Главная » События » Экспертиза » Вопросы Зеленского — узнать мнение народа или самопиар?
22октября2020
930

Вопросы Зеленского — узнать мнение народа или самопиар?

https://vesti.ua/politika/voprosy-zelenskogo-uznat-mnenie-naroda-ili-samopiar

Инициатива президента Владимира Зеленского приурочить к местным выборам опрос избирателей по пяти пунктам стала для украинцев полной неожиданностью. Во-первых, такого раньше никто из президентов Украины не делал, во-вторых, электорат как-то уже привык, что глава государства скорее плывет по течению, а не выступает ньюсмейкером. Тем не менее вопросы были озвучены, причем по всем правилам политического пиара — с личным обращением президента по ТВ к народу, с паузами в несколько часов, интригующими анонсами и обещаниями, утечками в прессу и т. д.

Президентский опросник сразу же разделил украинское общество: часть украинцев увидела в инициативе желание узнать мнение народа, другая — продуманную рекламную акцию, призванную повысить рейтинг "Слуги народа", причем за счет государства. О чем идет речь на самом деле?

 

  1. Какую цель преследуют пять вопросов президента, которые будут заданы электорату на местных выборах?

 

Илья Кононов, заведующий кафедрой философии и социологии, профессор в ЛНУ им. Т. Шевченко:

— В реальной коммуникативной практике часто используются псевдовопросы (риторические, манипулятивные). Их задача — повлиять на восприятие самого себя в глазах собеседника или же вызвать изменения в его поведении. Похоже, что вопросы, сформулированные в Офисе президента, относятся ко второй разновидности.

Их появление было полной неожиданностью в ходе избирательной кампании. Они выдавались для публики порциями, в соответствии с логикой рекламных кампаний, а не для организации серьезной дискуссии в обществе. В президентских вопросах такой разнобой, который порождает ощущение, что они задавались как от Министерства юстиции, так от производителей конопли.

Среди тех вопросов, которые Владимир Зеленский предлагает народу, нет таковых, которые власть не могла бы решить самостоятельно. Если бы он спросил народ, нужно ли разоружить добробаты в стране, это был бы реальный вопрос, где слово народа можно было бы использовать как решающий аргумент. Мог бы он спросить и о том, поддерживает ли народ идею двусторонних переговоров между Украиной и Россией по разрешению донбасского конфликта. В этом случае итог опроса можно было бы использовать как аргумент и во внутренней, и во внешней политике.

 

Дмитрий Раимов, политтехнолог, экс-советник министра здравоохранения:

— Если мы смотрим со стороны политтехнолога, который ведет кампанию Зеленского, то задача этого опроса — мобилизация молодой аудитории Зеленского. Явка прогнозируется крайне низкая, и даже люди, которые поддерживали Зеленского на протяжении президентской и парламентской гонки, сейчас не очень-то пойдут на избирательные участки. Потому это технологический шаг для того, чтобы повысить явку, в первую очередь — избирателей Зеленского, а точнее — его политической силы.

 

Владимир Паниото, социолог, доктор философских наук, генеральный директор Киевского международного института социологии (КМИС):

— Я думаю, что это желание узнать мнение людей. Хотя я думаю, что, скорее всего, это мнение известно.

 

Андрей Еременко, основатель социологической компании Active Group:

— Эта штука не имеет никакого отношения к социологии, но она, возможно, увеличит явку на выборы. Люди придут не только те, которые имеют позицию по поводу того, кто должен стать городским главой и местными депутатами, но и те, кто хочет высказаться по одному из пяти вопросов. А пять вопросов, так или иначе, касаются практически всех.

Кстати, повышение явки работает против фальсификаций: повышается явка — хуже работают "сетки", скупка голосов и т. д.

 

Денис Гаевский, политолог:

— Повышение явки на выборы, связанное с "вопросами президента", способствует мобилизации лояльного электората и размыванию результата местных элит. Поскольку у местных элит есть свои собственные "сетки", которые они намерены активно использовать в день голосования. А чем выше явка, тем ниже эффективность "сеток".

 

  1. Какие практические последствия может иметь опрос украинцев по поводу ужесточения наказания за коррупцию, легализации медицинского каннабиса, сокращения количества депутатов, свободной экономической зоны в Донбассе и восстановления контроля над Крымом и Донбассом с помощью США и Британии?

 

Илья Кононов:

— Первый из вопросов, касающийся пожизненного заключения за коррупцию в особо крупных размерах, носит явно популистский характер. Он бы звучал еще круче, если бы предполагался расстрел за письменным столом уличенного чиновника. В принципе, он может вылиться в поправку к Уголовному кодексу, но это будет "мертвая" статья, и она не должна быть самоцелью.

Создание СЭЗ на Донбассе я лично поддерживаю. Наш регион сейчас практически превратился в экономическую пустыню. Но центральной власти ничто не мешает разработать концепцию СЭЗ "Донбасс" и ввести ее в действие без всяких опросов.

Вопрос о сокращении количества народных депутатов до 300 может быть решен конституционным большинством Верховной Рады.

Вопрос о легализации медицинского каннабиса — самый забавный в перечне вопросов. Верховная Рада при желании давно могла принять решение по этому поводу. Реально торговля каннабисом в стране процветает. Что касается медицинских препаратов из конопли, то это вопрос о рынке сбыта для западных медицинских компаний. Результатом опроса и легализуют их интересы.

О Будапештском меморандуме — самый нелепый вопрос в перечне. Результаты ответов на него могут при случае использовать для выхода из Минского процесса. И, конечно, США и Великобритания за интересы Украины воевать не будут. Уж в этом можно быть уверенным!

