Главная » Новости и комментарии » МИР СТОИТ НА ПОРОГЕ ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО ФЕОДАЛИЗМА

МИР СТОИТ НА ПОРОГЕ ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО ФЕОДАЛИЗМА

02.08.2019
482

По Д. Джайшанкару


Важнейшим вопросом глобальной повестки дня с недавних пор стал вопрос влияния технологий. Конечно, технологические разработки уже давно имеют последствия для глобальной экономики и международной безопасности, но сегодня мир становится свидетелем того, что различные подходы к технологическому развитию, в частности, к использованию данных, угрожают по-новому разделить мир. Вместо «столкновения цивилизаций» нас может ожидать «столкновение технологизаций».
Последние два-три десятилетия были отмечены ускорением глобализации: более быстрым, дешевым и более эффективным потоком товаров, людей, капитала, информации и энергии. В этот период произошел быстрый прогресс в области широкополосной и спутниковой связи, ускорения микропроцессорных операций, более эффективного использования энергии, эволюции мировых финансовых рынков и разгона производственных цепочек поставок. Апофеозом этого мира стал iPhone.
Но в основе эпохи глобализации iPhone был компромисс. Соединенные Штаты и другие страны с развитой экономикой оставались мировыми лидерами в области инноваций, получая выгоды от возникающей интеллектуальной собственности и их маркетинговых возможностей. Между тем фактическое производство этих продуктов сместилось в страны с низким уровнем дохода, в частности, в Китай, а также в некоторые части Восточной и Юго-Восточной Азии. Услуги с более низкими затратами - разработка программного обеспечения, исследования и вспомогательная работа - были переданы на аутсорсинг в такие места, как Индия. Глобальная экономика росла, и все получали выгоду, даже если некоторые, такие как Китай, Соединенные Штаты и Индия, получали больше, чем другие.
Но новая эра технологий может не просто стать продолжением этих событий, но фактически подорвать глобальный эффект предыдущих прорывов. На сегодняшний день новые разработки можно сгруппировать в шесть широких областей. Комбинации этих технологий вполне могут стать основой того, что некоторые называют четвертой промышленной революцией .
o Вычислительная техника и базы данных, которые будут все больше мигрировать на удаленные серверы («облако»), снижая стоимость и увеличивая масштаб хранилищ данных. Это может иметь потенциальные последствия для безопасности и связи, особенно таких функций, как распределенное ведение записей (блокчейн) и новых разработок в области хранения данных.
o Телекоммуникации , в частности разработки пятого поколения (5G) инфраструктуры, которая может работать в 20 раз быстрее, чем существующие системы, с низкой задержкой при передаче данных. Это позволит использовать широкий спектр приложений, включая автомобили без водителя и межмашинную связь.
o Искусственный интеллект, в частности машинное обучение, который включает быстрое и точное распознавание образов путем подачи огромных массивов данных на компьютеры для их «обучения». Интеллектуализация коснется языка, визуальных образов и многих других областей.
o Автоматизация, включая онлайн-интеграцию физических объектов: киберфизические системы (CPS) или «Интернет вещей» (IoT). Речь идет, например, о онлайн-мониторинге здоровья, удаленно управляемых фабричных роботах или интернет-системах безопасности.
o Производство, в том числе в области материалов, оптики, датчиков и аддитивного производства («3D-печать»).
o Энергия, особенно возобновляемые и мобильные источники энергии.

В совокупности эти изменения уже начинают влиять на все аспекты глобализации. В число новых секторов, в которых потребители почувствуют это, входят социальные сети, финансовые технологии («финтех», например, цифровые платежи) для потоков капитала, электронная коммерция (как оптовая, так и розничная торговля) для торговли товарами, электронные услуги (включая одноранговые предприятия, автоматизацию и цифровую идентификацию), влияющие на мобильность и социальные услуги, а также изменения в источниках энергии и управлении ими. Большинство «единорогов» - новичков стоимостью более 1 миллиарда долларов - попадут в один или несколько из этих доменов.

В основе большинства - хотя и не всех - этих изменений будет простой философский выбор: кто будет владеть, контролировать и управлять данными пользователей?
В целом, появились три различных подхода к этой проблеме. В Соединенных Штатах крупные компании, такие как Facebook, Netflix, Google и Amazon, сохраняют доступ к огромным объемам данных потребителей, которые они успешно монетизировали. Это отражает культуру, в которой преобладают инновации частного сектора, с акцентом на исследования и разработки, дизайн и маркетинг. Эта модель позволила американскому технологическому сектору сохранить свою международную конкурентоспособность (пять самых ценных публичных компаний на сегодняшний день - это американские технологические фирмы), хотя зачастую за счет прав потребителей и конфиденциальности.
Вторая модель воплощена Европейским союзом, в котором права граждан и потребителей имеют приоритет, даже за счет конкурентоспособности компаний. Общее положение о защите данных Европейского союза (GDPR), которое дает отдельным лицам контроль над своими личными данными, наилучшим образом отражает этот принцип.
Однако самым большим изменением является появление третьей модели в Китае, опирающейся на поддержку государства, при которой правительство имеет больший доступ к данным граждан. В сочетании с защищенным рынком и значительными финансовыми ресурсами китайские фирмы, такие как Huawei, Tencent, Alibaba, ZTE и Xiaomi, теперь могут конкурировать с американскими и европейскими технологическими гигантами. В некоторых областях, цифровых платежей и 5G, китайские фирмы опередили конкурентов из других стран.
Хотя все три модели отражают тенденцию к продвижению национальных лидеров, динамика, лежащая в основе фазы глобализации iPhone, ослабевает. Вероятный результат - более раздробленный и конкурентный технологический ландшафт. Это вполне может ознаменовать появление того, что один европейский экономист недавно назвал глобализацией «фазы Huawei»: фазой, которая фактически может означать отступление глобализации.
Например, телекоммуникации 5G – это область, в которой американские фирмы уступают китайцам - стали приоритетным политическим вопросом для Белого дома, который явно нацелен на сдерживание китайских компаний, таких как Huawei. Это вызвано не столько опасениями по поводу шпионажа, сколько убеждением, что 5G скоро создаст широкий спектр критически важной инфраструктуры - управление портами, транспортным парком и электрическими сетями. Следовательно, предоставление иностранной государственной компании доступа к основам своей экономики является геополитическм риском. Другие страны, такие как Япония и Австралия, пришли к аналогичным выводам. Можно констатировать, что разделение глобальной цивилизации на технологические миры уже началось.

Читайте также: Институт Брукингса: Как и где ИИ (искусственный интеллект) будет влиять на развитие городов и мегаполисов

Страсти по коалиции

 

 
Смотреть все события