Главная » Блоги » Украина в точке бифуркации: как решится судьба страны?

Украина в точке бифуркации: как решится судьба страны?

01.02.2016
8302

Обсуждение экспертной средой различных сценариев решения конфликта на Востоке Украины актуализировало вопрос территориальной целостности нашего государства. Собственно говоря, потери одного только Крыма было достаточно для того, чтобы сделать вывод о нарушении этой целостности. То есть реальность уже отличается от того, что задекларировано в Конституции. А тут еще и Донбасс...

Казалось бы, официальный Киев не отказывается от оккупированных районов. По крайней мере, на своей первой в 2016 году пресс-конференции Президент Украины П.А. Порошенко утверждал, что в этом году восстановится украинский суверенитет над оккупированными территориями Донецкой и Луганской областей, а борьба за возвращение Крыма остается приоритетом на повестке дня.

Некоторые, правда, очень скептически относятся к возможности реализации этих заявлений, особенно по Крыму, проводя аналогии с нереалистичным приказом И.В. Сталина № 130 от 1 мая 1942 г. («добиться того, чтобы 1942 год стал годом окончательного разгрома немецко-фашистских войск и освобождения Советской земли от гитлеровских мерзавцев!»). Но это не мешает ставить стратегическую цель восстановления нарушенной целостности украинского государства и бороться за ее достижение.

Казалось бы, такая стратегия очевидна, она полностью соответствует положениям международного права и духу справедливости. Но процессы, происходящие в духовной сфере общества, стихийно эволюционируют в направлении, которое, мягко говоря, не предусматривает воссоздание территориальной целостности. Сегодня появляется все больше сторонников (не скептиков, сомневающихся: «хватит ли сил?», а именно сознательных сторонников) идеи добровольной «отказа» от оккупированных территорий. По словам советника украинского президента Олега Медведева, уже более 20% украинцев «готовы отказаться от Донбасса вообще». Мол, Восток – это не настоящая Украина, там живут ложные украинские граждане, они предали Украину, пусть теперь живут, как знают.

Более того, звучат тезисы о разработанном в Кремле «коварном плане» возвращения – «втюхивания» – Донбасса назад в Украину. Никто этого плана не видел, о Крыме вообще говорить не приходится. Но в массовом сознании выстраивается умозаключение: если этого хочет враг, значит, мы должны желать другое! Не возьмем наши же земли, даже не уговаривайте! «Наша задача – вербализует подобные мысли журналист Виталий Портников, – сохранить собственную государственность и способствовать оздоровлению Европы, а не соглашаться с вечной дестабилизацией и потенциальным сворачиванием с европейского пути – что и есть главной целью «впихивания» оккупированных территорий на путинских условиях».

Это хорошо – «сохранить собственную государственность и способствовать оздоровлению Европы». По первому пункту у меня лично возникает вопрос: а на каком рубеже мы можем сделать вывод о том, что собственная государственность сохранена? Можно ли говорить об Украине без Крыма? Без Донбасса? А без Харькова, Запорожья, Одессы? Днепропетровска, Полтавы, Киева? Сколько областей достаточно будет отдать агрессору, чтобы утолить его имперские аппетиты, и он отцепился от «сохраненной государственности»?

Далее, другая задача Украины, по В. Портникову – «оздоровления Европы». После Революции Достоинства на определенный период возникла иллюзия, что Украина может показать урок всему миру. Однако, чем больше времени проходит после Майдана, тем меньше остается надежд на то, что наше общество действительно оздоровилось. А тем более – само способно кого-то оздоровить. В Европе с ее ценностями человеческой жизни, свободы и прав личности, мультикультурализма, толерантности, демократического волеизъявления, ротации власти и т.д., растет «усталость» от Украины – воюющего государства с высоким уровнем коррупции, неэффективной экономикой, недействующими реформами и постоянными вымогательством кредитов. Будем откровенны: если Европа и «оздоровится», то благодарить за это она будет не нас.

Поэтому, прежде чем обучать кого-то другого и представлять собой «образец для мира», сосредоточимся на внутренних украинских проблемах. А их немало, и среди них – названные Святославом Вакарчуком коррупция, тотальная несправедливость, невежество, низкий уровень так называемой элиты, а также рост изоляционистских, ксенофобских настроений.

«Пока конфликт проявлял только хорошие стороны как украинского общества, так и украинского национализма, – высказывает свои опасения раввин Авраам Шмулевич. – Вопрос в том, что будет с украинским национализмом, если станет ясно, что Революция Достоинства не дала никаких результатов, кроме потери Крыма и Донбасса»?

