Главная » События » Экспертиза » Почему власть мирится с патриотическим сепаратизмом в Украине
10сентября2020
856

Почему власть мирится с патриотическим сепаратизмом в Украине

https://vesti.ua/politika/obshhestvennaya-ekspertiza-kak-vlast-miritsya-s-patrioticheskim-separatizmom

 

Тема Донбасса все время так или иначе присутствует в информационном пространстве Украины. Однако в последние недели ее и без того высокий градус поднимался до сезонных максимумов. Заявление Витольда Фокина о необходимости компромисса с представителями неподконтрольных территорий взорвало мозг "патриотически озабоченной" части украинского политикума, а его же предложение амнистировать участников конфликта по обе стороны линии разграничения и предоставить "особый статус" не только территориям ОРДЛО, но и всему Донбассу, довело указанную публику до экстатических жестов и воплей.

Речь именно об "озабоченных", так как сами предложения Фокина не противоречат букве и духу Минских соглашений, подписанных (напомним) "вождем" партии войны, а у Витольда Фокина нет полномочий реализовать что-то уровня амнистии или особого статуса. Например, с очередной аранжировкой своей "песни о главном" выступил Роман Бессмертный, в который раз заявивший, что в вопросе реинтеграции Донбасса нужно поставить точку.

Почему любые предложения следовать своим международным обязательствам в деле Донбасса наталкиваются на публичную обструкцию со стороны десятипроцентного электорального меньшинства? Почему власть идет у них на поводу, рискуя окончательно добить международную репутацию Украины, а заодно и экономику? Почему, наконец, откровенные призывы к сепаратизму расцениваются в данном случае как милый лепет, а шесть лет назад, согласно официальной версии, повлекли за собой АТО и тысячи смертей?

 

  1. АТО, ООС, блокада, отказ от политической части "Минска" — все это не может вернуть Донбасс. Почему украинская власть выбирает стратегии, которые не ведут к реинтеграции?

 

Виктория Гриб, народный депутат Украины:

— Запрос украинцев на урегулирование ситуации крайне высок. Но то, каким образом должен быть завершен процесс, до сих пор вызывает дискуссии. Сторонники отделения территории действительно есть. Но их меньшинство. Социология показывает порядка 8–9%. Возвращение территорий на условиях, которые были до 2014 года, поддерживают 55%. Проблема в том, что общество готово не ко всем компромиссам. Во многих политических и экономических вопросах запросы украинцев резко контрастируют с положениями "Минска". Это создает трудности и замедляет процесс. Участники переговорного процесса вынуждены лавировать между запросами и потребностями украинского общества и условиями Минских соглашений.

Руслан Бортник, директор Украинского института анализа и менеджмента политики:

— С одной стороны, надо обещать мир, потому что общество требует мира. Украинцы понимают, что без мира не будет социального благополучия, не будет нормальной страны. С другой стороны, возвращение Крыма в состав Украины перекроит политическую карту страны настолько, что нынешняя власть, вчерашняя власть, не будет во власти. У власти будут находиться другие люди. Поэтому, мне кажется, несмотря на все заявления, всю политическую риторику, украинская власть за последние шесть лет, мягко говоря, не уверена в реальной необходимости возвращения Донбасса, тем более Крыма. И все то, что мы видим: разные названия, идеи — это все в значительной мере интонационная риторика, которая должна показывать успех в миротворчестве, но не должна проводить реинтеграцию этих территорий, не лояльного избирателя, поскольку тогда власть в Украине будет другой. Мне кажется, что большинство представителей власти осознают, что для них этот сценарий является неприемлемым. Для них реинтеграция Донбасса — прямой путь к потере власти, может быть, к Нобелевской премии для президента, но потерей власти для всего его окружения.

