Главная » Новости и комментарии » Украинский консенсус: Ирина Берлянд о восточноукраинском конфликте

Украинский консенсус: Ирина Берлянд о восточноукраинском конфликте

05.11.2015
3901

На вопросы отвечает Ирина Берлянд, российско-украинский философ и психолог, в прошлом преподаватель Российского государственного гуманитарного университета. Сегодня вместе с супругом, Анатолием Ахутиным, живёт в Киеве.

1. Вокруг каких ценностей может сегодня сплотиться украинское общество? Что может объединить людей из разных областей Украины?

Предварительный ответ на вопрос таков: объединить украинцев из разных областей, носителей разных «ментальностей”, исповедующих разные ценности, имеющих за плечами разную историю, может только решимость строить вместе новое общество и готовность вместе решать, каким оно должно быть. Нас объединит не то, что мы сейчас имеем в качестве чего-то общего, а то, что мы намерены сообща построить; не общее прошлое, а общее будущее, не общие ценности, а общая задача:. ценности нам даны, а задача нам задана.

2. На чей опыт можно опираться Украине при поиске путей развития?

Естественно опираться на опыт тех стран, которые решали похожие задачи: постсоветские или постсоциалистические страны, которые успешно реформировали, радикально изменили государственные институты, построили эффективную рыночную экономику, достигли успеха в борьбе с системной коррупцией: Польша, Грузия, Литва. Но я хочу обратить внимание на одну особенность, одну проблему, с которой названные страны не сталкивались: они имели общество, основанное на чувстве национального единства. Ситуация Украины гораздо сложнее: украинцам только предстоит такое общество построить.

Я вчера участвовала в митинге солидарности с Израилем. Во многих выступлениях звучала мысль о том, что украинцам есть чему поучиться у израильтян, которые сумели построить и защитить свое государство в условиях непрерывного террора. Но в связи с первым вопросом я бы сказала, что есть еще одна вещь, которой мы можем поучиться у израильтян. Сионисты, построившие государство, были объединены как раз не ценностями, а задачей. Ценности у них были разные, среди них были верующие и атеисты, модернисты и традиционалисты, люди с разным бэкграундом, разной “ментальностью”, разными языками. Объединяло их только одно: желание создать свою страну и защитить ее. Они сумели за два поколения создать современное демократическое государство, современную нацию, в которой есть место людям с разными ценностями, которая умеет сплоченно защищаться от врагов, но не навязывает своим гражданам “духовных скреп”, как это делает наш северный сосед.

3. Какие усилия Украина должна приложить для вхождения в западноевропейское цивилизационное пространство на правах самостоятельного субъекта?

Прежде всего я хочу предостеречь от соблазнительных попыток изобретения “самостоятельного пути”. Если есть страны, чей опыт мы можем использовать, то есть и страна, чей опыт нам чрезвычайно полезен как отрицательный опыт [1]. Это особенно важно еще и потому, что общий опыт жизни в Российской империи (для значительной части украинских областей) и в СССР (для всей нынешней Украины) сформировал не только опыт сопротивления российскому и советскому империализму, на что любят ссылаться украинские патриоты, но и во многом общую “ментальность”, что они, на мой взгляд, склонны игнорировать или недооценивать. И очень важным мне кажется понять бесперспективность изобретения особого третьего пути, особой миссии (а такие голоса раздаются): мы не с Россией, но мы и не с “загнивающей Европой”, у нас свой особый путь, свои ценности и т.п. Этот путь я считаю тупиковым и опасным. Украина выбрала европейскую цивилизацию, и чтобы войти туда на правах самостоятельного субъекта, она должна приложить те же самые усилия, которые необходимо приложить для того, чтобы построить новую страну, новое общество: победить коррупцию [2]; декоммунизировать страну; создать современные государственные институты: независимый суд, регулярно сменяемую представительную власть, эффективную армию и полицию; создать местное самоуправление; научиться решать спорные вопросы без насилия и подавления, добиваясь консенсуса в широкой общественной дискуссии.

4. Что могут предложить украинские интеллектуалы обществу для нормализации конфликтной ситуации?

Отвечая на этот вопрос, я рискую вызвать резкое несогласие и даже возмущение своих коллег. Мои размышления о роли интеллектуалов, и особенно в последнее время наблюдения над поведением российских интеллектуалов, привели меня к печальному заключению. Интеллектуалы сыграли серьезную роль в становлении тоталитаризма в СССР; нынешняя политика путинской России во многом опирается на идеологию, изобретенную именно интеллектуалами (евразийство, «русский мир»). Это касается не только России. Буквально сегодня попался на глаза пересказ исследования профессора Технического университета в Берлине Моники Шварц-Фризель, посвященного антисемитизму. Автор изучила громадную антисемитскую почту — 14 000 писем, электронных посланий и факсов, полученных за 10 лет Центральным советом евреев в Германии и посольством Израиля в Берлине. Оказалось, что подавляющее большинство антисемитских посланий — 60% — поступало от представителей образованных кругов и интеллигентных профессий: профессоров, остепененных ученых, юристов, священников и пасторов, студентов и школьников старших классов. И это явление не только нашего времени: Шварц-Фризель опровергает распространенное мнение о том, что антисемитизм возникает в малообразованной среде, а интеллектуалы якобы гораздо реже не-интеллектуалов являлтсь его носителями. «На самом деле история ясно свидетельствует, что испокон веков вспышки ненависти к евреям никогда не были порождением улицы, а всегда возникали в образованной среде — в произведениях церковных писателей, поэтов, романистов, сказочников», — пишет автор исследования [3].

Так что особых надежд на интеллектуалов я бы не возлагала, видеть в них властителей дум и лидеров общества, так наз. “элиту”, рассчитывать на то, что они предложат обществу необходимые ему ценности или идеологию, не стала бы.

Это не значит, что люди, считающие себя интеллектуалами, не могут и не должны ничего делать. Привычка к дискуссиям в научном сообществе, привычка критически относится к себе и всему своему, в том числе ценностям и убеждениям, готовность пересматривать и уточнять свои основания, привычка к последовательному самостоятельному мышлению, которая свойственна — или должна была бы быть свойственна — людям интеллектуальных занятий — востребованы, кажется, украинским обществом, которое ожидают серьезные и потенциально болезненные общественные дискуссии, в частности, по поводу понимания отечественной истории, ценностей и т.п. Не в качестве авторитетов, лидеров общественного мнения и поставщиков ценностей и идеологий, а в качестве людей, имеющих эти необходимые навыки, могут быть, мне кажется, полезны те, кого принято называть интеллектуалами.

Сноски:

  1. Чаадаев еще в позапрошлом веке говорил, что Россия существует для того, чтобы давать миру урок, как не надо поступать. Увы, сейчас особенно хочется с ним согласиться.

  2. Часто указывают, что победить коррупцию невозможно, что она существует везде, в том числе и в самых цивилизованных странах. Это верно, но цивилизованных странах эт, как и любая другая преступность, эксцессы, отклонения от нормы, которые общество и государство старается пресекать, в Укараине же коррупция носит системный характер, на ней строится чуть не вся экономическая и социальная жизнь, и значительная часть людей, возмущаясь коррумпированностью высокопоставленных чиновников, вполне толерантно относится к “бытовой коррупции” -к зарплатам в конвертах, мелким взяткам, покупкам больничных и экзаменов и т.п. Вот это мы должны решительно изменить, и тут необходимы не только действия власти по “посадке” коррупционеров, изменению правил игры и пр., но и серьезная работа общества по самовоспитанию.

  3. Информация отсюда: http://grimnir74.livejournal.com/5738488.html

 
Смотреть все события