли под Киевом.

Мне об этом рассказывали, я не верил. Потом, когда увидел дома этих волонтеров, многое понял. Мы можем узнать еще больше, если будем требовать у власти наконец-то выйти из этой долбаной парадигмы рассказов о том, что там исключительно хорошее все было. Проблема в том, что в Украине такой режиссер, как Оливер Стоун, который снял свой бессмертный "Взвод", сел бы в тюрьму. А такого не должно быть. Надо рассказывать о бандитах, которые продолжают нападать на редакции, на отдельных людей за их мнение. Надо просто брать, укладывать мордой в асфальт и сажать в тюрьму. Я уверен, что их 500 человек, которые мутят воду и не дают государству Украина развиваться.

 

Алексей Баганец, экс-заместитель генпрокурора, занимался расследованием массовых убийств:

— Вопрос сложный. То, что было в действительности, я осознаю на 80%. Был протест людей против той власти. То, что этими протестами воспользовались, это факт.

 

Святослав Пискун, экс-генпрокурор:

— Будем считать, что версия легальна, правильна, и следователи должны доказать эту версию. Следствие только началось, поэтому будем полагать, что истина будет установлена в суде.

 

Руслан Бортник, директор Украинского института анализа и менеджмента политики:

— Мы видим, что эти официальные версии времен Порошенко сегодня активно размываются. Но чтобы эти размывания привели к каким-то юридическим последствиям, нужна политическая воля высшего руководства страны. В таком случае многие выводы будут пересмотрены. Например, в отношении погибших в Одессе, где жертвы и обвиняемые могут поменяться местами. А также в отношении начала событий на Донбассе и ключевых военных катастроф.

 

2. Может ли какая-то новая информация опровергнуть официальную версию этих событий и может ли это повлиять на внутреннюю и внешнюю политику Украины?

 

Анатолий Шарий:

— Да, конечно же, повлияет. Понимаете, в чем дело. Сенцов ездит и рассказывает о нарушениях прав человека в Крыму. Но о нарушениях прав человека на подконтрольной территории он не рассказывает. Более того, в Испании, где он выступал, ему задали вопрос: "Почему вы не комментируете деятельность ультраправых организаций в Украине?" Он ответил: "Я пять лет сидел, я об этом ничего не слышал".

Он слышал о Путине, что он замышляет, а об этом не слышал? Вот это надо разрушать, потому что они ездят, с удовольствием рассказывают о том, как на Донбассе. Причем я не отрицаю того, что в Донецке на самом деле большая проблема происходит с людьми, которые имеют проукраинскую позицию и хотят об этом рассказать. Но при этом абсолютно не говорить о том, что в Киеве и Луцке людей сажают, во Львове людей избивают, — нельзя, это преступно.

 

Алексей Баганец:

— Предыдущая власть все сделала для того, чтобы эти события никто никогда не расследовал соответствующим образом. Но была какая-то надежда, что придет новая власть и даст возможность учитывать мнение и позицию как одной, так и другой стороны. К сожалению, новая власть делает еще больше для того, чтобы эти дела и события похоронить навсегда. Если решения будут принимать политики, а не следственные органы, то мы никогда не узнаем правды.

 

Руслан Бортник:

— Общественное мнение сегодня находится в канве понимания времен Порошенко, тут только политическая воля руководства страны может что-то в этой части изменить. Пока у нас общество расколото, где-то 60 на 40. 60% находится в рамках мифологемы предыдущего периода.

 

3. Должен ли Владимир Зеленский сделать расследование событий на Майдане, потери Крыма и войны на Донбассе приоритетным? Какие шаги ему следует предпринять в первую очередь?

 

Анатолий Шарий:

— Да, должен. Потому что мы этого ждали. Он должен, потому что большинство показало, с какими ожиданиями живут в Украине. У нас большинство обычных, нормальных, вменяемых людей, которые хотят знать правду. Я верю в Зеленского. Я не верю в его окружение. Я знаю, что многие из его окружения работают против него. Я не понимаю пока эту игру. Но я верю в Зеленского. Я до этого думал, что он абсолютно не самостоятельный человек. Но теперь знаю: он уже совершил ряд шагов, которые однозначно пошли вразрез с тем, что ему, мягко говоря, советовали. Я верю в то, что можно все изменить. Я верю в то, что еще не конец.

 

Алексей Баганец:

— Я не верю в то, что можно установить новые обстоятельства без проведения тщательного расследования. Вы же видите, сейчас делают все для того, чтобы следствие стояло на месте. К сегодняшнему дню не организовано досудебного расследования по всем этим делам, которое остановили в связи с окончанием функций следствия органов прокуратуры и передачи этих производств к ГБР. А там до сих пор не сформировано следственное подразделение.

Этими вопросами должны заниматься исключительно профессиональные люди, не политики, не олигархи, а независимые следователи и прокуроры, и тогда будет результат, но я в это не верю. Зеленскому необходимо собрать вокруг себя профессионалов. В первую очередь профессионалов в дипломатии. Мы вооруженным путем проблему с Донбассом не решим.

 

Святослав Пискун:

— Это не зависит от Владимира Зеленского, а зависит от всей правоохранительной системы. Насколько нам известно, то дела возбуждены, расследуются. Как они расследуются и как долго — это зависит от того, как прокурор будет надзирать за ходом расследования. Для этого есть генпрокурор, который за это должен ответить и объяснить людям, почему и как. Он координатор правоохранительной деятельности. От Зеленского зависит только подбор правильных кадров, руководства правоохранительных органов. Если кадры подобраны неверно, то расследования не будет.

 

Руслан Бортник:

— Безусловно, если расследования не будет, то это в значительной мере приведет к разочарованию его электората, поэтому для Зеленского — это дело чести.

 

Заключение Общественной экспертизы

Такие эпохальные для страны события, как Майдан и АТО, нельзя описывать в черно-белых красках — это сложные, многоаспектные события, в которых тысячи людей проявили себя очень по-разному. Негативную роль сыграла мифологизация Майдана и войны на Донбассе, которую в собственных интересах осуществила предыдущая власть.

При помощи героизации майдановцев и участников боевых действий она навязывала обществу поляризованные представления о добре и зле (вплоть до указаний, в какую церковь ходить), обвиняла рядовых граждан, политических деятелей и даже целые страны, которые не разделяли националистический нарратив, во всех смертных грехах и при этом решала собственные проблемы. Отсюда — нерациональная внешняя политика, просевшая экономика, расколотое общество и невозможность завершения войны.

Зеленский — лидер, с которым эксперты связывают возможность расследований истинной картины Майдана и АТО, демифологизации этих событий, которые стали идеологическим прикрытием для злоупотреблений, а возможно, и преступлений прошлой власти. Для этого придется преодолеть сопротивление тех, кто боится разоблачения и будет использовать лозунги и улицу, пытаясь сохранить статус-кво.

Написанная этими людьми новейшая "история" Украины уже превратила нашу страну в европейского изгоя. И чем раньше мы сможем посмотреть на Майдан и АТО как на реальные события, у которых были свои герои и антигерои, тем быстрее избавимся от наживающихся на искаженной идеологии политиков и вернемся к жизни нормальной европейской страны.

 

Читайте также: Церковь мормонов создала фонд на случай Второго пришествия

Визуализация 2020: 7 тенденций ближайшего будущего

Смотреть все события