Вадим Карасев, директор Института глобальных стратегий:

— Для одних украинцев Донбасс — это гангрена, которую надо отрезать и забыть. Для других — это какая-то "ватная", но все-таки часть Украины. Для третьих — Украина невозможна без Донбасса, а то она будет все время раненая, изувеченная без возвращения Донбасса в состав Украины. Поэтому нет консенсуса в элитах, нет консенсуса в обществе, нет консенсуса относительно того, как реализовать Минские соглашения, на каких условиях. Например, АТО имеет больше внутренний источник. С самого начала "ДНР", "ЛНР" были не террористическими, а сепаратистскими образованиями. Потом АТО переименовали в ООС. Там же, в этом постановлении об ООС, рассказывали, что главное — это конфликт или вой­на Украины с Россией. Что проблема Донбасса — это проблема войны или отношений Украины с Россией, а не исключительно внутренняя проблема. Это когда у вас разные импульсы поступают в организм. Поскольку власть сама не имеет до конца четкой картины и вынуждена разбираться с теми проблемами, которые ей достались от предыдущей власти.

 

  1. В украинских СМИ регулярно звучат призывы отделить  Донбасс. Чем мотивированы авторы этих воззваний? Почему откровенный сепаратизм не преследуется по закону, в отличие от призывов к реинтеграции (например, на основе выполнения Минских соглашений)?

 

Муса Магомедов, народный депутат Украины:

— АТО и ООС — это не стратегия, а, скорее, ответные меры на оккупацию Донбасса. Очевидно одно: для Украины это вынужденные, а не желательные меры. Именно поэтому мы так активно стремимся к перемирию, обеспечению режима тишины, что позволит перейти к согласованию и реализации стратегии реинтеграции Донбасса, основанной на политических, а не военных методах. У нас создано Министерство реинтеграции, которое и занимается разработкой такой стратегии. И я надеюсь, что скоро мы сможем ее увидеть.

Руслан Бортник:

— Потому что этот откровенный сепаратизм откровенно поддерживается частью политических элит, в том числе тех, которые находятся у власти. Для них отделенный Донбасс — это гарантия нахождения у власти. Для них продолжение войны — это гарантия нахождения у власти, потому что они войну используют не только для обогащения, но и прежде всего как инструмент манипулирования общественным сознанием, запугивания со стороны праворадикальных групп. Для многих людей второго, третьего эшелона, части культурной элиты, политической, даже тех, кто не находится в управлении, возвращение Донбасса — это в том числе признание поражения или неправильности выбора, сделанного в 2014 году. Это и внутренний кризис, у них стокгольмский синдром, для них возврат Донбасса на новых условиях будет означать, что мы проиграли в этой войне. Соответственно, если мы проиграли в войне, в которой начали в том числе и мы, то это означает, что мы сделали неправильный выбор в 2014 году.

Вадим Карасев:

— Есть сторонники малой Украины, для которых есть Украина, которая не охватывает собой Донбасс. Или вообще Украину рассматривают только как украинскую Украину. Может, для кого-то она заканчивается в Киеве, а для кого-то чуть дальше.
Но совсем другие территории считаются не совсем украинскими. Не случайно же говорят: пророссийский избиратель, или пророссийское население, или пророссийские партии. Ни в одной стране вам не придет в голову сказать, что какая-то оппозиционная партия является, например, профранцузской или пронемецкой во Франции. Поскольку у нас это есть — прозападные, просоровские силы, пророссийские политические силы, их избиратели и т. д., то это значит, что нет четких политических границ, какие партии являются истинно украинскими, а какие — с подозрением на измену, которые работают против национальных интересов.
Это важный момент, потому что если возникают подобные мысли, тогда можно в некоторых ОТГ запретить выборы в ходе местных выборов 2020 года, поскольку там могут победить пророссийские силы — например, ОПЗЖ. Но для Украины это может подорвать безопасность Украины. В конечном счете, это все говорит о том, что в Украине не решены проблемы национальной идентичности, украинскости: что такое истинная Украина и кто такие настоящие украинцы, когда есть просто граждане Украины. Понимание того, что такое Украина, где ее границы, где она заканчивается, — от этого зависит то, будет ли власть настроена на решение конфликта на Донбассе.

