Главная » События » Экспертиза » 2021 » Так кто же такие олигархи?
10июня2021
1076

Так кто же такие олигархи?

https://vesti.ua/politika/obshhestvennaya-ekspertiza-tak-kto-zhe-takie-oligarhi

 

Внесенный Владимиром Зеленским в Верховную Раду законопроект "О предотвращении угроз национальной безопасности, связанных с чрезмерным влиянием лиц, имеющих значительный экономический или политический вес в общественной жизни (олигархов)" непосредственно касается 10–15 человек, но вызвал резонанс во всем украинском обществе. За три десятка лет независимости украинцы как-то попривыкли, что президенты приходят и уходят, а Ахметов, Коломойский, Пинчук и Фирташ остаются. Трудно даже представить, что кого-то из них привлекут к ответственности по украинским законам или тем более лишат состояния и влияния.

И вот свершилось? Впрочем, вопросов к законопроекту также немало. Во-первых, подконтрольный президенту СНБО объявил о том, что круг олигархов значительно шире, и оставил за собой право "назначать" таковых (чтобы потом с ними бороться). Во-вторых, олигархи, может, и зло, но контролируют практически всю экономику Украины, и что будет, если их не станет, никто достоверно не знает. В-третьих, не получится ли так, что на место "раскулаченных" олигархов просто придут новые?

Пожалуй, стоит начать с азов и уточнить у экспертного сообщества, кто же такие олигархи, борются ли с их влиянием в развитом мире и какими методами.

 

  1. Каков смысл слова "олигарх" и кого сегодня называют олигархами?

 

Алексей Бебель, совладелец адвокатского объединения "Бебель, Демура и партнеры", юрист-международник:

— Классическое понятие "олигарх" со времен античности означает "власть немногих". И, надо заметить, древнегреческие философы считали эту форму правления одной из худших. Но сегодня понятие "классической" олигархии начинает сдавать позиции. В первую очередь, к "олигархии" сегодня корректнее относить именно транснациональный капитал, который вполне может влиять на политику в разных странах. Что касается Украины, у нас олигархи сложились при Кучме, когда были приватизированы крупные заводы, фабрики, энергетические компании. Кроме самых известных имен, есть те, кто находится в тени, они заведомо "не светятся". Но по некоторым секторам их влияние не меньше, чем у "классических" олигархов. И вопрос в том, как с ними бороться. С точки зрения международного опыта, борьба ведется средствами антимонопольной политики. Но насколько она эффективна, вопрос дискуссионен.

К законопроекту президента об олигархах есть "со старта" несколько вопросов. Там "за скобками" оставлен финансовый капитал. И этим из перечня, по сути, выбивается международный капитал, он сознательно выносится за скобки! А вот он как раз и представляет наибольшую опасность. Ведь именно международный финансовый капитал имеет средства и возможности влиять как на политику правительства в своей стране, так и на эту политику в других государствах. В итоге получим закон, который будет "вымывать" влияние наших, отечественных, капиталистов. Поэтому необходимо предусмотреть и борьбу с иностранным влиянием, например, с помощью специального закона об иностранных агентах.

 

Кость Бондаренко, политолог, директор Фонда "Украинская политика":

— У нас олигархами начали называть тех, кто получил свои сверхприбыли в период первичного накопления капитала в 90-е годы. Если в России этот термин активно начал употреблять Анатолий Чубайс, то в Украине старт положил Николай Томенко в 1997–1998 годах, тогда он возглавлял Институт политики и издал доклад об украинских олигархах. Это был развернутый аналитический доклад, в котором было дано определение олигархов как людей, которые осуществляют активность в трех плоскостях: политической, экономической и медийной. Он же дал первый условный перечень олигархов, отнеся к ним молодого еще тогда Рината Ахметова, Павла Лазаренко, Виктора Пинчука, Андрея Деркача, Вадима Рабиновича, Александра Волкова.

 

Антон Кучухидзе, политолог-международник:

— Все просто: олигархом в украинских реалиях будет считаться представитель большого бизнеса, который срастается с политической и государственной властью. И который получает совершенно политические рычаги для продвижения собственных интересов в экономике. Государство должно быть равноудаленным от субъективных коммерческих интересов отдельных игроков. Оно должно сбалансировать эти вещи — одной из его прямых задач является поиск баланса, перераспределение средств ради достижения справедливости и создания условий для социальной ответственности. Избранные не должны получать возможность влиять на должности. Разорвав цепочку, власть рассчитывает передать государству истинный механизм по контролю, наполнению казны. Еще один контекст: МВФ утверждает, что именно олигархи являются одним из главных препятствий на пути к экономическому возрождению Украины.

