Главная » События » Экспертиза » Жизнь после Минска: фантастика, надежда, приговор?
06августа2020
746

Жизнь после Минска: фантастика, надежда, приговор?

https://vesti.ua/politika/obshhestvennaya-ekspertiza-zhizn-posle-minska-fantastika-nadezhda-prigovor

Приоритетом власти должно стать восстановление благосостояния и достоинства украинцев

Неделю назад первый президент Украины Леонид Кравчук согласился на предложение Офиса президента Украины возглавить украинскую делегацию на переговорах в Минске. Это назначение понадобилось после ухода с поста председателя Леонида Кучмы, который еще весной попросил Владимира Зеленского об отставке.

Странным образом отход Кучмы от работы в ТКГ совпал с оживлением вокруг темы Донбасса: возобновились разговоры о возможных выборах в ОРДЛО и, по всей вероятности, началась подготовка к всеобъемлющему перемирию. Позднее состоялся телефонный разговор Владимира Зеленского и Владимира Путина, а с 27 июля перемирие вступило в силу.

Впрочем, сказать, что Минский процесс наладился, будет преувеличением. Высокопоставленный представитель российской стороны Дмитрий Козак заявил, что прекращает переговоры на уровне помощников президентов Украины и РФ (Украину в них представлял глава ОП Андрей Ермак), а новоназначенный председатель украинской делегации сделал несколько резонансных заявлений, в том числе и об изменении или даже ликвидации “минского формата”. Что это означает и чего ждать украинцам?

 

  1. Назначение Леонида Кравчука главой украинской делегации в минской ТКГ вызвало споры. Означает ли это назначение, что Киев готов к выходу из Минских соглашений?

 

Илья Кононов, заведующий кафедрой философии и социологии, профессор ЛНУ им. Т. Шевченко:

— Если проанализировать заявления и действия представителей украинской власти за последний месяц (Владимира Зеленского, Дмитрия Кулебы, Алексея Резникова, Андрея Ермака, Давида Арахамии, Алексея Данилова), то какой-то четкой политической позиции по поводу Минска у них нет. Высказывания  Зеленского,  Ермака и Арахамии чаще свидетельствуют о намерении продолжать Минский процесс. Кулеба, Резников и Данилов часто высказываются двусмысленно, заявляя о плане Б или о еще четырех сценариях действий в условиях продолжающегося на Донбассе конфликта.

Уход Кучмы вряд ли можно объяснить только его возрастом. Минский процесс, кроме непосредственных участников переговоров, находится под пристальным вниманием, а если взять украинскую сторону, и под сильным давлением различных иностранных групп. США, не являясь стороной переговоров, реально во многом определяют политику Украины в жизненно важных для нее отношениях. Но влияние оказывают не только государственные субъекты. У нас распространилось прозвище для определенной группы деятелей НГО “соросята”. Активисты-наемники международных организаций, финансируемых различными группами транснациональной буржуазии, используются как внутренний рычаг давления на президента и другие властные институции Украины. У Кучмы было такое положение, что он и не мог активно способствовать разрешению конфликта на Донбассе.

Приглашение Резниковым в украинскую делегацию журналистов Сергея Гармаша и Дениса Казанского носило декоративный характер и способствовало, скорее, деструкции переговорного процесса. Симметрично со стороны “ЛНР” там действует Родион Мирошник. Усиление делегаций пропагандистами, представляющими “партии войны”, можно рассматривать как подготовку почвы для выхода из минских переговоров.

Что касается назначения Леонида Кравчука главой украинской делегации, то это, скорее, попытка вдохнуть в Минск жизнь. Он — патриарх украинской политики, не связанный напрямую с какими-то группами влияния. Он назначен тогда, когда россияне начали выражать недовольство переговорным процессом (письмо Д. Козака). Видимо, так же следует оценивать и приглашение Витольда Фокина (первый премьер-министр Украины, ему сейчас 87 лет. — Ред.). С приходом Леонида Макаровича достаточно резко поменялась тональность и содержание оценок Сергея Гармаша, что косвенно свидетельствует в пользу намерения продолжать Минский процесс.

Но все эти тенденции очень нестойкие и в любой момент могут измениться на противоположные.

 

Алексей Гончаренко, народный депутат:

— Кравчук во главе нашей делегации в ТКГ в Минске — плохой знак. И плохой знак в первую очередь для Украины, а не для России. У Кравчука очень тесные отношения с Медведчуком, то есть опосредованно и с Путиным. Его назначение может говорить о том, что та группа в Офисе президента, которая хочет мира любой ценой, победила.

 

Муса Магомедов, народный депутат:

— Конечно, периодически появляются подобные заявления даже от представителей власти. Помним мы такие заявления и от предыдущих топ-политиков. Но, по сути, кроме Минска у Украины нет альтернативы. Это гарантия сохранения санкций и международного давления на Россию. Это единственная, включительно с “нормандским форматом”, площадка для переговоров. Отказаться от нее без утверждения новой равносильно отказу от мирного процесса. Рокировка Кучма — Кравчук — это не вопрос отказа от Минска.

