Главная » Блоги » Нация разорванного сознания

Нация разорванного сознания

30.08.2018
1495

Сергей Борисович Крымский подчеркивал, что культура — это сфера комфортного для человека бытия, сфера ценностей и смыслов, которые позволяют реализоваться нам именно как людям, то есть не только удовлетворить насущные потребности, но и раскрыть задатки к чему-то большему. Современные теории успеха, правда, настаивают на необходимости покидать зону комфорта. Но даже если верить в подобные концепции, следует заметить, что покидать — не значит жить вне зоны комфорта.

Однако современная политическая атмосфера в Украине, кажется, специально направлена на всестороннее урезание этой сферы. Каждый лозунг, утверждение, программа, декларируемые на площадях/в кабинетах, а затем льющиеся на головы электората с экранов телевизоров/компьютерных мониторов/страниц газет требуют мобилизации и действия. Целенаправленно или подспудно каждое политическое высказывание формирует определенную идентичность и требует от нас солидаризации, примерки этой идеологической идентичности на себя. И мы, вольно или невольно, делаем это. Политическая пропаганда достаточно прямолинейна, и втиснуть себя в предложенные рамки всегда не просто, более того, втискиваясь в них мы неизбежно теряем часть своей личности. А затем оказываемся внутри рамок или вовне. Политическое требование разделения стало тотальным. К более-менее объективным, например, на переселенцев и «материковых жителей», регулярно добавляются новые и новые. Тех, кто за парад и против, тех кто может голосовать на местных выборах и тех, кто нет, тех кто за томос и тех, кто против и т. д. Политическая идеология невозможна без мобилизаций против кого-то, против потенциального или реального врага. Но обычно она сосредотачивается на врагах внешних или абстрактных (например, против бедности), с внутренним врагом активно боролись и борются режимы, которые нельзя считать демократичными. Но в украинских реалиях конфликтная идентификация стала общим местом политического процесса, и ее используют практически все партии, которые могут хоть как-то претендовать на власть.

Необходимость определять себя (утверждать собственную идентичность) в противопоставлении своим друзьям, родственникам, в конце концов себе же самому, каким ты был несколькими годами ранее, разрушительно действует на человека. Это не просто дискомфорт, это внутренний агон, схватка, из которой невозможно выйти. И украинцы в большинстве все чаще выбирают «третий» путь, путь сохранения себя в устранении из деструктивного для психики и самости процесса. Они либо бегут из страны, либо бегут от пропаганды. Миллионы заробитчан — это не только экономический феномен, многие уезжают по более важной причине — что бы сохранить себя. Другие выключают телевизор, объявляют окружающим о своей аполитичности и тем самым отгораживаются от внешних раздражителей.

Значительную, если не большую часть уехавших из страны Украина потеряет. Но и внутренние эмигранты не менее опасны. Сегодня они, ситуативно, принесут политикам желаемые дивиденды, но завтра — могут стать фундаментом необратимых изменений. В этой связи вспоминается малоизвестный эксперимент знаменитого академика Ивана Павлова. Пытаясь добиться абсолютной чистоты экспериментов с собаками, он решил полностью изолировать животных от раздражителей внешнего мира. Для этого в Санкт-Петербурге были построены (и до сего дня сохранились) две башни. Толстые стены, выстланные соломой лестницы и новое чудо техники — электрические манипуляторы создавали барьер между миром и животным. Несмотря на то, что Павлов был светилом мировой науки и нобелевским лауреатом, башни потребовали огромных затрат и строились много лет. Однако помещенные в полную тишину собаки оказались бесполезны для науки: вне зависимости от породы, пола и возраста, они в полной изоляции, демонстрировали одно и то же поведение — ложились и засыпали.

Сон собак Павлова, возможно, еще предстоит оценить, сегодня же он свидетельствует о том, что и гениальные ученые ошибаются. Сон же человеческого разума, как известно, порождает чудовищ.

Читайте также:

Отчужденная нация, или почему ученые опасны для Украины

Игорь Пасько: "В Украине было слишком мало национальных философов"

 
Смотреть все блоги