Главная » Блоги » Переселенец с Донбасса – человек со справкой?

Переселенец с Донбасса – человек со справкой?

17.06.2016
6829

Лето и осень 2014 года стали судьбоносными в жизни жителей Донбасса: каждому пришлось делать выбор – то ли остаться в «республиках», то ли покинуть их, выехав в Украину или другую страну. Выехавшие граждане надеялись на то, что Украина окажет им материальную, моральную поддержку за их гражданскую позицию. Однако, не все ожидания переселенцев оправдались, люди столкнулись с массой сложностей в новой жизни. Получилось так, что те, кто «не поступились принципами», оказались зачастую один на один со своими проблемами. Попробуем разобраться хотя бы в нескольких из них.

Самой первой проблемой, которая возникает сразу по приезду, является регистрация по месту нового проживания и оформления статуса внутренне перемещенного лица (ВПЛ). Фактически переселенец получает вторую прописку. Необходимо пройти регистрацию в Госслужбе по чрезвычайным ситуациям, собрать документы для учреждения социальной защиты населения (включая справку со штампом миграционной службы), ожидать решения этого органа и только после этого рассчитывать на какие-то преференции со стороны государства. Большая часть переселенцев, естественно, нуждается в трудоустройстве, но если зарегистрироваться как безработный, то через несколько месяцев пособие аннулируется, и доказать право на поддержку, даже в случае получения работы в будущем, очень сложно. «Статус не меняется», – говорят в органе соцзащиты.

Периодически условия регистрации меняются, штампы на обратной стороне справки ВПЛ то вводят, то отменяют. А с 4 апреля этого года вступил в силу Закон Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно расширения полномочий органов местного самоуправления и оптимизации предоставления административных услуг», который регламентирует жизнь переселенцев. Постановлением КМУ № 207 утверждены новые правила места проживания граждан Украины. Причем в Законе сказано, что лица, которые не проживают по месту регистрации более одного месяца… обязаны письменно сообщить в соответствующий орган регистрации о своем местонахождении. Как следует из Постановления КМУ № 107, справка ВПЛ не является документом, на котором проставляется место пребывания лица. Однако все органы государственной власти при оформлении любых социальных выплат требуют штамп миграционной службы.

Основная проблема заключается в том, многие ВПЛ не всегда проживают по месту регистрации, что, в свою очередь, влечет за собой массу осложнений в отношениях с органами местной власти. Работники социальных служб могут в любую минуту проверить место нахождения гражданина, и ежели не обнаружат его по месту регистрации, то переселенец лишается права получения социальной помощи.

Из личного опыта могу сообщить, что проверку обычно осуществляют участковые милиционеры в рабочее время, когда, естественно, необходимо быть на рабочем месте. По возвращению домой находишь записку – в трехдневный срок явиться для подтверждения своего местонахождения. И у свободного гражданина Украины возникают коплексы условно-досрочно освобожденных, поднадзорных – ведь именно эта категория традиционно находится под неусыпным контролем ОВД. Таким образом, переселенец должен быть постоянно «начеку» и не расслабляться, а то есть шанс попасть в список неблагонадежных граждан и, в довершение всего, остаться без финансовой «поддержки» государства.

Вторая проблема касается социальных выплат переселенцам. Размер пособия для компенсации затрат на жилье и оплату коммунальных услуг, как официально называется денежная помощь, для одного лица составляет: для нетрудоспособных лиц (пенсионеры, дети, инвалиды) – 884 грн (что составляет эквивалент 31,5 евро), для инвалидов – 949 грн (33,8 евро), для трудоспособных лиц – 442 грн (15,8 евро). Общий размер помощи на семью не может превышать 2 400 гривен.

Такой размер помощи не выдерживает никакой критики.

С чем сравнить эти суммы?

С размером аренды жилья в Киеве, Харькове, Виннице? С реальной стоимостью постоянно растущих коммунальных услуг? Со средствами, необходимыми для содержания жилья не только в Украине, но и на временно неподконтрольных территориях? Не надо быть экономистом, чтобы понять, что эти расходы несравнимы с приведенными размерами выплат. Чаще всего они сопоставимы с уровнем зарплат работающих переселенцев. Напомним, что прожиточный минимум на одного человека в Украине на 2015 год составляет 1176 грн (42 евро).

Не следует также забывать о наличии развитой бюрократической машины в Украине: для того, чтобы получать это пособие, нужно собрать массу справок, отстоять очереди в органах соцзащиты, и только после этого есть надежда иметь помощь со стороны государства. Показательным являются ограничения при начислении пособия. Помощь не выделяется, если у переселенца есть недвижимость на подконтрольной территории, если на него зарегистрировано два авто, если он имеет депозитный банковский счет в сумме 12 180 гривен (435 евро).

Очевидно, наши чиновники решили, что такая «большая сумма» есть основанием для безбедного существования ВПЛ. Для сравнения можно, например, привести минимальную сумму в 57 евро на сутки (не на месяц!), которую должен иметь каждый выезжающий из Украины в страны Евросоюза. Реально вырисовывается простая формула: «Любишь Украину – плати за то, чтобы жить в ней». Высказывание «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих» как нельзя лучше отражает положение дел касательно переселенцев.

