Главная » Блоги » «Вспомнить все». 2014. Ненависть. Часть 2

«Вспомнить все». 2014. Ненависть. Часть 2

21.12.2017
2184

Мариуполь – «це Україна!»  13 июня в ходе непродолжительных боев в Мариуполе был вновь водружен сине-желтый флаг. Город был возвращен под контроль Украины. Событие знаковое – полумиллионный населенный пункт, город-порт, мощнейший промышленный узел страны. Но при этом отличившийся на День Победы и давший лучшую картинку с референдума 11 мая, самыми длинными очередями желающих проголосовать «за». Все произошло если не буднично, то уж точно без моря крови и горы трупов. И без многомесячной осады, подобной славянской.

Илюшку убили… 14 июня при заходе на посадку в Луганском аэропорту сбили военно-транспортный ИЛ-76 с 40 военными и 9 членами экипажа на борту. Сбили из ПЗРК, что казалось невозможным. Через месяц в небе Донбасса сбили Боинг, число погибших и международный резонанс выдвинули это событие в ТОП новостей на годы, об ИЛ и солдатиках забыли. Но именно инцидент с ИЛ-76 показал, что воевать Украине будет очень непросто. События 11 июля под Зеленопольем, когда украинских военных накрыли из Градов, полностью это подтвердили.

Режим «отжим». «Отжали», «отправили на подвал» – эти слова все чаще стали встречаться в лексиконе дончан. Люди с оружием творили если не беспредел, то что-то очень близкое. Города, неподконтрольные Киеву, покрылись сеткой блок-постов и только Богу было известно, пройдешь ли ты один из них. Забирали дорогие машины, пропадали богатые люди. Переполовинивались капиталы, нажитые вполне честным путем. За то, что ты оказался не в то время, не в том месте, можно было запросто загреметь «на подвал» – кстати, практически всегда это и были именно подвалы. Повезет – откупишься или отработаешь. Если нет – либо принудительно в ополчение, либо в поле и все. В те дни или даже месяцы можно было наблюдать своеобразный феномен – на фоне роста доллара и общего обвала экономики вдруг выросли в цене и стали дефицитными малоликвидные до этого авто – «копейки», «таврюшки». Их скупали богатые люди, вынужденные сосуществовать с режимом, но не желающие рисковать своими престижными иномарками. Последние совершенно исчезли с дорог, встречались только в камуфляже, вплоть до Porsche Cayenne.

Но это были уже сменившие хозяина автомобили. Стоит уточнить, что в Украине в то же время имели место аналогичные события. Вспомним батальон «Торнадо» и другие, ему подобные.

Мелочи жизни.  Очередная серия фантасмагории. Людям, брошенным на произвол судьбы перед вооруженными боевиками, перестали платить пенсии и зарплаты. Почти четыре месяца длилась именно БЛОКАДА региона. Завоз продуктов питания стал эпизодическим, промтовары не завозились вообще. Города оказались на грани гуманитарной катастрофы, а оставшиеся в них одинокие и немощные – на грани голода. Магазины были пустыми, немногочисленные товары разбирали враз. В то жаркое лето полностью пропало пиво, цена двухлитровой баклажки превышала 100 грн. Улицы были полны выброшенных домашних питомцев – видел даже бездомного шарпея. Многие уехали и выбросили братьев своих меньших, многие просто не могли их кормить. Нечем и не за что. Именно тогда пали смертью храбрых десятки тысяч копилок – народ подметал все сусеки. Горе тебе, если не имел заначки или дееспособного родственника в Украине. Они привозили деньги. На хлеб, на жизнь. В супермаркетах одна касса стабильно пересчитывала килограммы мелочи – некоторым зарплаты выдали полтинниками (монетками). Но после того, как у «Амстора» изъяли несколько миллионов гривен мелочью (они пытались вывезти деньги в Украину) ее прием резко сократился, да тут и рубли подоспели. Спасение утопающих легло, как обычно, на их же плечи. Стоит упомянуть ахметовскую гуманитарку, спасшую тем летом тысячи жизней, облегчившую участь сотен тысяч людей. Это потом она шла, в основном, в собачью миску. В то лето было не до жиру.

