Главная » Блоги » Ранняя весна в Иране

Ранняя весна в Иране

02.01.2018
1914

Протесты, которые охватили Иран в конце декабря и продолжаются до сих пор, в очередной раз обещают перекроить не только карту Ближнего Востока, но и отразиться очень громким эхом по всей планете. Как они могут повлиять на ситуацию в мире?

1. Иран. В стране уже не один год происходят изменения, постепенно они отодвигают клерикальный режим аятоллы Хаменеи от реального политического руководства, а правительство Рухани зарекомендовало себя как противник полного доминирования религиозного над светским. Не зря министры этого правительства получали западное образование — сегодня не только городская молодёжь, поколение #Youthquake, в Иране выступает за вестернизацию и либерализацию, но и подспудно этот вектор продвигает светское крыло власти. Президент Рухани пообещал не разгонять протесты без крайней необходимости, и гражданское движение представляется как легитимное для правительства. Если любители Хантингтона ожидали моря крови при подавлении протестов, то пока речь идёт о дюжине жертв среди протестующих. Вероятно, их число будет увеличиваться, потому что протесты пока не идут на спад, но танки и пулемёты против народа не выставили. Возможно, потому что танкисты и пулемётчики тоже склоняются к необходимости либерализации режима.

2. Ирак и Сирия. Эти страны очень зависят от Ирана. В обеих уже фактически сломлено сопротивление «Исламского государства», прежде всего, с помощью иранских добровольцев, и поддерживаемых Ираном вооружённых формирований вроде Хезболлы. Упорное и активное участие Ирана в войнах на территории Ирака и Сирии стало одной из причиной протестов — на митингах звучат призывы прекратить тратить все ресурсы на экспорт революции, а сосредоточиться на повышении уровня жизни в собственной стране. В случае усугубления протестов или даже победы народного движения есть большой шанс, что иранские добровольцы будут отозваны из Сирии, что сделает более затруднительной победу правительства Асада не только над курдами, но даже над суннитской оппозицией в Идлибе. В таком случае стоит ожидать раздела страны, по крайней мере, на две (возможно, три) зоны контроля. В Ираке ситуация для местного правительства более благоприятная, но говорить с курдами с позиций силы без поддержки иранских партнёров также будет сложно.

3. Россия и Турция. В конце января в Сочи должен состояться очередной раунд переговоров по Сирии, где основными переговорщиками будут Иран, РФ и Турция. Это трио уже зарекомендовало себя как альтернативная коалиция по решению сирийских проблем, в отличие от проамериканской коалиции она имеет мощный рычаг влияния в виде сухопутных войск Ирана и иранских добровольцев. Если предположить, что Ирану будет не до активных действий, то двум другим гарантам придётся либо заменить иранские войска своими, либо снизить степень участия в ситуации. Учитывая, что и так некоторые ключевые участники конфликта отказываются от участия в переговорах под эгидой тройки, второй вариант может быть плачевным для перспектив коалиции.

4. США. Администрация Трампа, хотя официально и исторгла из своих рядов Бэннона, остаётся касательно Ирана на прежнем курсе. Словно пытаясь объединить мусульманский мир и сделать из него себе либо сильного природного врага, либо младшего союзника, американский президент тратит очень много времени на конструирование образа вражеской стороны. Всячески порицая иранские власти, он не менее активно высказывает одобрение действиями великого иранского народа. Протесты в Иране тактически выгодны администрации, чем бы они не закончились — можно будет или отрапортовать о победе демократии, или усилить воинственную риторику против деспотичного режима. С другой стороны, в стратегической перспективе политика США может привести к объединению всех крупных игроков региона (РФ, РТ, ИРИ) в настоящий блок, тогда как ещё недавно каждая из сторон легко бы променяла партнёров на стабильное сотрудничество с США.
Поскольку информационных границ в мире сегодня практически не осталось, возникает интересная ситуация. С одной стороны, нестабильность даже в слабых с точки зрения экономики и геополитики странах может привести к нестабильности в любой другой стране или регионе. Политические тренды моментально распространяются по всему миру и находят сторонников в разных местах. С другой стороны, нестабильность даже в большой и влиятельной стране не может привести к бОльшим проблемам, чем в маленькой и незначительной. Скорость распространения трендов и их влияние на судьбы мира зависят не от ВВП, а от уровня развития информационных технологий.

Читайте также:

Курдистан: +1 самопровозглашенное государство?

Судьба "одичалых"

 
Смотреть все блоги