Главная » Блоги » "Риски для современной Европы" - выступление на конференции в Риме

"Риски для современной Европы" - выступление на конференции в Риме

15.11.2015
4558

Почему мы здесь и именно сейчас?

- Уверены, что мы обладаем информацией, которая является жизненно важной для Европы: мы в Украине столкнулись с ценностно-мировоззренческим (предельным) противостоянием различных цивилизационных проектов. По всей вероятности, внутри Украины это противоречие разрешить уже не удастся. Наш интерес в том, чтобы привлечь страны с большим опытом демократических преобразований к этой проблеме — может быть, с помощью опыта нации — я цитирую Данте — которая «одержала верх над всеми, кто боролся за мировое владычество» — мы сможем преодолеть наши трудности. У нас нет готовых рецептов — ситуация слишком нова и сложна в своей предельности, но мы уверены и в том, что если сегодня Европа не изменит свой взгляд на разрастающееся противостояние в Украине, то завтра она столкнется с той же проблемой и возможно большего масштаба.

Необходимо изменить взгляд на события в Украине, сам подход: информация, которая оттуда поступает, изначально идеологически искажена и не влияет на точку зрения здесь — она либо ее подтверждает, либо рассматривается как ошибочная.

Поэтому мы хотели бы вести речь о коррекции дискурса: философы сначала пытались объяснить мир, затем изменить его, мы предлагаем изменить дискурс и тем самым изменить мир: коррекция дискурса только на первый взгляд может показаться теоретическим занятием. Именно тотальные, мировоззренческие идеологии, стоящие за дискурсами, мы считаем главной проблемой конфликта на востоке Украины, считаем недооценку идеологического противостояния свойственной и Европе, и видим в этом главный предмет сегодняшнего обсуждения.

Считаем, что главным предметом сегодняшнего обсуждения должна стать проблема тотальных, мировоззренческих идеологий. Во-первых, это связано с вхождением глобального мира в период противостояния мировоззренческих идеологий; во-вторых — с провалом интеграционных идеологий в Европе и Украине.

Непосредственно в Украине мы на протяжении последних лет наблюдали (и продолжаем наблюдать сегодня) политические рекламные кампании, грубо эксплуатирующие идеологическую сферу путем противопоставления различных регионов Украины друг другу, акцентирования на идеологических символах, апеллирующих к разным историческим парадигмам и т. д.

В Украине существует множество исторических областей, культура которых сформировались под различными внешними влияниями (Польши — Галичина, Венгрии — Закарпатье, Румынии — Буковина и т. д.). Опыт почти четвертьвековой истории независимости Украины показал, что до сегодняшнего дня интегрирующая идеология в государстве отсутствует. Схожие процессы происходят в Европе вокруг проблемы интеграции иммигрантов.

Однако мы считаем, что есть и иной фактор идеологического обострения: ситуация в Украине и Европе являются частными случаями новой глобальной ситуации — в частности, украинцы одними из первых столкнулись с ее проявлением, но в менее резкой форме она характерна и для Европы. Речь идет об использовании ценностных и мировоззренческих столкновений как инструмента в глобальной конкуренции.

Исходя из доступного фактического материала и на основе теории секуляризации, разработанной Институтом (сформулирована в монографии «Водоразделы секуляризации»), предлагаем рассматривать описанные идеологические столкновения как результат противостояния светского и религиозно мотивированных цивилизационных проектов. Столкновение происходит по всему миру, но наиболее острые формы приобретает в нескольких местах, одним из которых является Донбасс — часть Донецкой и Луганской областей на востоке Украины.

Несмотря на то, что в ближайшее время весомым фактором развития мировой системы могут стать проекты глобального развития, сформированные в китайской и индийской культуре, а также латиноамериканский проект, именно проекты, которые столетиями вызревали под влиянием запада, но апеллировали к иным ценностно-мировоззренческим основаниям следует считать «агрессивными», которые в столкновении со светским западным миром и приводят к указанным конфликтам.

Кризисные явления в западном обществе и расширение глобального мира, в результате которого экспортировались не только западные технологии, но и способы понимания мира, человека и истории, привели к формированию проектов глобального развития, подобных модерному, но сохраняющих религиозную мотивированность. Мы, в частности, выделяем проект «исламского государства», ориентированного на создание всемирного халифата и концепцию большого русского мира, в которой критикуются западный консьюмеризм и меркантилизм.

Для восточноукраинского конфликта на сегодняшний день важен именно проект «русского мира», который генетически восходит к идее «Москва — Третий Рим», связан с нациообразующими для России концепциями, и был «перезапущен» в начале 2000-х В. Путиным и Патриархом Кириллом. В частности Патриарх Кирилл указывал, что вокруг каждой автокефальной церкви формируется культурных ареал, поэтому территории, исторически попавшие в сферу влияния Русской православной церкви и составляют «Русский мир» (кроме России сюда попадают Украина, Беларусь, Молдова, Казахстан и т.д.). Позднее на государственном уровне было принято решение, что Россия имеет право защищать соотечественников за пределами государства.

