Главная » События » Экспертиза » Первый год Общественной экспертизе: Общественная экспертиза как критерий развитости гражданского общества
28мая2020
667

Первый год Общественной экспертизе: Общественная экспертиза как критерий развитости гражданского общества

Год назад "Вести" совместно с Украинским институтом стратегий глобального развития и адаптации инициировали проект Общественной экспертизы. Когда мы хотим построить дом, мы прибегаем к помощи специалистов в своем деле: проектировщикам, инженерам, прорабам. Когда у нас болит зуб – идем к стоматологу и стараемся выбрать опытного профессионала. Юридические вопросы мы согласовываем с со специалистами в юриспруденции. При этом всегда хотим иметь дело с опытными профессионалами – специалистами своего дела, с экспертами. В переводе с латыни эксперт означает опытный. К сожалению, когда речь идет о развитии государства, часто используются другие стратегии. Нормой последнего времени в государственном управлении стало использование чужих, иностранных рецептов. Очевидно, они преследуют в первую очередь свои интересы. Другой "аномалией" является имитация экспертного заключения, когда эксперты используются для того, чтобы легитимировать нужные власти решения, создав видимость общественного обсуждения. И первая и вторая практика является тупиком как для общества, так и для государства. 

 

Насколько эффективны проекты, подобные Общественной экспертизе?

 

Дмитрий Шпенов, народный депутат Украины:

Во-первых, поздравляю издание "Вести" с годовщиной проекта "Общественная экспертиза". Это важный и нужный проект, который дает разностороннюю оценку важным проблемам и событиям в Украине. В огромном потоке информации "Общественная экспертиза" помогает людям отделить зерна от плевел и понять суть проблемы. За год проект доказал свою полезность и выстроил доверительные отношения с читателями. Я желаю проекту и редакторскому составу развития и интересных тем, а читателям – здоровья и побольше хороших новостей.

 

Илья Кононов, заведующий кафедрой философии и социологии, профессор в ЛНУ им. Т. Шевченко:

Хорошо, что такая инициатива есть и уже год демонстрирует возможность такой общественной экспертизы. Обращение к лидерам мнений - это факт общественной коммуникации в стране, которой очень не хватает. В этом качестве я высоко оцениваю вашу инициативу. Настолько эффективны такие проекты, сложно сказать. Этот вопрос предполагает количественные показатели влияния на общественные процессы, а их выявить сложно. Но вы демонстрируете общественный диалог, привлекая к общественной экспертизе людей с разными взглядами, что должно стать примером для властных структур.

 

Александр Белокобыльский, философ, специалист по современной рациональности, эксперт УИСГРА:

Инициативы, подобные Общественной экспертизе, бесспорно нужны. Отчасти и потому, что роль экспертного критического мнения в современной Украине очень занижена. Большинство СМИ решает вопросы отдельных украинских деятелей и политических сил. Нужно бороться чтобы такие проекты приобретали известность и авторитет.

 

Константин Бондаренко, политолог, руководитель Фонда "Украинская политика":

В плане информирования общества — это конечно важно, в плане принятия решения к сожалению, часто у нас политики оторваны от общества и от общественного мнения.

 

Муса Магомедов, народный депутат Украины:

Подобные проекты действительно интересны. Мы привыкли слышать мнения и оценки политиков и экспертов по поводу наиболее актуальных и проблемных тем. Но такие проекты дают возможность высказаться украинцам, чья сфера деятельности не связана с политикой.

 

Эрик Найман, управляющий партнер инвесткомпании Capital Time:

Такие проекты – это элемент меритократии, то есть власти продвинутых. Они формируют определенную систему оценки, это важно.

 

Руслан Халиков, религиовед, кандидат философских наук:

Нужны и важны. Ваш проект один из тех, где пытаются найти действительно экспертов, специалистов в своей отрасли, и предлагают им высказать мнение по своей теме. Поскольку сейчас идет некоторая девальвация понятия эксперт, такие проекты должны поддерживаться и развиваться.

 

Вадим Карасев, политолог, директор Института глобальных стратегий:

Важно разделять лидеров мнения и экспертизу. Не всегда лидер мнения = экспертиза. Это может быть просто популярный блогер или спикер. Эксперт может быть и непопулярным.  Это не только наша проблема, но и проблемы современных политических решений, которые существуют в такой активной медиа среде.

 

Руслан Бортник, директор Украинского института анализа и менеджмента политики:

Мне кажется важно и нужно. А насколько это эффективно зависит от того на каких платформах это публикуется, и люди читают это. При этом важно чтобы там были разные точки зрения. Не только политические.