Естественно, что переселенцы остаются неудовлетворенными уровнем государственной поддержки. Так, согласно данным проведенного социологического исследования в начале 2015 года 44 % опрошенных считают недостаточной поддержку государства. Каждый третий переселенец сталкивался с дискриминацией при трудоустройстве, аренде жилья или в других бытовых ситуациях. Хотя, следует отметить, что многие переселенцы рассчитывают исключительно на собственные силы, вообще не оформляя статус ВПЛ. Психологическая установка советского человека «Нам должно государство», которая характерна для массового сознания Донбасса и за которую критикуют его жителей, постепенно меняется на психологическую установку европейского человека: «Мы сами можем себя содержать, только не мешайте».

Следующая проблема – это свертывание гражданских прав переселенцев, в частности, лишение права голоса на выборах. Согласно закону Украины «О местных выборах №2831-3» переселенцы не имели права участвовать в выборах, прошедших прошлой осенью. За этот дискриминирующий закон в Верховной Раде проголосовали 257 народных избранников, чем нарушили статью 70 Конституции Украины, согласно которой только недееспособные и несовершеннолетние не имеют права голосовать, и статью 5, согласно которой основным источником и носителем власти является народ Украины, который реализует свою власть на выборах. Этим новым Законом наши депутаты лишили возможности интегрироваться переселенцам в местные громады.

В этом «законе-поступке» есть нечто «от лукавого». Правящие политические силы не без оснований опасаются, что критически настроенные переселенцы не являются их потенциальным электоратом, и при случае поддержат своими голосами оппозицию. На мой взгляд, именно поэтому необходимо было лишить политических конкурентов дополнительных голосов. А переселенцы – перетерпят… еще одно унижение.

Еще одним проявлением циничного отношения к переселенцам со стороны государства является необходимость оформлений свидетельств о смерти родственников, умерших в ОРДЛО, через суд. 4 февраля 2016 года Верховная Рада Украины приняла закон «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Украины об установлении факта рождения или смерти на временно оккупированной территории Украины». Этот закон вступил в силу с 24 февраля 2016 года. Согласно ему, подавать заявления можно в любой суд на территории Украины, независимо от места проживания заявителя; дела об установлении факта рождения или смерти рассматриваются безотлагательно, принятое судом решение по делам об установлении факта рождения или смерти лица на временно оккупированной территории Украины подлежит немедленному исполнению. Лицами, которые могут подавать заявление об установлении факта рождения или смерти являются родственники или их представители. В этом законе не указан тот факт, что на заседании суда должны присутствовать свидетели рождения или смерти из зоны АТО. Как же обстоят дела на самом деле?

Первое, что нужно отметить, что никто из судей такие дела безотлагательно не рассматривает. Ждать нужно от двух недель до полутора месяцев. Принципиальность и «завзятисть» в этом вопросе шокирует. Правда, справедливости ради нужно отметить, что чем ближе к зоне АТО, тем судебные заседания по этому вопросу носят более формальный характер. Чем дальше от войны, тем трепетнее соблюдается буква закона. Некоторые судьи переносят слушания по установлению факта смерти и требуют представить свидетелей смерти родственника из зоны АТО. Уже то, что нужно пересказать, а, значит, пережить заново трагедию, больно и тяжело, а тем более возвращаться к этому переживанию несколько раз. Резонно задать вопрос принципиальным судьям: «Кто приедет из зоны АТО как свидетель в центральную и западную Украину, преодолев блокпосты с суточными очередями, большими затратами на дорогу, опасной ситуацией для жизни?». И самой же ответить: никто.

Логики в действиях власти по этому вопросу, на мой взгляд, нет. Людей, которые решили получить свидетельство о смерти в Украине, необходимо поддерживать, ибо они честно сообщили государству, и, тем самым, отказались от получения ежемесячной пенсии. Ведь не стоит забывать о том, что оформляя документы в «республиках», не сообщая факта смерти в пенсионные фонды на территории Украины, непорядочные жители продолжают получать пенсии и социальные выплаты. А у нас за свою честность и принципиальность человек еще и страдает, бегая и унижаясь по всем нужным инстанциям.

За последние 20 лет своего существования Украина стала демократической страной, в ней сформировалось гражданское общество, новое нетоталитарное мышление, присутствовала свобода слова, чем можно по праву гордиться. Однако, по состоянию на сегодняшний день, она постепенно превращается в полицейское государство с тоталитарными методами контроля за населением. И пока этот контроль касается только ВПЛ, но никто не даст гарантии того, что завтра также контролируемым не окажется и все украинское общество.

Читайте также:

«Встречают по одежке…» или как воспринимают переселенцев с Донбасса

Пенсии или бизнес – что поддерживает экономику ОРДиЛО?

 
Смотреть все блоги