 

Сергей Гармаш, журналист, член ТКГ:

— Сложный вопрос. Какая связь может быть между Кравчуком и выходом Украины из Минских соглашений?! Я думаю, Киев добровольно не выйдет из Минских соглашений, поскольку они пока еще выгодны. Выйти может Россия, может быть, судя по последнему письму Козака, они просматривают сейчас варианты. Но в любом случае это не связано с Кравчуком, он глава делегации, а не президент страны. А договоренности по Минску заключались на уровне президентов, на уровне “Нормандской четверки”.

 

Вадим Карасев, политолог:

— Нет, я думаю, пока нет. Мы посчитали риски выхода из Минска? Это возможно только, если будет согласовано с партнерами по “нормандскому формату”. Замена говорит о том, что меняют игроков, но не меняют игру.

 

  1. Возможен ли (и какой, если да) вариант Б в случае одностороннего выхода Украины из Минских договоренностей?

 

Илья Кононов:

— Мне представляется, что разговоры о плане Б или рассказы о “пяти сценариях, разработанных СНБО”, — это блеф. Если судить на основе фактов, то действия наших властей являются реактивными. Они не опережают события, они не определяют повестку дня. Это и понятно. Они не являются полностью самостоятельными в принятии решений. Давайте поразмышляем здраво. Представим, что Украина объявила о выходе из Минского переговорного процесса. Это означает, что она возвращается к горячей фазе конфликта. Возобновляются бои. РФ открыто поддерживает “Л/ДНР”, возможно, даже признает их “государственность”. Российское оружие и военнослужащие поступают в эти сателлитные образования. Украина сможет выдержать эту войну и победить в ней? Какие еще сценарии, о которых таинственно говорит Данилов? Он их не озвучивает. Да, скорее всего, и озвучивать нечего, ибо это безответственное бряцание словами.

Алексей Гончаренко:

— Минским соглашениям нет альтернативы. Нет другой площадки, не проработаны варианты, нет других идей. Владимир Александрович, когда шел в президенты, считал, что остановить войну очень просто, нужно просто перестать стрелять. И наконец-то понял, что перестав стрелять, ты становишься еще лучшей мишенью для войск противника.

О мифическом плане Б Зеленского можно много говорить, но я думаю, что если он даже и будет, то в виде некоего эмоционального решения в духе “Слуг народа”. Условно, “строим стену вокруг Донбасса и живем спокойно”. Так государство не работает.

 

Сергей Магера, народный депутат:

— Гипотетически план Б возможен. Но если рассматривать его с практической и политической сторон, то это сложный вопрос. Его сложность в том, что согласование нового формата требует компромиссов. Текущие переговоры показывают, что по некоторым пунктам достижение компромисса невозможно. К сожалению, Минск — это пока единственный вариант поддержки диалога. Хоть и не такого, как мы все хотим. Односторонний выход из Минска несет значительные репутационные и политические потери для Украины. Кроме того, подобное решение — это лишний повод для России обвинить Украину в нежелании мира, хотя это не так.

 

Сергей Гармаш:

— Украина может выйти из Минских соглашений, если будет наработан какой-то другой вариант, т. е. не после выхода будет включен вариант Б, а сначала разработан вариант Б, а потом уже Украина выходит из Минска. Но мы же понимаем, что выходя из Минска, Украина сразу снимает санкции с России, а сегодня вся война, грубо говоря, это санкции. Потому что де-факто мы не воюем с Россией, мы не отвоевываем свою оккупированную территорию: фактически вся война — это дипломатия и экономика, санкции. Другое дело, что какая-то модернизация Минска должна быть, потому что там все даты уже просрочены.

 

Вадим Карасев:

— Мы, что, хотим поссориться с французами и немцами?! Под Минские соглашения подвязаны антироссийские санкции. В Минских соглашениях кто первый выйдет, тот и проиграет. Пока есть Минские соглашения — есть санкции.

 

  1. Что ждет Украину в случае денонсации Минска?

 

Илья Кононов:

— Варианты могут быть разными. Все зависит от конкретных обстоятельств. Если они останутся нынешними, то в этом случае Украина рискует остаться без поддержки в Европе. ЕС может отменить санкции против РФ. Конечно, может усилиться поддержка со стороны США, и Украина полностью превратится в сателлита этой страны.

Если возобновятся военные действия, то не исключен правый переворот в стране и установление террористической диктатуры, прикрывающейся националистическими лозунгами. Это может привести к полномасштабной войне с РФ и военному разгрому. Могут быть варианты дальнейшего политического сегментирования страны.

