Главная » Блоги » Тоталитарное и гражданское общество в ОРДЛО

Тоталитарное и гражданское общество в ОРДЛО

20.05.2016
17744

Украина привыкла жить в войне. Прошло больше двух лет с начала конфликта на Донбассе, и все мы успели определить свое к нему отношение. Мы привыкли к противостоянию, жизнь в конфликте устоялась – лишь бы не гибли люди, а с остальным можно смириться.

Новости из Верховной Рады, Генеральной прокуратуры и далекой Панамы вытесняют с топовых позиций сообщения с востока Украины. Украинское общество свыклось с разделением на «Мы» и «Они», при этом «Мы» на стороне Добра, а «Они» – на стороне Зла. Все, что есть в мире светлое, – за нас, темные силы Мордора – за них. И вовсе не важно, что Они думают точно также о Нас. «Проколы» киевского руководства воспринимаются у них с радостью и облегчением, мол, «слава Богу, мы уже не Украина. Пусть у них творятся всякие безобразия, нам их не жалко, Они – не Мы».

Наши СМИ подают информацию из-за линии фронта исключительно в черных тонах: на Донбассе возродилось Дикое поле, и орды азиатов, люмпенов, алкоголиков и наркоманов, а также выпущенных зеков бродят по развалинам промышленных зон. Да и как усомниться в этом, если даже простая поездка на место событий и аккредитация там журналистов чревата автоматическим зачислением в предатели.

Мы испытываем какую-то глубинную психологическую потребность в подтверждении собственной правоты. Нам хочется, очень хочется, чтобы у них ничего не получалось, все было хуже, чем у нас. И пусть мы сами далеки от идеала, душу греет то, что там еще хуже. Замечая соринку в глазу у соседа, в свои бездонные глаза мы даже не заглядываем.

Во многом эта амбивалентность подпитывается юридическим абсурдом, когда de jure ситуация коренным образом разнится от ситуации de facto. Гибридная война имела своей целью замаскировать истинные цели агрессора, и украинская фемида в образе Шевченковского районного суда города Киева отрицает правомерность квалификации действий как войны, продолжая называя все это «антитеррористической операцией». С юридической точки зрения мы не признаем ни того, что идет война, ни агрессии (см. решение того же Шевченковского суда от 12 мая 2016 г. или Высшего административного суда Украины от 23 февраля 2016 г.), ни оккупации (см. Закон Украины «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей»).

Но тут возникает вопрос: не уподобляемся ли мы страусу, который при виде опасности прячет голову в песок? Не хотим ли уберечь созданную нами картину мира, такую комфортную и удобную, от самой реальности? Можно обхитрить себя и в чем-то убедить окружающих, но если при этом ничего не менять, действительность не станет такой, как мы того желаем. Очень удобно жить в «капсуле иллюзий». Более того, если кто-то посягнет на ее целостность, сразу станет врагом.

А действительность такова, что de facto на украинской территории образовались и с каждым днем укрепляют свои позиции пророссийские «народные республики», которые 11 мая 2016 года бурно отметили вторую годовщину своего существования. За это время сформированы и достаточно эффективно функционируют органы управления в «республиках». Поддерживаются внешние формы жизнедеятельности: поддерживается чистота и порядок городов, отремонтированы дороги, налажена работа полиции, налоговиков, коммунальных служб. В социальной сфере выплата пенсий, зарплат и пособий осуществляется без ощутимых задержек. Силовики, бюджетники и управленцы чувствуют себя весьма комфортно. Возвращается мелкий бизнес, открываются магазины и кафе. Особым предметом гордости младореспубликанцев являются низкие тарифы на коммунальные услуги и демонстративное преодоление коррупции. Питание в детских садах и школах улучшилось. Правящая верхушка всеми силами старается не раздражать население, живущее на этой территории. Нравится нам это или нет, но жизнь потихоньку налаживается и без помощи Украины, правда, на российские деньги. Однако, конечно, не стоит забывать о постоянных смертях на фронте, подвалах «МГБ», людях с оружием, шпиономании и доносах.