В Европе проекту модерна противостоит также религиозно мотивированный «исламский проект».
В силу утраты проектом модерна эксклюзивности и нарастающей экономической конкуренции глобальный мир вошел в стадию противостояния проектов глобального развития, связанного с конкуренцией мировоззрений и ценностных систем.

Новизна и предельность противостояния обесценивают классические методы примирения. События на востоке Украины породили не просто два различных взгляда на происходящее, но две реальности. Каждое событие получает два толкования, что делает невозможным не только диалог, но даже какую-то общую исходную точку зрения.
Следует констатировать затруднение диалога между сторонниками разных точек зрения на любом уровне. В частности, проведенные нашим Институтом мероприятия (круглые столы, конференции, интернет-конференции) показали, что разрушены (возможно безвозвратно) даже наиболее устойчивые связи.

Например, религиозные организации утрачивают связь со своими подразделениями на неподконтрольных территориях. Причем, происходит это в том числе и по идеологическим причинам: оставшиеся прихожане рассматривают отъезд пасторов (иногда под угрозой смерти) как предательство. Еще одним ярким примером может служить разделение университетов, при котором бывшие сотрудники отказываются не только договариваться, но даже общаться. Можно констатировать, что не только власть, но и институты гражданского общества не в состоянии преодолеть идеологическое противостояние.

Это в значительной степени объясняется тем, что стороны противостояния не являются субъектами дискурсов, построенных в рамках двух альтернативных проектов глобального развития, секулярного западного и религиозно мотивированного проекта русского мира. Предметом противостояния является в, первую очередь, не интересы той или иной части населения Донбасса или Украины, а интерпретация основных культурных смыслов — целей, ценностей, категорий и это — глобальное, а не местное противостояние. В каждой из созданных реальностей противоположная сторона не имеет легитимности и не может выступать полноценным субъектом переговоров.

В следствие использования мировоззренческого фактора раскол в украинском обществе продолжает углубляться, в частности в СМИ и социальных сетях сформированы следующие тезисы:
1. Необходимо подчинить Донбасс силой, даже ценой полного уничтожения.
2. В случае невыполнимости этого условия, необходимо отказаться от Донбасса, как чуждой территории.
3. Уже сейчас следует по возможности отказаться от любой поддержки населения на неподконтрольных территориях, а в некоторых случаях и максимально усложнить его жизнь.

Вместо деэскалации конфликта, эти положения уже сейчас влекут за собой:
- деукранизацию Донбасса;
- рост протестных настроений на востоке и юге Украины;
- разочарование украинцев, поддерживающих политику власти, в эффективности АТО;
- затруднение интеграции переселенцев, отсутствие внятной стратегии их дальнейшей интеграции или возвращения.

Считаем, что схожие явления, связанные с использованием ценностно-мировоззренческого фактора можно проследить и в Европе. Можно предположить, что тема «чужаков» — приверженцев альтернативного проекта глобального развития, только исламского, будет все чаще использоваться политиками и не только радикальными.

Что мы предлагаем:
- сделать идеологию (цели цивилизационного развития, ценности, стратегии развития) предметом открытой дискуссии и отказаться от риторики непримиримого противостояния,
- всемерно поддержать интеграцию Украины вокруг единой идеологии, в основу которой положены национальные интересы и символы.

1) понимая, что глобальное противостояние будет продолжаться (а ЕС и Россия останутся соседями Украины и крупнейшими игроками регионального рынка), следует сделать идеологию (цели цивилизационного развития, ценности, стратегии развития) предметом открытой дискуссии и отказаться от риторики непримиримого противостояния. Это может уменьшить привлекательность альтернативных проектов глобального развития и снизить напряженность, в том числе, и в украинском кризисе. Необходимо также более активно привлекать религиозные организации ко всем видам межкультурного диалога.

2) всемерно поддержать интеграцию Украины вокруг единой идеологии, в основу которой положены национальные (не националистические!) символы. Для успешности интеграции необходимы также а) децентрализация украинской власти, чтобы государственный дискурс не превращался в инструмент достижения партикулярных интересов силы, пришедшей к власти, б) минимизация олигархической монополии на крупные СМИ; в) формирование проукраинской позиции у переселенцев, при сохранении приверженности «малой родине», г) выработку общегосударственных стратегий интеграции страны.

Уверены, что глобальное противостояние с использованием мировоззренческих и ценностных факторов уже началось и в Европе. В ближайшее время это противостояние будет нарастать и, с учетом подпитки экономическими и социальными проблемами, приобретать более жесткие формы.

 
Смотреть все блоги