Главная » Блоги » Рациональная иррациональность: взаимоотношения пенсионеров ОРДЛО и Украины

Рациональная иррациональность: взаимоотношения пенсионеров ОРДЛО и Украины

25.07.2016
7881

После выхода в свет Постановления Кабинета Министров Украины № 365 «Деякі питання здійснення соціальних виплат внутрішньо переміщеним особам» от 8 июня 2016 г. социальные сети буквально «взорвались» от эмоций по поводу этого юридического акта. Негодованию людей нет предела. Профильное ведомство демонстрирует удивительное равнодушие, достаточно вспомнить визит министра социальной политики в Краматорск 21 июля, когда у него даже «не нашлось времени» встретиться с переселенцами. Правда, заслуживает внимания выступление омбудсмена В. Лутковской на расширенном заседании Комитета ВР по вопросам прав человека, национальных меньшинств и межнациональных отношений 6 июля 2016 года, которая заняла четкую позицию отстаивания гражданских прав украинских пенсионеров, в том числе на неподконтрольных территориях.

В. Лутковская осудила действия, а, правильнее сказать, бездействия Министерства соцполитики, окрестив представителей ведомства «марсианами», аргументировав свою мысль тем, что за два года Министерством не был налажен механизм перечисления пенсий на неподконтрольные территории. Более того, по ее мнению, было сделано все, чтобы этот механизм и не возник. В. Лутковская назвала действия Министерства соцполитики геноцидом против народа, объяснила – что такое пенсия, пыталась аргументировать, что пенсия не является актом спонсирования терроризма. Особенно правильной и предостерегающей является мысль о том, что отвечать за ошибки, а, вернее, преступления, которые сейчас происходят, будут дети и внуки.

Солидаризируясь с правозащитницей, попробуем прояснить некоторые вопросы относительно того, что есть пенсия и какие нормативные акты в Украине регулируют ее выплаты.

Начнем с того, что в толковом словаре С.И. Ожегова пенсия трактуется как «денежное обеспечение за выслугу лет, по инвалидности, нетрудоспособности, в случае потери кормильца». В словаре русского языка под редакцией Д.В.Дмитриева пишется: «пенсией называют деньги, которые государство регулярно платит гражданам в старости, в случае болезни и потери трудоспособности». Конечно, для юристов толковые словари не являются достаточным основанием для интерпретации термина. Поэтому обратимся к юридическим документам. «Пенсия – ежемесячная денежная выплата в целях компенсации застрахованным лицам заработной платы и иных выплат и вознаграждений, утраченных ими в связи с наступлением нетрудоспособности вследствие старости, инвалидности либо потери кормильца». В Законе Украины о пенсионном обеспечении, в статье 1 «Право громадян України на державне пенсійне забезпечення» сказано: «Громадяни України мають право на державне пенсійне забезпечення за віком, по інвалідності, у зв’язку з втратою годувальника та в інших випадках, передбачених цим Законом».

Как видим, во всех определениях фигурирует одно и то же понятие «возраст», «старость»: проработал гражданин всю свою жизнь, отдал обществу молодость и здоровье, достиг определенного возраста – и вот, пожалуйста, получите пенсию. Почти по Маяковскому: старость и пенсия – «близнецы-братья».

В 1991 году в Украине был основан Пенсионный фонд, главными задачами которого является пенсионное обеспечение населения, финансирование программ поддержки пенсионеров и инвалидов и т.д. Источниками формирования пенсионного фонда есть обязательные взносы субъектов хозяйствования и граждан; средства государственного бюджета Украины, предназначенные для выплаты пенсий военнослужащим, добровольные взносы и пожертвования, другие поступления. Принципиально важно подчеркнуть, что отчисления в пенсионный фонд осуществляются в обязательном порядке субъектами предпринимательской деятельности на обязательное страхование в размере 32 % от фактических расходов на оплату труда; граждане, которые работают на условиях трудового договора, а также выполняют работы согласно гражданско-правовым договорам, платят сбор на обязательное пенсионное страхование в размере 1 % совокупного налогооблагаемого дохода, если он не превышает 150 грн., и 2 % если совокупный налогооблагаемый доход превышает 150 грн. Таким образом, можно сделать вывод, что все работающие граждане добровольно-принудительно заботились о своей пенсии на протяжении всей своей трудовой деятельности, задолго до этого знакового события.

Может ли государство лишить своих граждан пенсионного обеспечения в зависимости от их места проживания, жилищных условий, наличия пенсий из других источников и прочих обстоятельств? В комментариях к пенсионному закону на сей счет указано: «Закон Украины о пенсионном обеспечении (254к/96-ВР) гарантирует всем нетрудоспособным гражданам Украины право на материальное обеспечение за счет общественных фондов потребления путем предоставления трудовых и социальных пенсий».

Больше того, в Конституции Украины черным по белому написано о том, что все, без исключения граждане нашей страны имеют право на пенсию. Не лишены такого права и не-граждане, ибо в той же статье 1 говорится: «Іноземці та особи без громадянства, які проживають в Україні, мають право на пенсію нарівні з громадянами України на умовах, передбачених законодавством або міждержавними угодами. Пенсійне забезпечення громадян України, що проживають за її межами, провадиться на основі договорів (угод) з іншими державами». Данное положение отвечает духу и букве Закона, предоставляя право получения пенсии гражданам других государств. Зададимся вопросом: являются ли жители ОРДЛО иностранными гражданами? Однозначно НЕТ, т.к. Украина не признает самопровозглашенных республик, а значит, все проживающие в ОРДЛО граждане, имеющие украинские паспорта, юридически остаются полноправными гражданами Украины.

