Главная » События » Экспертиза » Кто и почему имеет право применить силу
03сентября2020
506

Кто и почему имеет право применить силу

https://vesti.ua/politika/obshhestvennaya-ekspertiza-kto-i-pochemu-imeet-pravo-primenit-silu


Атака радикалов на микроавтобус с активистами движения "Патриоты — За жизнь" снова актуализировала проблему, с которой Украина живет вот уже почти семь лет, — проблему публичного применения насилия с молчаливого одобрения государства, но не с его санкции. Начиная с захватов зданий, нанесения увечий и убийств на Майдане, позднее — с помощью публичных "люстраций", боевых акций добробатов, разгона неугодных политических партий, "блокад" Крыма и Донбасса и вплоть до убийств "недружественных" активистов государство, Украина вольно или невольно покровительствовало самозванным силовикам.

То, что так быть не должно, и незаконное насилие вредит гражданам страны, ее экономике и престижу, понимают все. Как прервать долгую традицию, которая и сегодня многих устраивает, как развести "необходимую самооборону" (если в данном случае этот термин вообще применим) и произвол?

 

  1. Насколько правомерно применение силы к той или иной категории украинских граждан со стороны негосударственных формирований – добробатов, политических активистов и т.д?

 

Илья Кононов, заведующий кафедрой философии и социологии, профессор в ЛНУ им. Т. Шевченко:

– Со строго юридической позиции такие действия являются незаконными и должны пресекаться государственными органами. Подобные действия не только противоправны, но и разрушительны для государства как для формы политической жизни. Государство, каким оно сложилось в эпоху модерна, предполагает равенство граждан перед законом и монополию на применение насилие у государства.

Конечно, сказанное в определенной мере является идеальной конструкцией. В разных странах были послереволюционные периоды, когда государство превращалось в орудие насилия в руках одной политической силы. Но это были кризисные периоды в развитии модерного государства.

Сейчас в мировом масштабе мы наблюдаем кризис государства как такового. Это обусловлено процессом, который обозначается немодным словом глобализация. От слова можно отказаться, но сам процесс никуда не делся. Экономическая жизнь стала глобальной, а политическая осталась территориальной. Транснациональные корпорации порой приобретают вес, превосходящий вес достаточно больших стран. Последствия этого противоречия в первую очередь чувствуют страны периферии и полупериферии мировой капиталистической системы. Там государства утрачивают свои представительские и регулирующие функции. В слабых государствах происходит рассредоточение центров силы. Появляются структуры, которые берут на себя функции применения насилия к населению.

С 2014 г. Украина пошла по этой кривой дорожке. Конечно, она не сама пошла, а её поволокли разные «элитные группы», начавшие создавать частные армии. Это – путь к деградации государства. В свое время бытовал термин «ливанизация», ибо Ливан одним из первых продемонстрировал весь ужас этого пути. Ливан не один. Задолго до него подобные явления были в Веймарской республике. Национал-социалисты и коммунисты в Германии создавали боевые отряды, которые сражались друг с другом и оказывали деморализующее влияние на население. Можно вспомнить Колумбию и практически всю Африку южнее Сахары.

Радикалы не возникают сами по себе. Почти во всех современных обществах есть радикально настроенные группы населения. Процесс разрушения запускают элитные группы, которые не имеют механизмов согласования своих интересов и делают ставку на насилие. Особенно опасно, если эти группы вовлекают во внутренние процессы иностранных агентов, что происходит в Украине. Наши элитные группы поставили страну под внешнее управление. Теперь носителей негосударственного насилия у нас в стране поддерживают и из внешних центров влияния.

В Украине определенную роль в ослаблении государства играет диаспора, поставляющая негосударственным структурам самую мракобесную националистическую идеологию. Образ Украины у диаспоры порой ничего не имеет общего с нашей страной. Но по этим лекалам нам предлагают живую страну загнать в прокрустово ложе этнического национализма.

 

Алексей Гончаренко, народный депутат Украины:

– Моя позиция в этом плане однозначна: верховенство права – основа демократии. Силу против граждан страны могут применять только специально уполномоченные на это органы и только по закону.

Я противник самосудов. Такой подход открывает самый настоящий ящик Пандоры и раскручивает маховик насилия. Нам ни к чему уличные войны и противостояние не в рамках правового поля. Это игра, в которой мы, как общество и государство, только проигрываем.