 

Максим Орыщак, аналитик компании "Центр биржевых технологий" (ЦБТ):

— Олигарх в нашем понимании — это владелец крупного бизнеса, который в индустрии не имеет конкурентов по объему, и это лицо оказывает влияние на политическую жизнь страны. То есть по сути — бизнес-магнат, который контролирует достаточно ресурсов, чтобы влиять на национальную политику. Олигархическую прослойку стоит затрагивать с позиции честности вывода средств за рубеж, с позиции создания рабочих мест в стране, уплаты налогов в госказну и т. д. Полноценное отстранение олигархов от управления страной даже губительно, так как она становится уязвимой в международных переговорах. То есть здесь не стоит бороться с олигархами, а стоит находить рычаги управления ими для качественного и взаимовыгодного сотрудничества.

 

Сергей Войченко, адвокат, к. ю. н.:

— Нет в законодательстве понятия, которое бы фиксировало "олигархов" терминологически. То определение, которое пытается дать власть в проекте нового закона, — корявое и неточное. Критерии "олигархичности" прописаны нечетко, согласно финансовому состоянию, в олигархи можно записать очень много народа. Но ведь в отношении абсолютного большинства из них правосудие не доказало совершения уголовно наказуемых деяний, которые могли бы привести к сколь-либо весомым санкциям. А раз так, то и внесение их в какие-либо "списки" будет оспариваться.

 

  1. Существует ли традиция борьбы с олигархами в США и странах Европы?

 

Алексей Бебель:

— В США есть несколько законов, которые регулируют порядок лоббистской деятельности. Они достаточно хорошие, и их можно было бы взять за основу, но они идут в паре с законом об иностранных агентах. Если человек хочет заниматься лоббистской деятельностью и при этом не является гражданином — он проходит регистрацию как иностранный агент. А что касается лоббистов — те получают четкое ограничение деятельности: кто может вести подобную активность, кто не может и как именно ее вести.

Но при всех особенностях США и влиянии крупного капитала там на СМИ и на политику через лоббистов, у них достаточно неплохо развита антимонопольная деятельность. Там борются с "денежными мешками", заставляя их принимать общие правила игры. В большей мере продвинулась Европа: самое прогрессивное и идеальное законодательство имеет Швейцария. Другие страны имеют национальное законодательство, в большинстве очень активно борются с лоббистской деятельностью. Особенно это касается участия НГО, фондов и разного рода организаций в политической активности. Им попросту блокируют возможность проведения своих, узкокорпоративных, интересов.

 

Кость Бондаренко:

— В США более чем 100 лет назад началась борьба с засильем Рокфеллеров, в 1890 году был принят Акт Шермана — первый антитрестовский (антимонопольный) закон США, что положил начало борьбе с олигархами. Но олигархам там никогда не запрещали влиять на политику, попросту вынеся это в рамки закона о лоббизме, и никогда не запрещали влиять на СМИ. В Европе также не было сколь-либо существенных ограничений, там было просто регулирование рынка через целый ряд законов в социальной сфере — повышение роли профсоюзов, пакты о партнерстве между правительством и профсоюзами в корпорациях, антимонопольное законодательство. Тем более что и сами олигархи были рады услужить любой власти, в частности в Германии большие промышленники нужны были и Веймарской республике, и Гитлеру, и позднее Аденауэру.

 

Антон Кучухидзе:

— Запад сделал все, чтобы кого-то в Конгрессе США не финансировал условно сталелитейный магнат или железнодорожник. Или чтобы Минэнергетики не принимало решение в пользу кого-либо из промышленников. Системы госуправления в США созданы таким образом, что институт лоббизма является официальным и открытым. Система работает так: "Мы понимаем, что вы — крупная компания, и хотели бы снижения рентной платы или налоговых ставок. Это ваше право, есть механизм — пользуйтесь и отчитывайтесь об этом". Лоббируются даже геополитические решения. Но "своего" министра экономики назначить не получится. Все приходят к консенсусу, и чаще побеждает политическая конъюнктура правящей партии.

 

Максим Орыщак:

— В Америке наиболее ярким примером борьбы с олигархами является ситуация с Рокфеллером, который контролировал в свое время почти 100% рынка энергоресурсов страны, имел представителей в правительстве и даже спонсировал "своего" президента. Но в нашей ситуации очевиден высокий уровень коррумпированности государственной системы, управление страной за счет того, что системообразующий бизнес кормит госбюджет. То есть дробление бизнеса или желание "дать дорогу конкурентам" невозможно. Все ресурсы страны уже кому-то принадлежат.