Пока наше государство строит заборы внутри страны, отгораживается от части своего народа, в ОРДЛО складывается специфическая идентичность. На мой взгляд, в «республиках» формируются два типа обществ: проукраинское, преимущественно – «виртуальное» (в социальных сетях) гражданское общество и тоталитарное прореспубликанское, пророссийское (в социальной реальности). Причем, «образ врага» и в том, и в другом случае играет главенствующую роль в этом процессе. Только, врагом тоталитарного общества является Украина, а врагом представителей гражданского общества – Россия.

Формирование гражданского общества происходит в большей степени «инкогнито», создается «открытое общество» в закрытом режиме. Люди зачастую не подписываются своим именем в целях безопасности, но обсуждают, спорят, дискутируют на разные «государственные» темы, пытаясь противостоять манипуляции и откровенной пропаганде. Причем среди представителей гражданского общества в «республике» нет единства по многим вопросам. Предметами обсуждения являются: проблемы статуса послевоенного Донбасса, русского языка, отношение к амнистии, декоммунизации, которая полным ходом идет в Украине и вызывает разную реакцию в обществе. Восточные украинцы более умерены в этом вопросе, нежели жители остальной Украины. Часть представителей гражданского общества в ОРДЛО мечтают сбросить памятник Ленину, другие, наоборот, считают, что не стоит нажимать на «болевые точки» для сохранения спокойствия. Декоммунизация Украины осуществляется теми же самыми методами, какими в 20-30-е годы сбрасывали колокола и разрушали церкви. Своими радикальными действиями декоммунизаторы уподобляются комсомольцам 30-х, мало чем от них отличаясь…

Если гражданское общество скрытно проявляется в Интернет-пространстве, то тоталитарное общество формируется демонстративно и целенаправленно – с экранов телевизоров, со страниц газет население просто «зомбируют». Социализация и ресоциализация личности происходит именно тоталитарными методами. И если старшему поколению это нужно лишь вспомнить и такие приемы для них являются естественными формами организации жизни в обществе, то детям и молодежи приходится весьма сложно.

Например, к празднованию годовщины «республики» Министерство образования «ДНР» разослало указания о необходимости изучения студентами, учащимися школ биографии А. Захарченко, гимна республики, ее символики. В формировании тоталитарного общества важную роль играют такие общественные организации, как «Донецкая республика», «Свободный Донбасс». Нельзя сказать, что руководство учебных заведений все распоряжения выполняет безукоризненно. Учителя по мере сил противятся чрезмерной политизации жизни, акцентируя внимание на учебном процессе. Все же, 23 года жизни в демократической Украине дают о себе знать, но ментальное желание «иметь хозяина своей судьбы» у многих донбассовцев неискоренимо. Жить «скованными одной целью и связанными одной цепью» оказывается удобнее и проще, не нужно делать выбор, за тебя его сделают. Тезисы «негативной» («Я никому не раб») и «позитивной» свободы («Я сам себе хозяин»), которые описывал английский философ Исайя Берлин, не срабатывают там. Люди тяготятся своей свободой и сознательно отдают ее в руки правящей элиты. Происходит формирование «закрытого общества» в открытом режиме. Это ощущение закрытости подкрепляется блокадой, блокпостами, изолированностью. Жизнь протекает на «вдохе и задержке дыхания». Выезжающие на украинскую территорию люди «выдыхают» и расслабляются. Дончане шутят между собой: «Мы живем так хорошо, что нам никто не завидует».

Правда, скептики могут возразить в том вопросе, что и гражданское, и тоталитарное общество подразумевает наличие государства, а эти образования не являются таковыми. Однако человек в современности живет зачастую в сконструированном мире – как им самим, так и средствами массовой информации для него же. Поэтому, хотя «Л/ДНР» и непризнаны, но многие жители считают их абсолютно легитимными, социально рациональными и желанными. Более того, многие из них вполне счастливы жить именно так.

Что касается украинской стороны, то, на мой взгляд, общественность, интеллектуалы, политики должны анализировать ситуацию, объективно изучать ее, прогнозировать тенденции развития, а не подвергать «зряшному отрицанию» все, что делается в ОРДЛО, насмехаясь над оставшимися там украинцами. Мы просто обязаны смотреть правде в глаза, видеть и знать свои и их ошибки и победы, ибо, как говорили европейские философы Роджер и Френсис Беконы – «знание-сила».

Читайте также:

Блокадные будни Донбасса

Блокпосты: долгая дорога домой

 
Смотреть все блоги