Главная » Новости и комментарии » Сможет ли Владимир Зеленский начать реинтеграцию Донбасса?

Сможет ли Владимир Зеленский начать реинтеграцию Донбасса?

20.06.2019
526

Народные депутаты от старой власти блокируют законодательные инициативы Владимира Зеленского. В отличие от Молдовы, где коррумпированные политики во главе со свергнутым олигархом были вынуждены спешно покинуть страну, в Украине многие сторонники Петра Порошенко сохранили свои посты, а сам бывший президент и олигарх лелеет надежду вернуться в высшие эшелоны власти.

Что делать новому президенту, чтобы его победа не превратилась во временную, чтобы те перемены, за которые проголосовали около 75% населения, начали осуществляться? Важнейшей вехой на пути выхода Украины из кризиса мог бы стать мир на Донбассе и начало его реинтеграции в Украину. Экономическая блокада, риторика ненависти и неизбежности большой войны были тем "зельем", с помощью которого старая власть пыталась заставить украинцев голосовать за нее.

Однако сегодня много и объективных сложностей на пути к возвращению Донбасса. Можно ли взять инициативу в мирном процессе в свои руки? Что можно сделать для реинтеграции Донбасса уже сегодня, сделав позитивные изменения необратимыми?

Можно ли сделать что-то для реинтеграции Донбасса, не дожидаясь встречных шагов? Целесообразно ли это?
Энрике Менендес, общественный активист:

— Ситуация, которая сложилась на Донбассе и досталась Владимиру Зеленскому в наследство от предшественника, очень сложна комплексно. Я не верю, что можно сделать какие-то быстрые шаги, которые приведут к эффективным результатам.

С другой стороны, уверен, что от нового президента в вопросе урегулирования ситуации на Донбассе зависит очень многое. Во многих вопросах нам не хватало не знаний, как сделать, а политической воли, чтобы взять и сделать. Например, это касается отмены транспортной и экономической блокады и запрета на ответную стрельбу по жилым кварталам.

Я считаю, что у Зеленского есть два эффективных инструмента, которые он мог бы сейчас использовать в одностороннем порядке. Он мог бы публично заявить, что Украина отказывается от вооруженного возврата Донбасса. Это был бы посыл, что наши Вооруженные силы нужны нам для обороны своих территорий и у нас нет намерения вести наступательные действия. Также он мог бы в одностороннем порядке отменить транспортную блокаду. По крайней мере, заявить о том, что Украина готова к такому шагу. Это был бы сильнейший удар по людям, которые выступают за блокаду и в Украине, и в самопровозглашенных республиках.

За два года блокады появилось много людей, которые на этой блокаде кормятся. Они будут сопротивляться.

Митрофан, митрополит Горловский и Славянский (Украинская православная церковь):

— Одним из первых шагов для Зеленского могло бы стать снятие блокады. Нужно дать возможность людям, пересекающим линии разграничения, быть такими же украинцами, как и те, которые живут на подконтрольной Украине стороне. Людям из ОРДЛО много чего запрещают провозить, в том числе лекарства, продукты, бытовые товары. Если Донбасс — это Украина, а мы в этом не должны сомневаться, то почему те, кто живет за линией разграничения, должны отличаться от других? Это дискриминационное решение нужно отменить. Пусть не провозят оружие, наркотики, спиртное, а все остальное нужно разрешить провозить. Зачем нужна экономическая блокада? Пусть политики приедут, в очереди постоят, посмотрят, как люди мучаются, как едут в автобусах с сумками, за пенсией.

Что нужно сделать в информационном пространстве, чтобы ускорить процесс реинтеграции?
Энрике Менендес, общественный активист:

— Зеленский в своих речах говорил о том, что нужно по-другому общаться с людьми, которые живут в ОРДЛО. Информационная политика, которую проводила Украина все эти пять лет, была абсолютно провальной. Президент может быть только инициатором изменения риторики, но быстро это не произойдет, учитывая, какие билборды сейчас развешивают СБУ и Мининформполитики. Последний перл — это борды с надписью «Нет российской оккупации под видом мирных планов». Это означает, что люди поставили знак равенства между любыми мирными планами и российской оккупацией.

