Главная » Блоги » Перемирие между М4 и D400

Перемирие между М4 и D400

22.10.2019
444

Стремительная операция Турции на севере Сирии стала одним из главных информационных поводов последней недели. Большинство глобальных игроков не поддерживает турецкий дискурс и выражает озабоченность вмешательством во внутренние дела Сирии. Однако при показательном осуждении действий турецкого правительства, каждая заинтересованная сторона получает на самом деле ряд бонусов.

В Турции операция «Источник мира» мобилизирует патриотическое сообщество вокруг действующей власти. Власти одновременно решают внешнеполитические вопросы и перехватывают инициативу относительно антимигрантской повестки внутри страны. Экономика реагирует на грозящие санкции слабее, чем на некоторые давние твиты американского Президента. Сам Дональд Трамп смог отвести взгляды американцев от своего возможного импичмента в сторону Сирии, его рейтинг стабилизировался после скандала с Зеленским, а избиратели-республиканцы в большинстве поддерживают решение о выходе американских войск из Сирии. В присущей ему манере Трамп рассказал о своей мудрости, погрозил Турции и добился видимого перемирия на севере Сирии.

Российские власти и протежируемый ими режим Башара Асада, выражая крайнюю озабоченность и говоря о недопустимости турецкой интервенции, между тем также являются бенефициарами «Источника мира». YPG и «Сирийские демократические силы» под напором турецких вооружённых сил и протурецких вооружённых формирований были вынуждены передать контроль над несколькими ключевыми городами правительственным войскам практически без сопротивления, хотя контроль иногда весьма условный в силу отдалённости этих городов от подконтрольной режиму территории, сложности удержания там большого контингента. Россия становится гарантом процесса, поскольку с нею, в отличие от Асада, турецкие политики готовы говорить напрямую и договариваться.

Говоря о 30-километровой «зоне безопасности» на севере Сирии, которая официально и является целью операции «Источник мира», можем обратить внимание на несколько вещей.

Во-первых, с занятых турецкими и протурецкими силами вытесняются действительно не просто признанные в Турции террористами YPG, а курдский элемент. Хотя Р.Т.Эрдоган и заявляет, что самой мощной поддержкой операции являются сирийские курды, и курдские отряды действительно есть в протурецкой Сирийской национальной армии (СНА), но доля курдов в населении региона будет значительно снижена, если Турция реализует план по переселению беженцев-арабов на освобождённые от YPG территории. Таким образом, с повестки дня объективно уйдёт вопрос суверенного Курдистана на севере Сирии, поскольку курды перестанут составлять здесь большинство.

Во-вторых, эксперты часто говорят о 30 километрах как о расстоянии, на которое турецкая артиллерия и авиация может простреливать территорию Сирии даже после выхода из страны. Действительно, турецкие политики заявляли, что не планируют оставаться на территории Сирии после создания пояса безопасности. Однако с другой стороны — в этот раз осуждение интервенции мировым сообществом не удержало Турцию от входа на территорию соседнего государства, и не понятно, почему должно удерживать в будущем. Представляется вероятным, что речь идёт о контроле над ключевой трассой М4, которая проходит через весь север Сирии и в ряде мест практически совпадает с границей 30-километровой зоны. Дойдя до этой дороги, турецкие войска практически не пересекали её и не доводили зону своего контроля до реальных 30 километров, вероятно, потому что стратегическая задача — получить контроль над международной трассой.

Такая же трасса сегодня находится на границе Турции и Сирии, это D400, которая проходит по всему югу Турции и уходит в Иран. Трасса D400 позиционируется самой Турцией как часть Шёлкового пути, и следовательно — может стать частью китайской глобализационной инициативы «Один Пояс, Один Путь». В этом году турецкое руководство активно начало углублять связи с КНР, Турция несмотря на преследования мусульманских меньшинств в Китае широко отмечала 70-летие КНР, в честь чего даже дорожные указатели в туристических местах были продублированы на китайском. Поэтому взятие под контроль обеих параллельных трасс, которые находятся друг от друга на расстоянии в несколько десятков километров может сделать Турцию монополистом в вопросе логистики, а заодно и дополнительно обезопасить маршрут и сделать его более инвестиционно привлекательным.

Таким образом, уже мало кто может сомневаться, что операция «Источник мира» является успешной для Турции и других глобальных и региональных игроков, даже несмортя на пробуксовку с непосредственным взятием территорий под контроль. Однако стратегические преимущества, которые та же Турция получит от операции, выходят далеко за пределы выгоды от взятия под контроль нескольких десятков курдских сёл или даже от частичного решения проблемы сирийских беженцев на территории Турции. Речь идёт и о вопросе Ближнего Востока как транзитного коридора, и о перспективах появления новых независимых или полунезависимых государств на карте, и о других темах, которые на сегодня не артикулированы, возможно, даже своими потенциальными бенефициарами, однако в будущем смогут стать новым краеугольным камнем ближневосточной политики.

Читайте также:

Сирия: военный и политический котёл в Хан Шейхун

А он уже летает?

 
Смотреть все блоги