Думаю, украинским властям было бы разумно не выходить из минских переговоров, а дополнять Минск другими площадками и форматами. Нужны прямые переговоры с Россией. Они могут вестись и на уровне президентов, и на уровне парламентов.

Необходимы контакты с “Л/ДНР” в негосударственных форматах. Кравчук говорил об этом в интервью “Вестям”. Здесь предметом может быть возобновление транспортного сообщения, обеспечение безопасности граждан по обе стороны разделительной линии, обеспечение имущественных прав граждан и организаций, выплаты пенсий и т. д. Можно до полного разрешения конфликта решать его отдельные аспекты. Особый статус Донбасса тоже должен стать предметом переговоров. Я бы всячески поддерживал высказанную Кравчуком идею свободной экономической зоны. Но, кроме этого, на Донбасс нельзя распространять украинские законы о декоммунизации, законы, затрагивающие функционирование языков, образовательные законы. Где-то для обеспечения территориальной целостности украинской элите придется действовать по принципу “Одна страна, разные политические режимы”. Чем раньше это будет осознано, тем лучше. Платой за непонимание будет деградация и разруха.

 

Виктория Гриб, народный депутат:

— Ничего хорошего нас уж точно не ждет. Вообще, я считаю, отказ в одностороннем порядке от каких-либо договоренностей — это признак дурного тона. В первую, и самую страшную, очередь, это может привести к эскалации конфликта. Второе — повышение социального напряжения. Это очередные протесты, на которых быстро захотят сыграть ряд политиков. Третье — критика и осуждение Запада с запуском пересмотра санкционного режима. Четвертое — обвинение Украины со стороны России в срыве и отказе от мирного процесса. Пятое — полное разрушение существующих договоренностей, подвисание вопроса Донбасса в международной политике. Как мы видим, выход Украины из Минска никак не поспособствует возвращению Донбасса, а даже, наоборот, усугубит ситуацию.

 

Сергей Гармаш:

— Если Украина первая выйдет из Минска, это будет означать своего рода изоляцию от Запада. Потому что Запад подчеркивает, что альтернативы Минску нет. Это самый неблагоприятный вариант для Украины, я его даже не рассматриваю. Мы останемся один на один с Россией, а мы слишком слабы во всех отношениях, чтобы остаться один на один. Европа и США нам нужны, чтобы уравновешивать нас на переговорах с Россией.

 

Вадим Карасев:

— Денонсация Минска — это отказ от Донбасса. А дальше вопрос: либо мы рассчитываем на военное решение, но это невозможно, либо что?! Мы тогда фактически признаем, что эти территории не наши.

 

Заключение Общественной экспертизы

Если кратко резюмировать мнения экспертов, то их можно свести к двум тезисам: альтернативы Минску нет, кто бы не возглавлял украинскую делегацию; Украина должна соблюдать Минские соглашения. Далее мнения разнятся: условные “сторонники войны” говорят о том, что Минск позволит сохранить антироссийские санкции и заставить Запад (ЕС и США) поддерживать Украину в ее противостоянии с Россией. “Партия мира” же считает, что Минские соглашения — это единственная надежда сохранить украинский Донбасс и спасти страну от разрушения.

Нетрудно заметить, что позиция украинских “ястребов” вдохновляется поддержкой извне, в первую очередь со стороны США, с неофициальными структурами которых “сторонники войны” часто связаны финансовыми отношениями. Их аргументация — нужно делать вид, что мы выполняем Минск, чтобы сохранить давление на РФ и финансовую поддержку Украины — принципиально порочна: пока эти люди “играют в политику”, на фронте и в серой зоне гибнут сотни людей (общее число жертв приближается к 15 000 убитыми), десятки тысяч живут в невыносимых условиях, сотни тысяч — вне дома. Нужно наконец признать, что “партия войны” покупает свое благосостояние и благосостояние своих детей ценой страданий остальных украинцев, в том числе и миллионов граждан, которых продолжающаяся война обрекает на бедность. Пора прямо заявить, что эти люди — та самая пятая колонна, которая уничтожает Украину в угоду внешним игрокам.

Минские соглашения — единственная надежда на воссоединение украинских земель. Приоритетом государственной власти должно стать восстановление благосостояния и достоинства украинцев, попранных предыдущей властью. Необходимо начать интеграцию ОРДЛО на “низовом” уровне, восстановив транспортное сообщение, социальные выплаты, гражданскую коммуникацию, и стремиться к целям, которые были сформулированы в Минских соглашениях более шести лет назад. Речь снова идет о выборе, стоящем перед Владимиром Зеленским: с одной стороны, желание подавляющего большинства граждан Украины прекратить войну и сшить страну, с другой — политическая конъюнктура. На какой стороне  Вы, господин Президент?

Читайте также:Взрыв в Бейруте вызвал катастрофические последствия

Всеобъемлющее перемирие на Донбассе и США наказывают Германию: Топ-5 событий недели

Смотреть все события