Главная » Блоги » Кто с кем и за что воюет в Африне?

Кто с кем и за что воюет в Африне?

23.01.2018
1653

В январе началась вторая крупная операция в Сирии, которую проводят протурецкие вооружённые формирования — Сирийская свободная армия, Сирийская национальная армия и другие — при существенной военной поддержке Турции. Операция имеет странное название «Оливковая ветвь», что на первый взгляд мало соотносится с танками и артиллерийскими обстрелами. Однако, название операции может кое-что сказать о её смысле, как и дата начала боевых действий.

Напомню, что предыдущая операция — «Щит Евфрата» — началась в знаковый для Турции день, 24 августа 2016 года. Та операция не принесла Турции безусловной победы, но несколько полезных результатов для правящей партии обеспечила. Во-первых, было продемонстрировано, что правительство может решать военно-политические задачи даже без уволенного премьера Ахмета Давутоглу и после попытки госпереворота. Во-вторых, Турция подкрепила тем самым имидж лидера суннитского мира, противостоящего иранско-российской коалиции в Сирии, а турецкого президента многие стали воспринимать как султана в неоосманском проекте, защитника правоверных. Отсюда и Щит.

Но сегодня ситуация отличается от тогдашней. Турция помирилась с РФ, провела совместные антикурдские учения с Ираном и Ираком, а главное — неоосманский проект понемногу свернулся. Теперь основа риторики турецкого правительства — мир в мусульманских странах и национальный турецкий проект, без излишнего заигрывания с политическим исламом. А главным врагом турецкого проекта являются сепаратисты из РКК и их сирийские сторонники. И ещё один момент: многие политические силы в Турции уже готовятся к выборам, а лидер оппозиционной İYİ-партии Мерал Акшенер считает даже, что выборы будут досрочными, и её партия в них намерена взять пятую часть голосов, став главной оппозиционной силой. Главный риторический посыл этой правопопулистской партии в том, что Турция нуждается в сильной национальной руке, и Акшенер активно выступала за введение войск в Африн. Поэтому, введя войска, правительство пошло по хорошо знакомому нам пути – оседлать то, что не можешь преодолеть иным образом. Итог: предвыборная кампания 2019 (2018?) года начинается для Партии справедливости и развития с перетягивания голосов светских националистов, а датой начала операции избрано 20 января – день ратификации первой турецкой Конституции, которую подготовил будущий президент Мустафа Кемаль, отец турецкого светского национализма. Тем самым правительство показало, что оно справляется с важными задачами не только с оглядкой на Сулеймана Великолепного, но и памятуя об Ататюрке.

Итак, если предположить что турецкая власть воюет в Африне с оппозицией в предвкушении выборов, то действительно целью операции не должно стать расчленение Сирии, устранение правящего режима и конфликт с российско-иранской коалицией. Цель операции — показать, что турецкая армия умеет воевать, а турецкое правительство умеет решать политические проблемы без излишнего кровопролития (на необходимости этого делают акцент все беспокойные международные игроки — от США до РФ). Мир принесёт ПСР и Р. Т. Эрдогану больше пользы, чем принесло бы отторжение Африна в пользу Турции. Но мирное решение этого конфликта принесёт пользу также России, где на носу выборы предсказанного Гуглом президента, и Ирану, который оправляется от недавно потрясших страну протестов. И там, и там правительства мудро покажут народу, что умеют решать геополитические трудности, а значит достойны доверия и переизбрания. Мир выгоден всем. Отсюда и Ветвь.

Читайте также:

Сирия – война на чужой территории малой кровью

Россия и Турция прекращают огонь. Глобальные следствия локального перемирия

Иран, Россия, Турция - общий фронт

 
Смотреть все блоги