Митрофан, митрополит Горловский и Славянский (Украинская православная церковь):

— Надо перестать делить людей на своих и чужих. Прощение нужно просить с двух сторон. Нельзя односторонне принуждать кого-то просить прощение. Очень многие люди пострадали и от обстрелов, и от блокады. Нужно изменить уже сегодня риторику, информационный фон — на примирение нужно идти обоюдно. Необходимо начинать признавать свои ошибки, а не заставлять каяться только одну сторону в своих ошибках.

 

Церковь остается одной из последних структур, связывающих де-юре и де-факто ОРДЛО с Украиной. Как возможно использовать этот фактор для реинтеграции?
Руслан Халиков, религиовед:

— Церковь действительно остается одной из если не последних, то важных структур, связывающих ОРДЛО с остальной частью Украины и даже с Крымом (пускай и очень формально). Церковные лидеры посещают неподконтрольные территории, в отличие от политических лидеров. И речь идет не только о православной церкви. Один из важнейших примеров того, как церковь окормляет свою паству по обе стороны линии разграничения, — это визиты папского нунция Клаудио Гуджеротти в Донецк и Луганск. Конечно, церковь живет не только на небесах, но и на земле. Поэтому за реакцией церквей в социальной плоскости внимательно следит общество по обе стороны. И здесь следовало бы развивать инициативы, связанные с примирением, обменом пленными и т. д., в чем церкви себя уже проявили. Что касается православных церквей, их слабым местом является стремление к союзу с государством — появление епископов на фото с политиками из противостоящих лагерей вряд ли убедит их прихожан в необходимости примирения. Скорее стоило бы противопоставить церковь политикам как независимый моральный авторитет, который должен призывать обе стороны к компромиссу, не поддерживая ни одну из них прямо.

Митрофан, митрополит Горловский и Славянский (Украинская православная церковь):

— Церковь всегда старалась людей примирить, не разделяя их, как политики. Те делят людей, потому что им нужна выгода, рейтинги. У церкви таких целей нет. Ей без разницы, на какой стороне люди. Паства — одна большая семья, независимо от линии разграничения, которая постоянно менялась. Мы никогда не делили людей. Ответ на вопрос, где заканчивается война, нужно искать не в церкви. Церковь не инициировала войну. Нужно искать людей, которые получают выгоду от войны — материальную, политическую. В этом списке точно церкви нет. Как только найдут этих людей и их отстранят от процесса, то война прекратится, потому что люди войны не хотят.

Выводы Общественной экспертизы
Донбасс остается кровоточащей раной на теле Украины. Ошеломительная победа Зеленского продемонстрировала, насколько силен запрос на мир в украинском обществе. Однако пять лет войны нельзя просто взять и отменить. Огромные жертвы среди военных и мирного населения, разрушения и экономические потери, формировавшаяся на военной риторике национальная идентичность — все это стоит преградой на пути к миру. Именно эти факторы уже сегодня активно используют те, кто годами наживался на войне в политическом, а иногда и экономическом смысле.

С другой стороны, президент должен помнить о том, что каждый новый день войны означает страдания конкретных украинцев и расширяет пропасть между Киевом и неподконтрольными территориями Донбасса. Для того чтобы процесс примирения был эффективен и не превратился в политическое самоубийство, необходимо действовать поступательно и максимально гласно. Шаги в этом направлении могли бы быть следующими: смягчение экономической и транспортной блокады, заявление о готовности их снятия, активизация Минского процесса, включая его политическую часть; упрощение признания критически важных документов, выданных в ОРДЛО; поступательное восстановление социальных выплат жителям ОРДЛО; устранение дискриминации по месту прописки (отмена "справок переселенцев»).

Президент мог бы приветствовать активизацию церковной жизни, включая визиты иерархов УПЦ на неподконтрольные территории. Эти шаги должны сопровождаться активной информационной поддержкой, направленной на формирование стойкого убеждения, что жители Донбасса — это граждане Украины, на которых распространяются все права и обязанности. Лица, намеренно срывающие процесс примирения для получения политической или экономической выгоды, должны преследоваться за сепаратизм.

Читайте также:

Америка должна отказаться от продвижения демократии и уйти с Ближнего Востока (размышления Роберта Д.Каплан о стратегической конкуренции США и Китая)

 
Смотреть все события