Иловайское направление. Август 2014 года был очень жарким. Но запомнился он тем, что стал еще и самым горячим месяцем года. Впервые со времен Великой Отечественной  выпуски новостей начинались сводками с фронта. Это был переломный момент в АТО, увы. До этого были возвращены  под контроль Украины почти две трети Донецкой и Луганской областей. Многие города отбили практически бескровно – Константиновка, Дружковка. Некоторые  - в течение одного напряженного боя – Лисичанск, Северодонецк. В воздухе витал запах эйфории и легких побед. Стратегический Иловайск решили брать пехотой, численностью до 400 человек. В день Независимости украинские войска были разбиты, Иловайск полностью контролировали зеленые человечки. Впоследствии город даже обстреливали баллистическими ракетами «Точка-У», однако вернуть стратегический железнодорожный узел не получилось. Про «Точки -У» пару слов. Многие из них не взорвались, ходили слухи, что в них находили записки: «сделали, что смогли». Впоследствии такими ракетами били по военным объектам в Донецке. В сентябре от одного попадания вздрогнула даже соседняя Макеевка, в Донецке у многих вылетели стекла. Но очень быстро подоспела братская помощь и ракеты стали сбивать каким-то электромагнитным импульсом. В городе мигал свет – и ракета падала. После этого не было ни одного успешного применения «Точки-У», которые до сих пор на вооружении украинской армии.

Что касается Иловайска, то, по словам боевиков (исключительно), под ним украинская армия перестала существовать, потеряв большую часть работоспособной техники. Заговорили о близком взятии Мариуполя. Но был подписан Минск-1.

Тогда же в Донецке прошел парад военнопленных – событие, показавшее дончанам, кто еще остался человеком, а кто захлебнулся в потоке ненависти и злобы к ближнему своему. Бессмысленное и позорное шествие если не осквернило наш город, то вызвало волну ненависти в ответ, умноженную на масштабы большой страны.

Я – легенда. Донецк в тот август пострадал наиболее сильно. Окраины обстреливала реактивная и тяжелая артиллерия, по городу шныряли ДРГ с минометами. По словам народа и местных властей, любили использовать в качестве маскировки мусоровозы и скорые. Был свидетелем, как автомобили ополченцев блокировали на ходу авто скорой помощи, вывели водителя, врачей. Некоторых расстреливали на месте, другие сгинули в набиравшем мрачную известность МГБ. Народ еще был наивен, как дети. Когда наш поселок обстреляли из миномета, все выбежали поглазеть на это. Еще одна мина могла положить с десяток людей. Позже стали осторожнее, но ДГР пропали так же внезапно, как и появились.

Пустой Донецк. Можно было долго бродить по городу, даже центру, встречая буквально единицы себе подобных. Все упыри, оборотни и вурдалаки ждали ночи, простой же люд… Парадоксально, но в дни самых интенсивных обстрелов очень многие жители региона прожигали последние сбережения на морях. Тогда еще никто не верил, что это надолго. Решили переждать, а тут август – как не воспользоваться таким стечением обстоятельств.

Был еще один нюанс – события все-таки были тревожные, даже грозные. Поэтому на отдых уехали лишь жены с детишками, да тещи. Самцы же в массе своей были оставлены стеречь добро. В воздухе витал запах горелой яичницы. Беспомощные, неприспособленные к самостоятельной жизни, в неглаженых рубахах. Незабываемое зрелище.

Тогда же в городе стали часто встречаться бойцы-интернационалисты - чеченцы и буряты. Чеченцев, надо заметить, ненавидели даже их боевые побратимы из ополчения, настолько нагло они себя вели. Буряты вошли в историю благодаря уже крылатой фразе И. Кобзона: «Вы бурят? Как я рад!»

В дальнейшем все стало возвращаться на круги своя – были восстановлены бюджетные и социальные выплаты, стали наполняться прилавки магазинов, временно стало тихо. Школьники  запомнят каникулярный сентябрь  2014 – учебный год начался в октябре.

Украину и Донбасс разделили по линии разграничения блок-посты, на тот момент весьма и весьма лояльные к обычным людям. Современные технологии, интернет, прежде всего, позволили возобновить старую работу, а то и найти новую. Все города, кроме Донецка, вновь стали многолюдны – за пару месяцев народ спустил свои сбережения и возвратился к родному очагу.

Жизненно важный Донбасс откололи от материковой Украины, и он начал свой отнюдь не уверенный пока дрейф на север.

Вспоминая все эти события, задаешься вопросом – за что, на людей, переживших всё это, наклеили столько ярлыков? Унизительных, обидных. И ответ напрашивается лишь один – а судьи кто, собственно говоря?

Читайте также:

«Вспомнить все». 2014. Ненависть. Часть 1

аступила ли точка невозврата для «ДНР» и Украины?

 

 
Смотреть все блоги