 

Существует ли независимое от власти и олигархов гражданское общество в Украине? Какие важные решения были приняты в Украине под давлением гражданского общества?

 

Илья Кононов:

В неолиберальной идеологии гражданское общество превратилось в идеологическую фигуру речи. Реальное использование этой концепции существенно отличалось от декларируемых идеологических конструкций. Представители транснационального буржуазии утвердились в убеждении, что можно реализовать любой проект, формируя нужную среду с помощью негосударственных организаций. Любая негосударственная организация (НГО) нуждается в финансировании. Так НГО превращаются в орудия реализации чужих интересов, в инструменты внешнего влияния. Другие общественные организации финансируются теми или иными бизнес-структурами, превращаясь в элемент клиентельных структур. Но это не значит, что в стране вообще нет структур, представляющих гражданское общество в его чистом виде. Чаще всего это научные организации, другие профессиональные организации. Например, Социологической ассоциации Украины, членом которой я являюсь, – элемент гражданского общества в чистом виде. Однако доминируют организации, работающие на транснациональные элиты, которые сформировали целый рынок активистов-наемников.

 

Дмитрий Шпенов:

В Украине есть гражданское общество. Многие инструменты действительно работают. Помимо выборов, это и митинги, и петиции, и различные общественные инициативы. Иногда требования гражданского общества поддерживают политические партии или бизнес группы. Это нормально. У нас гражданское общество уже неоднократно демонстрировало способность добиваться от власти выполнения своих требований. Из последних примеров – это требования бизнеса к правительству ослабить карантин, требования перевозчиков восстановить перевозки, требования владельцев иностранных автомобилей обеспечить доступную растаможку. И таких примеров еще много. И часто власть слышит людей и идет на уступки. Конечно, процесс развития гражданского общества длинный и он продолжается.

 

Александр Белокобыльский:

Гражданское общество есть, но наша власть и олигархат всеми силами стараются снизить его влияние или направить в "нужное" русло. Какие решения были приняты под влиянием гражданского общества? Первое что приходит на ум – Майдан. В какой-то момент именно массовые протесты предрешили его исход. Вопрос сегодня в том, насколько этот акт был спонтанным и как оценивать его результаты.

 

Константин Бондаренко:

У нас есть попытки создать структуры которые должны создавать видимость деятельности Гражданского общества. Не могу вспомнить ни одного действия, которое было принято под давлением общественного мнения и в интересах гражданского общества. Если Сорос или кто-то еще используют общественников и финансирует их, можно ли это назвать проявлениям гражданского общества, не знаю.

 

Муса Магомедов:

В Украине процесс становления гражданского общества все еще продолжается. Хотя за последние годы мы увидели много позитивных изменений. Именно запрос граждан на реформы, на борьбу с коррупцией и является толчком к системным изменениям. Но гражданское общество не должно быть единственным локомотивом этих изменений. Все должно работать в комплексе. Без стабильных государственных институтов, без независимых СМИ, без развитой системы верховенства права, в конце концов без должной финансовой обеспеченности украинцев достичь успехов будет просто невозможно.

 

Эрик Найман:

Гражданское общество еще находится в процессе формирования. С 2014 оно начало активно формироваться, но многие активисты были выдавлены из информационного пространства, либо были маргинализированы, и перекуплены. С прошлогодними и парламентскими выборами опять возникла некая активизация гражданского общества. Полноценного формирования, к сожалению, не произошло, потому что нет лидеров.

 

Руслан Халиков:

О независимом гражданском обществе сложно говорить при нашем уровне бедности. Независимое общество появляется после появления среднего класса, которого у нас фактически нет. У нас не гражданское общество скорее, а вынужденная гражданская активность.

 

Вадим Карасев:

Что такое гражданское общество? У нас гражданским обществом называют активистов, участвующих в уличных протестах, и часто не бесплатно. Давление улицы это одно, а давление гражданского общества это другое, фондов и организаций. Эти гражданские общества могут быть волонтерскими, а могут быть финансируемыми из тех или иных фондов. Особенно когда используются общественные интересы для лоббирования некоторых интересов.  Часто под влиянием улицы правительство начинает “флюгировать”, давая задний ход в принятии некоторых решений. Это отражается на тех или иных решений правоохранительными органами. По каким причинам можно только догадываться. Улица в Украине порой действует более активно чем исполнительная власть. Но это не влияние гражданского общества.