 

Дмитрий Раимов:

— Если парламент не будет голосовать за президентские законопроекты, которые соберут поддержку людей, то президент будет ссылаться на решение Конституционного суда лета 2019 года, в котором КС, сославшись на ст. 5 Конституции — о праве народа и о доверии, — отправит Верховную Раду в отставку. Бессрочно, без каких-либо других необходимых историй. Причина в том, что ВР не соблюдает решение народа, которое тот высказал на опросе, и поэтому Верховную Раду отправляют в отставку. У президента появится возможность давить на депутатов.

 

Андрей Еременко:

— После выборов это дает президенту очень сильный рычаг влияния. Например, возможность в любой момент подать законопроект по любой из этих тем и в любой интерпретации. Люди, мол, так проголосовали, и дальше, если депутаты не делают того, что говорит народ, я могу распустить парламент.

Например, вопрос о Будапештском меморандуме. Практически с первого дня войны украинская дипломатия работает над тем, чтобы максимально подключить страны, подписавшие Будапештский меморандум, к защите от агрессии. Хорошо, плохо — это уже как бы можно обсуждать, но эти вещи делаются.

 

Денис Гаевский:

— Здесь надо учитывать, что правящая верхушка способна нарисовать те результаты этого так называемого опроса, которые ей заблагорассудятся. Хотя по большому счету правовой силы он не имеет, и на самом деле я не жду каких-то практических последствий данного опроса. Власть может делать что хочет и без этого опроса, может выдвигать любые инициативы, не прикрываясь вообще ничем. Все равно в стране де-факто нет эффективной оппозиции, которая могла бы оппонировать инициативам правящего класса.

 

  1. Стоит ли Владимиру Зеленскому и последующим президентам Украины продолжить традицию опросов населения, приуроченных ко всеукраинским выборам?

 

Илья Кононов:

— Сами по себе консультативные опросы и референдумы я поддерживаю. Однако каждому из них должна предшествовать публичная дискуссия в СМИ. Граждане должны иметь возможность сформировать рациональное отношение к соответствующим проблемам. Для этого нужно отводить не менее двух месяцев.

Опросы предполагают соблюдение определенных этических норм, определенный такт. Вопросы не должны формулировать представители одной политической силы. Если опрос проводится с государственными целями, то он должен проводиться за государственные средства. Спонсоры здесь неуместны. Бахвальство этим свидетельствует только о непонимании того, что такое государство.

Что касается объявленного опроса, то его идея возникла в ходе избирательной кампании, когда обнаружилось, что "Слуги народа" теряют популярность. Поэтому выглядит он как политтехнология.

 

Галина Янченко, народный депутат:

— Я думаю, что стоит продолжать регулярный диалог с украинским обществом, но не только во время выборов. Как и стоит принять новое законодательство о референдуме и народовластии. В него войдут законопроекты о местном референдуме, о праве народной законодательной инициативы, законопроект, который дает возможность отзыва депутата, законопроект о возможности народного вето на принятый закон или любой акт местного самоуправления.

 

Дмитрий Раимов:

— У этой истории есть момент. Если кто-то подаст в суд на президента, то, в принципе, президент не имеет права проводить какие-либо подобные опросы. Собственно, кто это проводит, почему он их рекламирует — непонятно. То есть действия президента четко регламентирует Конституция. И там нет пункта о проведении опросов вместе с ЦИКом и прочее.

Впрочем, даже опротестовать это решение невозможно в Конституционном суде, потому что президент фактически никакого указа не издавал. Он просто рекламирует какую-то частную инициативу. Потому говорить о том, что президенты должны продолжать такую историю, которая не совсем вписывается в рамки закона и их полномочия, — сомнительно.

 

Денис Гаевский:

— Мне кажется, что мнение народа должно запрашиваться в виде референдума, как минимум консультативного. А референдум, пусть даже консультативный, и опрос, не задокументированный ни указом, ни постановлением Кабмина или постановлением ЦИКа, — это все же вещи разные.

 

Заключение "Общественной экспертизы"

Конечно, прямой диалог руководства любой страны с ее населением может только приветствоваться. Однако эксперты подчеркивают, что, во избежание манипуляций и злоупотреблений, этот диалог должен проходить по строго определенным правилам. Например, по правилам всеукраинского референдума или социологического опроса.

Эти формы диалога предполагают: 1) открытое обсуждение актуализируемых проблем, 2) однозначную форму вынесенных на обсуждение вопросов, 3) строгий контроль за результатами волеизъявления, 4) государственное финансирование мероприятия, 5) соответствие мероприятия украинскому законодательству, включая ответственность вовлеченных в него должностных лиц.

В противном случае нельзя исключить, что проблемы будут популистскими или надуманными, звучание вопросов — манипулятивным, результаты — подтасованными, причем в интересах определенных политических/экономических групп. Так как ни обсуждения, ни контроля за "опросом" не предполагается, эксперты приходят к выводу, что его цель — в политической рекламе президентской партии с помощью авторитета и ресурсов президентской должности, без внешнего контроля и за неизвестные деньги. Возможная ситуативная польза от такой акции не сможет перекрыть потерь государства, связанных с девальвацией президентской власти, ростом безнаказанности чиновников, дискредитацией идеи референдума и дальнейшей хаотизацией в государственном управлении под воздействием откровенного популизма.

 

Читайте также:

Религиозная политика Президента В.Зеленского

Ломаченко проиграл, Зеленский расспросит украинцев: Топ-5 событий недели

Смотреть все события