Парадоксально, но в условиях, когда наши Вооруженные Силы остановили врага, но не в состоянии вести наступление и освободить территории от оккупантов, в обществе распространяются шовинистические настроения, более типичны для ситуации, когда внешний враг уже побежден. Мы не только не готовы к примирению, мы не готовы даже к диалогу. Крайне важно подчеркнуть, что речь идет не о настоящих террористах, которые с оружием в руках выступили против украинского государства, которые убивали, пытали, разрушали, а о своих соотечественниках с оккупированных территорий, вся вина которых состоит в том, что они родились в Донецкой или Луганской областях. Сколько злобы, ненависти и одновременно – тщеславия, высокомерия выплескивают украинцы в их адрес!

Вот актер Анатолий Пашинин признается, что «побрезгует жениться на даме из Донбасса». И дело не в том, что подобные мужчины выбирают себе спутницу жизни, как товар в супермаркете, рассматривая ярлык «made in...», а в том, что это порождает неправомерные обобщения. И благородные барышни из Центральной Украины лайкают: «Да, да, действительно, мы знаем, о ком идет речь, на Донбассе они все такие. Мы хорошие, а они – гадкие».

Вот не слишком грамотная, но амбициозная Ольга Хижняк обвиняет офицера ВСУ Максима Музыку, который, оказывается, пишет даже стихи на украинском, в том, что тот использует для общения с друзьями в соцсетях русский язык. Максим оправдывается, пишет что-то о свободе, о том, что на этом языке общаются бойцы АТО, наконец, о частном пространство в Интернете, но оппонент непреклонна: это язык агрессора, и он является «пособником «русского мира»».

Стоит ли после этого удивляться появлению такого комментария Сергея Бобелюка: «Как почитаю в СМИ, что творится в государстве, так башку сносит. Не то слово «хочу крови», а хочу море кровищи! До чего же много враждебного племени поселилось на нашей шее и едут, свесив ножки. Поднимайся, народ мой. Узнавайте себя и свою силу».

Примеры можно продолжать: каждый час они наполняют соцсети запахом ненависти и нетерпимости. Особенно хочу обратить внимание, что все это – обычные случаи, это – обычные люди, а не экстремалы, не политики радикальных партий, от которых можно было бы ожидать крайностей. Главным образом их злоба направлена на «своих Других» – русскоязычных, украинцев с оккупированных территорий и тому подобное. И это становится нормой.

В результате появляются какие-то архаичные по духу проекты решений, такие как инициатива народного депутата Остапа Семерака о «запрете ввоза в Украину книг и другой печатной продукции из страны агрессора – РФ»? Разве это не добровольный изоляционизм?

Разумеется, политическая борьба имеет свою логику и для достижения цели любые средства хороши. Сегодня донецкий клан отстранен от власти, «демократические силы» празднуют победу. Почему же тогда они воюют уже между собой? Почему продолжают разыгрывать карту региональных отличий, лишив права участия в выборах сотен тысяч собственных граждан? Переселенцы с оккупированных территорий превращаются в неполноценных изгоев вроде темнокожих в США или евреев в нацистской Германии. Происходит инфернализация Донбасса и всего, что с ним связано.

Однажды немецкий философ Артур Шопенгауэр отметил, что национальная гордость является самой дешевой гордостью, поскольку обнаруживает в зараженном ею субъекте недостаток индивидуальных качеств, которыми он мог бы гордиться; ведь иначе он не стал бы обращаться к тому, что разделяется кроме него еще многими миллионами людей. Добавим, что национальная гордость не требует от индивида особых усилий. Следует гордиться достижениями своей страны и ее граждан, но не по принципу «спасибо тебе, Боже, что я не...» (каждый может продолжить выражение, исходя из собственных предпочтений).

Но хуже всего то, что громче всех в этом хоре шовинизма слышны голоса именно выходцев из Донбасса. Психология понятна – унтерменши всегда преувеличивают в высказывании великодержавных чувств. Своими нападками на земляков, обвинениями в измене и коварстве они пытаются обелить себя, выслужиться перед властью – да так, чтобы на них никто и подумать не мог, что они сами с Донбасса. И подобно Катону Старшему, уместно или нет, повторяют: «Карфаген должен быть разрушен»!

В истории Украины уже случалось не раз, что мелкие тактические шаги в борьбе за власть разрушали все политическое пространство, и соборное украинское государство прекращало существовать. Похоже, сегодня Украина в очередной раз оказалась в точке бифуркации, когда возможные тенденции дальнейшего движения почти уравновешиваются. Между евроинтеграцией и изоляционизмом, между соборностью и сознательным отказом от оккупированных территорий, между толерантностью и нетерпимостью к другому – именно в таких системах координат должно выбирать свой путь наше общество. Но в состоянии бифуркации конечный выбор определяется многими случайностями. И именно от них зависит судьба страны. А значит – и каждого из нас.

 
Смотреть все блоги