Главная » События » Новости и комментарии » Трансатлантический форум в Риме: перспективы сотрудничества США, Европы и России

Трансатлантический форум в Риме: перспективы сотрудничества США, Европы и России

12.02.2016
4620

11 февраля в Риме состоялся «Трансатлантический форум по России», организатором которого выступил Центр американских исследований в Риме совместно с учеными и крупнейшими международными политическими представительствами. В частности, в мероприятии принял участие директор Украинского института стратегий глобального развития и адаптации Виктор Левицкий. Докладчики обсудили ключевые вопросы диалога и дальнейшего взаимодействия между Россией, США и Европой.

Трансатлантический форум в Риме: перспективы сотрудничества США, Европы и России

Одной из главных тем форума стали санкции, введенные в отношении России после аннексии Крыма. В частности Даниель Фрид, координатор политики санкций Государственного департамента США, заявил, что эти меры воздействия должны применятся, что если бы не было санкций, была бы Новороссия.

Также Даниель Фрид отметил, что США не хочет доминирования России в Европе, и не допустить такое доминирование – главная задача Америки.

В то же время, представитель Госдепа подчеркнул, что Соединенные Штаты должны сотрудничать с Россией, в том числе – в армейских вопросах.

В свою очередь Дебора Бергамини, член палаты депутатов Италии Парламентской ассамблеи Совета Европы, призвала стороны признать, что санкции не работают, и начать путь от беспорядка к порядку.

По мнению депутата, слабая Европа – это слабый мир. Существующая позиция ослабляет Европу, а значит – мир. При этом Европа должна быть медиатором между Россией и США

Кроме этого, Дебора Бергамини подчеркнула, что одной из главных целей объединения сторон может стать борьба с терроризмом. Она заявила, что у Европы много разного с Россией, но есть одно общее, главное, – принадлежность к христианству, что может стать основой для создания коалиции против терроризма.

Пьер Фердинандо Казини, председатель Комитета по иностранным делам Сената Италии, в своем выступлении также сделал акцент на необходимости создания большой коалиции против терроризма. С его точки зрения, все стороны должны двигаться вместе, нужно создать новый договор между Россией, Европой и США.

Господин Казини подчернул, что Европе не нужна слабая Россия.

Дмитрий Суслов, российский координатор и член Рабочей группы по вопросам будущего российско-американских отношений, отметил, что у сторон существует разное понимание прошлого и окончания холодной войны. Во время доклада он коснулся вопросов конфликтов в Украине и Сирии, заявив, что Сирия и Украина – это борьба за новые правила мирового порядка, многополярного мира.

Кроме того, по словам Дмитрия Суслова, минские соглашения должны быть имплементированы до смены администрации в Белом доме.

Виктор Левицкий, директор Украинского института стратегий глобального развития и адаптации, обращаясь к участникам, отметил, что внешние факторы имеют огромное влияние на ситуацию в Украине. Так, по его словам, США и Россия формируют дискурсы, в которых Украина лишается государственной субъектности. Поэтому ученый призвал к отказу от принижение украинской независимости:

«Россия настаивает на исторической несамостоятельности Украины, которая рассматривается как часть России. Проблема эта давняя, насчитывает много десятилетий, если не веков, и при этом для самих россиян практически незаметная. В российском дискурсе Переяславская рада (1654 г.) рассматривается как воссоединение русского народа после нескольких веков искусственного разделения. История России предстает как история Руси, русский народ — как единственный субъект государственности, а украинцы — как часть этого народа, закономерно вернувшаяся в лоно материнской державы и церкви. Естественно, что при таком изложении логики истории России Украина предстает как некоторое недоразумение, а ее существование — как историческая ошибка или даже зло. Такой подход имел идеологические корни и был направлен на минимизацию центробежных явлений в Российской империи XVIII-XIX веков и Советском Союзе. Однако после обретения Украиной независимости указанная точка зрения утратила свое идеологическое значение и превратилась в препятствие на пути нормального сосуществования двух государств — Украины и России.

Тем более, что указанная идеологема исторически некорректна. Необходимо вспомнить, что центром древней Руси был именно Киев, а память о тех временах легла в основу украинской идентичности. Этот исторический путь позволил украинцам претендовать на государственную субъектность и провозгласить независимость Украины.

Не оспаривая права других наций на древнеруское наследие, признавая древнеруское начало российской и белорусской экзистенций, следует подчеркнуть уникальность многовекового пути, пройденного Украиной, позволяющего ей быть полноценным субъектом европейской политики и выйти на путь развития наших отношений с соседями.

Считаю, что пришло время отказаться от искажающей историю идеологической риторики и перейти к конструктивному дискурсу. И здесь важно не только осудить публикации, разжигающие межнациональную рознь — подобные книге «Украина — это Россия», не так давно увидевшей свет, но и задаться вопросом о конструктивности взгляда на украинскую культуру и украинский народ, звучащего в речах некоторых сторонников «русского мира».

С другой стороны, с моей точки зрения, опасной является и попытка перечеркнуть значимость принадлежности Украины к духовно-религиозной традиции, которая начала формироваться в эпоху Киевской Руси. Одной из важнейших современных тенденций следует считать пересмотр той модели секулярной цивилизации, которая была предсказана Просветителями. В мире начала XXI века религиозные смыслы снова приобретают вес, и даже светские государства не могут игнорировать вызовы постсекулярной эпохи. Общие истоки культур, которые восходят к одному историческому центру — древнекиевскому православию — Украины, Белоруссии и России не могут рассматриваться как нечто абсолютно несущественное. Тем самым мы перечеркиваем часть собственной идентичности и истории.

В этой связи считаю необходимым остановиться на словах, прозвучавших в обращении Президента США Барака Обамы к нации 7 декабря 2015 года, которые касались Украины. Дословно Президент сказал следующее: "Even as their economy severely contracts, Russia is pouring resources in to prop up Ukraine and Syria – client states they saw slipping away from their orbit". Эта неоднозначная цитата стала предметом обсуждений в политических кругах и даже потребовала объяснений со стороны официального Вашингтона. Я хочу обратить внимание на то, в чем оратор не сомневался и тем самым вкладывал в подсознание своих слушателей: Украина является страной-клиентом, она не является самостоятельным субъектом на международной арене. Сама эта установка подталкивает страны-субъекты, включая США, к тому, чтобы решить проблемы Украины вместо Украины.

Поэтому мне представляется, что слова Президента Обамы об Украине как «стране-клиенте» России подпитывают идеологему, о которой речь шла выше, и навязывают украинцам и россиянам неправильную модель отношений.

То, что Украина является независимым субъектом международной политики, — свершившийся факт. Уверен, что в интересах и США, и России препятствовать дестабилизации ситуации в Европе, связанной с попытками уменьшить эту самостоятельность. Именно поэтому призываю стороны отказаться от дестабилизирующих ситуацию риторик.

Для того, чтобы снизить напряженность в Украине, минимизировать конфликт и вырвать у заинтересованных сторон аргументы в пользу сепаратизма, необходимо учесть весь клубок противоречий и проблем, которые скопились на Донбассе. Я имею ввиду и внешние, и внутренние факторы. Считаю, что, анализируя ситуацию внутри Украины, необходимо получать информацию из первых рук, в том числе из исследований, которые на протяжении ряда лет ведут ученые в Донбассе и Киеве.

Коррекция идеологических дискурсов, признание политической субъектности Украины позволят изменить отношение людей вне и внутри моей страны к ее основным проблемам и станут первым шагом на пути к подъему ее экономики и культуры».

 
Смотреть все события