Примечательно, что в статье 73 Закона Украины о пенсионном обеспечении оговорены права тех лиц, которые переехали в Украину из других государств: «Пенсії громадянам України – переселенцям з інших держав, які не працювали в Україні, обчислюється з розрахунку середньомісячного заробітку працівників відповідної професії та кваліфікації в Україні на час призначення пенсії (за даними відповідної профспілки), а за умови сплати повністю необхідної суми страхових внесків до Пенсійного фонду України – на загальних підставах». Пенсионеры ОРДЛО имеют больше прав, чем данная категория лиц, хотя бы потому, что они последние четверть века проработали на Украину.

В законе нет ни слова ни об имущественном цензе, ни об актах обследования жилищных условий, которые фигурируют в Постановлении № 365. Пенсия в последнем фактически приравнивается к пособиям и компенсациям за коммунальные услуги, выплачиваемым временно перемещенным лицам, хотя это – принципиально разные вещи.

Украинские пенсионеры не без оснований подозревают, что подобными актами государство формирует базу для лишения их законных прав. Очевидно, что в случае с ограничениями выплат пенсий ВПЛ и пенсионерам ОРДЛО следует говорить о достаточно вольной интерпретации Закона и следовании логике «политической целесообразности» в принятии социально значимых решений.

По мнению украинского исследователя В. Кухты, любое политическое решение (ПР) может быть представлено в виде дроби, в числителе которой собраны рациональные аргументы, а в знаменателе – иррациональные факторы. Существуют разные соотношения рационализма и иррационализма, например, первый вариант принятия решений таков ПР = рацион. мах/ иррацион. мин. Второй вариант ПР = рационал. дост. уров. /иррационал. опред. уровень. Третий вариант ПР = рац. мин /иррационал. мах. Первый вариант принятия решений является наиболее оптимальным, здесь преобладают знания, логика, закон. Второй вариант принятия решений довольно лояльный, позволяющей принимать гибкие решения. Третья модель принятия политических решений свидетельствует о том, что в их основу кладутся эмоции, инстинкты, не хватает аргументации, опыта, отсутствует четкая стратегия. Преобладают ситуативные решения, что приводит к внезапным, спонтанным, малоэффективным последствиям, сам режим от таких решений скатывается к кризису. Когда преобладает иррационализм, имеет место набор целей и задач, часто противоречащих друг другу, а запреты и угрозы являются основной риторикой. Безусловно, соотношение рационализма и иррационализма в принятии решений зависит от конкретных социально-политических, экономических и духовных условий.

На мой взгляд, действия нашего правительства в отношении выплат пенсий ВПЛ и, особенно, Постановление № 365 – это демонстрация третьей модели принятия политических решений. Данную ситуацию можно назвать «рациональной иррациональностью» (Б. Каплан).

В современных демократиях очень часто принятие решений происходит на основе таких факторов, как вера, ценностные приоритеты, моральные установки, симпатии, антипатии. Люди поступают так потому, что они верят в то, что их действия правильны.

Присутствует рациональная иррациональность и в действиях Министерства соцполитики. Известным является тот факт, что жители ОРДЛО получают дополнительные выплаты от своих «республик», и поэтому киевские урядовцы решили, что «сепаратистам» и этого хватит.

Высокопоставленные чиновники не могут с собой справиться в своей неприязни к «гражданам» самопровозглашенных республик и ВПЛ, боятся – как бы с их помощью не стало жить в «ДНР» «еще лучше, еще веселей». Многие правозащитные организации говорят о том, что правительство Украины поступает незаконно в отношении пенсионеров и переселенцев, но заступиться за них некому, да и самим за себя сложно постоять, поскольку лишены права голоса даже в собственной стране.

Безусловно, можно дать рациональные объяснения и действиям Министерства социальной политики. Война на Донбассе длится уже 2 года, Украина не рассчитывала на такие сроки при выплате компенсаций на жилье, пенсий и других социальных выплат, поэтому в отношении переселенцев и усиливаются жесткие методы контроля. «Денег нет, но вы держитесь» – это не только про российский Крым, но и про украинских ВПЛ.

Мы все сейчас осуждаем тоталитарные методы управления, которые были в СССР, часто необоснованно жесткую политику по отношению к населению, однако, наше демократическое правительство не далеко ушло от советских традиций и норм. Донбасс не имеет статуса оккупированной территории, и, люди, живущие на территории ОРДЛО, имеют полное право на получение своей заработанной пенсии. На деле же, отталкиваясь от сбоев в механизме перечисления законных пенсий, правительство за два года не только не удосужилось запустить новый механизм, но и демонстрирует своими нововведениями готовность похоронить сам Закон.

Читайте также:

Главные мифы о социальных выплатах переселенцам

Пенсий не будет. Сначала у некоторых, потом у всех

«Встречают по одежке…» или как воспринимают переселенцев с Донбасса

 
Смотреть все блоги