Главная » Блоги » Один пояс, одна нефть: вхождение Китая в арабский мир

Один пояс, одна нефть: вхождение Китая в арабский мир

13.07.2018
2162

Китайская инициатива «Один пояс, один путь», которая уже несколько лет опоясывает Евразию, постепенно преодолевает пределы континента. В конце прошлого года Панама стала первой страной Западного полушария, которая вошла в китайский глобализационный проект, а теперь пришло время уплотнить сотрудничество с регионом, который в англоязычной среде называется MENA, то есть охватывает Ближний Восток и Северную Африку. Политически этот регион представлен, в основном, арабскими странами, а потому мероприятие, состоявшееся в Пекине во вторник 10 июля, называлось Кооперационный форум Китая и Арабских государств.

В Пекин прибыли на этот форум Эмир Кувейта, Генеральный секретарь Лиги арабских государств, министры иностранных дел Саудовской Аравии, Йемена, Туниса, Ливии, Сомали, Мавритании и других стран. Следует отметить, что прибыл также и министр иностранных дел Палестины Рияд аль-Малики, и вообще палестинский вопрос был одним из ключевых во время Форума. Министр иностранных дел КНР Ван И встретился с палестинским коллегой, подтвердил стремление Китая помочь палестинскому народу в борьбе за его права. Поддержку в наведении порядка пообещали также представителям Йемена, Ливии и других арабских государств.

Таким образом, Китай мощно выходит на Ближний Восток не только как экономическая сила, но также как политический арбитр, который планирует влиять на решение региональных проблем. Поэтому и сотрудничество с арабскими странами выходит за пределы общей инициативы «Один пояс, один путь», конкретизируясь в проекте под неформальным названием «Нефть-Газ Плюс». Имеется в виду, что кроме нефти и газа Китай поможет арабским государствам развивать IТ, искусственный интеллект и другие важные современные отрасли экономики, которые позволят Ближнему Востоку выйти из ловушки, которой стала для него наличие больших запасов полезных ископаемых. Также анонсировалось создание китайско-арабского банковского консорциума.

Президент КНР Си Цзиньпин в своей речи пообещал представителям арабских государств займы в размере $20 млрд на развитие экономики, а также финансовую помощь на $109 млн и поделился планами Китая импортировать арабских товаров на $8 трлн в течение ближайшей пятилетки. Также в ближайшее время ожидаются визиты Си в ОАЭ, Сенегал, Руанду и Южную Африку. Интересно, что не только Китай — Россия также пытается в последнее время закрепиться в Африке, в частности, направила весной контингент военных и гражданских инструкторов в Центральноафриканскую Республику. Россия и Китай также конкурируют за внимание ЮАР, где через две недели состоится саммит БРИКС. Вместе с тем, понятно, что потенциал Китая, подкрепленный прочной идеологией и чрезвычайно мощной экономикой, дает больше оснований вероятным партнерам выбрать его, чем потенциал РФ.

Подход Китая к созданию альтернативного глобализационного проекта выгодно отличается от параллельных попыток не только огромными финансовыми мощностями и стратегическим видением. В отличие от русского православного или иранского шиитского проектов, китайская инициатива не связана с экслюзивистской авраамической идеологией и может впитывать в себя не только отдельные соседние государства, а целые регионы мира — неважно, мусульманские, православные или секулярные. Конфуцианско-легистские установки претендуют во внешних отношениях исключительно на роль этических принципов, в которые не нужно обращаться. Таким образом, несмотря на проблемы с собственным мусульманским населением и существенное ограничение свободы совести, КНР может иметь вполне перспективные стратегические отношения с преимущественно мусульманскими странами Востока, который для Китая, собственно, является Западом.

Читайте также:

16 + 1 друзей Китая

Речь, которая изменит мир. И это не речь Трампа

 
Смотреть все блоги