 

Руслан Бортник:

Оно существует, но оно очень слабо, и оно не может самовыражаться в публичном пространстве. Оно не имеет каналов трансляций. Много решений было, начиная с того что гражданское общество подталкивало власть к более эффективным антикоррупционным действиям и инструментам. Тот же реестр электронных деклараций, новые свидетельства коррупции, Закон о земле, который был изменен значительно, при экспертном давлении, при давлении гражданского общества.

 

Какие пути усиления гражданского общества и его автономности возможны в современной Украине?

 

Илья Кононов:

В первую очередь государство может сделать шаги навстречу профессиональным организациям. Они не нуждаются в государственном финансировании. Нужно законодательно предусмотреть норму, что решения, затрагивающие интересы той или иной профессии, не могут приниматься без согласования с подобными организациями.

Во-вторых, общественные организации, создаваемые гражданами, должны получить доступ к различным рынкам услуг. Для этого должны быть прозрачными сами рынки (тендеры, национальные гранты и пр.). Но нужно изменить законодательство, регулирующее финансовую деятельность НГО, В настоящий момент они действуют по таким правилам, что выплачивать зарплату через свою бухгалтерию им просто невыгодно. Организациям выгоднее работать с привлечением ФОПов, чем самим иметь дело с деньгами.

 В-третьих, нужно препятствовать неравной конкуренции НГО, созданных гражданами, и НГО, финансируемыми из иностранных фондов или из фондов олигархов. Источники финансирования должны быть прозрачными

 

Дмитрий Шпенов:

Во-первых, усилению гражданского общества способствует реформа децентрализации и развития системы местного самоуправления. В том числе и поэтому эту реформу важно завершить в ближайшее время. Во-вторых, это развитие системы общественного контроля. Многие законы уже содержат в себе нормы, дающие общественности право контроля над государственной политикой в отдельных сферах. Гражданское общество в Украине, как любой демократической стране, должно быть так называемой пятой властью.

 

Александр Белокобыльский:

Я думаю, что создание авторитетных и публичных площадок для диалога общества с властью, специалистами с властью, подобных Общественной экспертизе, это один из хороших путей.

 

Муса Магомедов:

В украинском обществе есть много т. н. раскалывающих тем. Часто дискуссии вокруг этих вопросов созданы искусственно. Но есть тема, которая способна объединить. Это тема "украинской идеи". Ее суть в том, что мы все – украинцы, вне зависимости от языка, религии, региона проживания. Я считаю, что именно на этом все и должно строиться. Без чрезмерной политизации и спекуляций. И когда на первый план выйдут интересы украинцев, когда каждый из нас будет готов брать на себя ответственность за изменения, тогда и можно будет говорить о развитом гражданском обществе, которое отстаивает свои интересы.

 

Эрик Найман:

Есть две возможности, первое - эволюционно, здесь нужно время. Второе - спонтанно, появится какой-то лидер, который будет консолидировать вокруг себя общество. Пока мы идем по первому, долгому пути. И деньгами это вряд ли решить.

 

Руслан Халиков:

Просвещение, это главный путь усиления гражданского общества. Если люди будут знать свои права, то они будут последовательно их защищать. Да и побогаче люди должны быть, чтобы у них было время на самопросвещение.

 

Вадим Карасев:

Нужны деньги, это могут себе позволить богатые экономики, и могут быть пожертвование. Например, негосударственное Гражданское ТВ. Абонплата, а не бюджет. Общественное ТВ, это когда оно финансируется немного государством, а больше обществом и рядом организаций. Надо экономику развивать. Нужно обществу дать возможность к свободной, независимой деятельности. А когда у них одна активность — это физическое выживание, то какие тут инициативы.

 

Руслан Бортник:

Это сложно, мы разные модели испытали. Нет такого рычага или кнопки чтобы нажать на него и усилить гражданское общество. Только общее повышение стандартов и свобод в обществе, верховенства права, уровня жизни украинцев способно усилить гражданское общество.

 

Итак: 50 экспертиз, более сотни актуальных вопросов, десятки привлеченных экспертов, тысячи читателей – итоги работы Общественной экспертизы за первый год существования можно признать вполне удовлетворительными. Тот факт, что многие обсуждавшиеся проблемы, несмотря на горячее желание отечественных и зарубежных деятелей, не ушли за горизонт, заслуга, в том числе, и Общественной экспертизы. Но Украине, а значит и всем нам, брошено множество вызовов – война на Донбассе, политически мотивированный церковный раскол в православии, внешнее управление, кризис идентичности и национальной идеологии и множество других. Значит экспертам буде над чем подумать. Fac officium, Deus providebit!

 

Читайте также: Еще один американский план по переустройству мира

Политические странности американской статистики смертности от коронавируса

Смотреть все события