Алексей Гончаренко, народный депутат Украины:

— Украина неделимая. Все, кто говорят об отделении Донбасса или любой (!) части территории Украины, должны быть наказаны согласно букве закона. И это не подлежит обсуждению.
Что касается Минских соглашений, стоит помнить, что Минские соглашения в свое время принимались в очень тяжелых условиях, но они давали нам возможность для маневра. Главная загвоздка — в трактовании этих договоренностей. Поэтому когда вы говорите о "выполнении Минских соглашений" стоит более конкретно смотреть, какие именно условия имеются в виду.

 

  1. Что может (и может ли еще?) сделать украинская власть, чтобы все же не потерять Донбасс?

 

Сергей Магера, народный депутат Украины:

— Донбасс — это люди. И чтобы вернуть и сохранить людей, нужно с ними взаимодействовать. Нужен диалог, нужна поддержка, необходимо укрепление связей с Украиной. В условиях сначала экономической блокады Донбасса, а теперь и связанной с коронавирусом блокады, поддерживать связи становится все сложнее. Поэтому власть должна принимать меры, способствующие сохранению и восстановлению связей и контактов, в первую очередь социального, гуманитарного характера, а также политического и экономического.

Руслан Бортник:

— Проще всего реализовать Минские соглашения. Но не хватает внутренней политической смелости выносить эти вопросы на референдумы. Кроме того, уже сегодня начать процесс реинтеграции Донбасса вне Минских соглашений. То есть имеется в виду снятие экономической блокады с Крыма и Донбасса, восстановление поставок туда света, воды, всего необходимого, за что они готовы платить деньги. Восстановление социальных, культурных, экономических связей. Сегодня власти абсолютно доступны инструменты тихой интеграции, вне политической интеграции, даже вне рамок Минских соглашений. Это интеграция, которая позволит прежде всего восстановить связи между разделенным украинским народом. Кроме того, необходимо бороться с языком вражды и ненависти внутри страны. Те люди, которые призывают к отделению этих территорий, должны так же наказываться, как и те, кто отделяли от Украины те или иные территории.

 

Заключение Общественной экспертизы

Несмотря на то что нормализацию ситуации с Донбассом поддерживает абсолютное большинство украинцев, власть упорно идет на реализацию сценария, который ведет к отдалению и отделению этих территорий. Эксперты связывают это со страхом политических верхов перед радикалами. Однако сами украинские радикалы являются фактором давления на власть в ряде вопросов, которые могут пролить свет на события 2014 года. И это тоже отмечают наши эксперты. Кто заинтересован в том, чтобы события того времени навсегда остались в тени? Как ни странно, но в этом заинтересованы и Запад, получивший в лице Украины нового сателлита, и Россия, официально и неофициально "приросшая" новыми территориями и населением, и режим Порошенко, получивший контроль над украинской экономикой. Невыгодно это только народу Украины по обе стороны линии
разграничения.

"Патриотическая" версия о необходимости отказа от Минских соглашений, а заодно и Донбасса подогревается искусственно. Телеканалы олигархов сознательно не замечают мнения большинства украинцев. Президенту Владимиру Зеленскому пора вспомнить о причинах своей победы на выборах и услышать мнение большинства украинцев: необходимо отказаться от избирательного применения закона по признаку "революционной необходимости" и на практике доказать, что "Донбасс — это Украина". Эксперты подчеркивают, что шаги к реинтеграции Донбасса можно сделать прямо сейчас: снять блокаду, упростить пересечение линии разграничения, начать восстановление обеспечения социальных гарантий для жителей ОРДЛО и пр. Решимость на деле признать жителей Донбасса украинцами станет убедительным месседжем от украинской власти как гражданам своей страны, так и международному сообществу.

 

Читайте также:Вторая холодная война начинается с формирования новых блоков великих держав

Кто и почему имеет право применить силу

Смотреть все события