 

Сергей Войченко:

— Влиять на формирование монополий в Украине призван Антимонопольный комитет. Для его эффективной работы нет нужды называть кого-то "олигархом", нужно попросту соблюдать законодательство. А все происходящее является продолжением тенденции на подмену Зеленским решениями СНБО деятельности правоохранительных органов и ветвей власти, в частности судебной. Быстрые результаты будут, конечно, получены, однако это не приведет к возникновению хоть сколько-нибудь весомых последствий, кроме популистских заявлений и показательного "шоу".

 

  1. Насколько законна и оправдана "антиолигархическая" политика президента Владимира Зеленского? Не будут ли решения СНБО назвать кого-то "олигархом" позднее признаны незаконными?

 

Алексей Бебель:

— К судебной системе априори есть вопросы. Хоть СНБО, согласно Конституции, и не может принимать подобные решения, есть одновременно и позиция Верховного суда относительно санкций, и она однозначна в том, что это есть вопрос суверенитета и ограничения возможности судебного контроля. Я думаю, что эти вопросы будут вынесены для рассмотрения судами иностранной юрисдикции, насколько возможно, или международной юрисдикции (тот же ЕСПЧ — по истечении рассмотрения дел в национальных судах). Шансы, что подобный статус будет отменен, есть, и они достаточно высоки. И суды будут исходить из того, что не может какой-то орган, не имеющий права устанавливать юридический факт (то есть принимать решение на уровне суда), определять статус человека.

 

Кость Бондаренко:

— Совершенно вероятно, что решения СНБО будут опротестованы в судах. Но вопрос, в каких именно. Реально под законом есть две первоосновы. Первая — в том, что кого-то надо сделать крайним за ситуацию в экономике. Президента или пропрезидентское правительство невозможно. Вот тут и пригодится "универсальное зло" в лице олигархов: "Почему в экономике все плохо? — А потому что олигархи". И второй момент: есть соответствующий заказ со стороны Запада. Ведь олигархи составляют своеобразную "иммунную систему" украинской экономики. Как бы это ни выглядело, именно они являются "антителами", которые выработал украинский организм, защищаясь от усилий транснациональных корпораций. И понятно, что те прекрасно знают: путь к контролю над властью в Украине лежит через низложение олигархов.

 

Антон Кучухидзе:

— С точки зрения политики, будучи еще кандидатом, президент Зеленский обещал борьбу с олигархами — и это для него выполнение обещания. Что касается СНБО, Совбез может в основном блокировать определенные процессы, после чего окончательное решение будет принимать суд.

 

Максим Орыщак:

— В нашем случае политика Зеленского даст возможность отстранить часть бизнесменов от управления страной. Но хуже то, что это юридическая игра, и, называя кого-то олигархом, действительно, просто будут передавать его ресурсы нужному сейчас человеку.

 

Сергей Войченко:

— Если бы решением Совбеза Анджелина Джоли должна была приехать в гости к секретарю СНБО Алексею Данилову, то для самой Джоли это бы ничего не изменило. Как, собственно, и для самого уважаемого секретаря СНБО. Борьба Зеленского с олигархами — погоня за своим же хвостом: только очень недальновидные люди верят в эти усилия. Во-первых, природа не терпит пустоту, и на место одного низложенного олигарха тотчас придет другой. Во-вторых, Зеленский повторяет путь нашего северного соседа, где в начале нулевых Борис Березовский выехал за рубеж, а Михаил Ходорковский получил приговор по "делу ЮКОСа". Но олигархи-то не исчезли. И выбивая одних олигархов, власть просто ставит вместо них других. Речь о перераспределении капитала.

 

Заключение Общественной экспертизы

Борьба с олигархами — это борьба даже не за бюджетные деньги, а за контроль над ресурсами государства. Если государство контролируется избранной народом властью, то оно, государство, принадлежит самому народу. Если же властвуют олигархи, то правительство и граждане превращаются в их обслуживающий персонал. С этой точки зрения законопроект Владимира Зеленского имеет большой позитивный потенциал. Однако борцам с олигархами следует помнить о том, что на сегодняшний день ресурсы страны сосредоточены в руках этих немногих, и простое разрушение старого может обернуться хаосом, подобным хаосу 90-х. И тогда, после нескольких лет разрухи и войны всех против всех, нас ждет "новый порядок" с новыми же олигархами, имена которых даже для сегодняшней власти могут оказаться непредсказуемыми.

Кроме того, эксперты предупреждают, что борьба с отечественными олигархами не должна превратиться в продвижение олигархов транснациональных — представителей международных компаний, которые заинтересованы в подчинении украинских ресурсов своим интересам, но не нуждаются в развитии украинской субъектности. С учетом трепетного внимания Владимира Зеленского и его команды к реакции ЕС и США эта угроза более чем существенна

 

Читайте также:

Деолигархизация и налог на Google: Топ-5 событий недели

Нужны ли украинской власти эксперты?

Смотреть все события