Главная » Блоги » С кем будут молиться украинские солдаты?

С кем будут молиться украинские солдаты?

18.09.2015
5912

Капелланская служба в Украине должна гарантировать религиозные права солдат всех вероисповеданий на фронте.

Вопрос капелланской службы в Украине обсуждается уже давно. Ещё в 2013 году был принят Кодекс военного священника (капеллана). Особая необходимость присутствия капелланов в армии возникла в 2014 году, с началом активных боевых действий на Донбассе.

На передовой человек постоянно находится перед лицом смерти, сам вынужден  убивать противника. В этой сложной психологической ситуации он нередко обращается к религии. Зачастую, это последняя возможность для солдата найти ответы на важные для себя вопросы, освободиться от депрессии, тревоги и гнетущих мыслей.

На фронте в трудную минуту рядом с бойцами должен оказаться человек, который поможет им разобраться в собственной душе, отделить психологический опыт от религиозного.

Таким человеком и должен стать военный капеллан.

Помимо этого, капеллан на передовой проводит богослужения, отправляет обряды, удовлетворяя духовные потребности верующих бойцов. В гражданской жизни многие из них привыкли посещать службы и испытывают дискомфорт от того, что не имеют возможности делать это на фронте.

На формальном уровне Кабмин урегулировал деятельность капелланов распоряжением № 677-р «О службе военного духовенства (капелланской службе) в Вооружённых Силах, Национальной гвардии и Государственной приграничной службе». В свою очередь Минобороны приказом №40 утвердило положение о службе военного духовенства в ВСУ. На основании этих документов создается капелланская служба в украинской армии.

Некоторые церкви уже начали активно развивать свои программы капелланской службы.

Так, ещё в феврале Синод епископов Киево-Галицкого Верховного архиепископства УГКЦ обратился к священникам своей церкви с указаниями относительно поведения священнослужителя в условиях войны (в том числе — информационной), ведения душпастырской работы с солдатами на фронте и в госпиталях.

8 июля 2015 года Священный Синод УПЦ КП постановил, что все священники от 25 до 55 лет (с некоторыми исключениями) должны быть готовы по ротации отправиться в зону АТО. 7 августа первая группа священников уже отбыла на службу. На данный момент проходит подготовку вторая ротация священников этой церкви.

До конца года планируется обеспечить капелланами не только солдат ВСУ, но также нацгвардейцев и пограничников. Одновременно в высших учебных заведениях начинают открываться программы подготовки капелланов. Пионером в этой сфере выступил НПУ им. Драгоманова, который открыл магистерскую программу «Психологическое консультирование и капелланство».

Несмотря на достигнутые успехи в становлении службы военного духовенства в Украине, проявилось несколько проблем с реализацией программы.

Во-первых, военным капелланом может стать только лицо, предложенное религиозными организациями — членами Совета по делам душпастырской опеки при Министерстве обороны Украины. В этот совет на данный момент входит 7 организаций: УПЦ, УПЦ КП, УГКЦ, РКЦ, ВСО ЕХБ, УАПЦ и ДУМУ. Согласно положению, туда при желании смогут войти ещё 11 объединений, которые сегодня состоят во Всеукраинском совете церквей и религиозных организаций.

Это чревато тем, что ряд действующих сегодня военных священников в зоне АТО после полноценного вступления в силу приказов Минобороны будут поставлены вне закона. Проблемы с легализацией ожидают значительное число протестантских капелланов, которые представляют церкви, не входящие в ВСО ЕХБ. От иудеев и мусульман есть по одному представителю в Совете церквей, причём иудеи в СДпО не представлены вообще. По факту, капелланом может стать только христианский священнослужитель, и то из узкого круга церквей.

Получается, что духовные потребности солдат-иудеев, буддистов, язычников и других вероисповеданий должны каким-то образом удовлетворять христианские или гипотетически мусульманские капелланы (о наличии последних на фронте пока неизвестно). Здесь уместно отметить, что не каждый мусульманин пошёл бы к имаму, рекомендованному ДУМУ, как и не каждый православный обратился бы к представителю УАПЦ.

Также есть угроза, что капеллан может воспользоваться отсутствием конкурентов и обращать солдат других вероисповеданий в собственную конфессию. В инструкции это, конечно, запрещено, но процедурные решения по этому вопросу отсутствуют. В частности, об этой ситуации говорил капеллан Константин Холодов в своем интервью.

Вторая проблема заключается в том, что не все церкви, даже из тех, кому официально это разрешено делать, занимаются подготовкой капелланов на должном уровне. Как результат, большинство военных священников будут представителями нескольких крупных конфессий, у которых есть соответствующие ресурсы. Это снова открывает возможность для прозелитизма — перехода верующих-солдат из одной церкви в другую, обращения местных жителей в конфессию, которую представляет капеллан расположенной неподалёку части.

К примеру, очень небольшое количество капелланов в зоне АТО представляет Украинскую православную церковь (московский патриархат), хотя среди православных солдат есть много прихожан этой церкви. У УПЦ существует Синодальный отдел по взаимодействию с Вооружёнными Силами и другими военными формированиями Украины. Руководит им митрополит Августин, занимающий достаточно патриотическую позицию, а сотрудники отдела нередко принимают участие в работе с украинскими солдатами. Но количество капелланов от УПЦ в зоне АТО не соответствует доле священников этой церкви в общем числе православных священнослужителей Украины.

Эта проблема приведёт к тому, что прихожане УПЦ на фронте будут стоять перед выбором — или вовсе отказаться от участия в церковной жизни, или обратиться к другим церквям.

В любом случае появление военных священников, которые имеют опыт психологической работы и готовы помогать бойцам вернуться к мирной жизни — исключительно позитивное явление, требующее дальнейшего развития. Солдат, получающий духовную поддержку, будет менее подвержен посттравматическим стрессам и сможет после возвращения домой действительно перестроиться на мирные рельсы, не создавая сложностей себе и окружающим.

Безусловно, капелланскому служению в Украине еще есть что совершенствовать. Чиновникам от Минобороны следует приглашать религиозные организации к сотрудничеству, объяснять им пользу от присутствия капелланов в военных частях и привлекать более широкий круг церквей к капелланскому служению.

С другой стороны, сами церкви должны понять, что морально не могут устраниться от духовной работы с бойцами на передовой. Они обязаны поддерживать своих прихожан в сложных ситуациях и помогать всем нуждающимся.

Руслан Халиков

Эксперт Украинского института стратегий глобального развития и адаптации

Обозреватель. Блоги

 
Смотреть все блоги