 

Олег Ширяев, руководитель направления "Патриоты за жизнь":

– Применение силы со стороны какого-либо негосударственного формирования - недопустимо. Право на силу имеет только государство - для защиты порядка, закона, безопасности общества! Единственное исключение - это самозащита, и только, подчёркиваю, это единственный правильный вариант, который делится на коллективную самозащиту и индивидуальную. Защита жизни, семьи, страны и имущества.

 

Александр Онищенко, экс-народный депутат Украины:

– После Майдана, с приходом клики Порошенко в стране начался беспредел. Насилие стало обыденностью в обществе. Оно поощрялось, покрывалось и самое главное - подавалось, как патриотизм и любовь к Украине.

Именно Порошенко, Турчинов и их товарищи культивировали насилие для разделения общества и разжигания войны. Они в открытую поддерживали бандформирования и террористов, возводя их в ранг правильных патриотов. А потом - натравливали на инакомыслящих.

Убит Бузина. Убийцы до сих пор на свободе. Более того, они входят в наблюдательные советы государственных органов.

Заживо сожжены одесситы 2 мая, затравлены и изгнаны из Украины оппоненты прошлой власти. К этому всему, еще, остается добавить бесчинства на Донбассе, которые сейчас замалчиваются в обществе.

Все эти зверства творились умышленно ручными добробатами и политическими активистами. Когда-нибудь все эти люди будут привлечены за убийства, пытки и грабежи. Такое не должно оставаться безнаказанным.

  1. Кто и на каком основании определяет объект правомерного применения силы (т.е. того, к кому применяется насилие) в Украине?

 

Илья Кононов:

– В странах со слабым государством, к коим, к сожалению, относится и Украина, определяют это концессионеры различных негосударственных военизированных организаций. Это - различные фракции правящего класса с несовпадающими интересами, а также иностранные силы, осуществляющие внешнее управление. Конечно, это касается акций с внятной политической целью. Сами частные армии могут жить и собственной жизнью, занимаясь дополнительным зарабатыванием денег рэкетом и другими подобными действиями. Самим фактом своего существования они оказывают репрессивное воздействие на население. Кто-то пугается факельных шествий и решает замолчать или, того хуже, начинает подстраиваться под пещерный национализм.

 

Алексей Гончаренко:

– Возможно лишь несколько вариантов: это делают суды на основании закона; это делают силовики в рамках закона; это делают наши военные, которые защищают страну. Все другие варианты должны быть устранены по максимуму.

Показательно пренебрежительное отношение к закону ведёт к 90-ым, анархии и атаманщине. Как показала наша история, ни одно из этих явлений не принесло нашей стране чего-то хорошего.

Европейский путь развития государства ― это в первую очередь законность. 

 

Олег Ширяев:

– Добробаты и политические активисты пытаясь определить, кто хороший, кто плохой на данном отрезке времени перешли от защиты страны (другими словами, от хорошего и правильного) в нападение и давление на всех им неугодных, т.е. перешагнули грани дозволенного, будь то судья, прокурор, полицейский или простой человек с другой точкой зрения! Поэтому добробаты и политические активисты этими действиями себя дискредитировали.

 

Александр Онищенко:

– К сожалению, законность и правомерность в Украине уже давно определяет агрессивное меньшинство. Это начали порохоботы и другие бродячие активисты, а сегодня мы видим, как нынешняя власть успешно продолжает ту же политику.

Так происходит, потому что одну часть людей запугали, а вторую - заняли выживанием в Украине. Нет времени на раздумья, когда нужно обеспечить семью в таких сложных экономических условиях.

При псевдопатриотах был создан сайт Миротворец, началась травля в сети, запустили маховик чернух и заказух в СМИ. Самое страшное - стали приходить прям в дома.

Но они храбрые, когда нападают стаей, а вот по отдельности - смиренно склоняют голову. Вся страна же увидела одного из руководителей Нацкорпуса, который вызывал Илью Киву на мужской разговор. Так при виде Кивы он что-то мямлил себе под нос. А другие "патриоты" снимали всё это на видео, но потом в сеть его не выложили. Храбрости не хватило. В итоге видео "слили" другие их соратники - и всё общество увидело настоящее лицо Нацкорпуса.

  1. Что следует предпринять украинской власти, чтобы вернуть государству монополию на применение силы?

 

Илья Кононов:

– На законодательном уровне все частные армии должны быть запрещены. В случае отказа разоружиться, они должны быть разоружены. В случае сопротивления руководители и спонсоры этих образований должны предстать перед судом.

 

Алексей Гончаренко:

– Во-первых, представителям власти самим необходимо быть примером идеального соблюдения законов. Когда президент Зеленский сначала говорит, что «уйдёт, как только нарушит закон», а потом публично многократно его нарушает, то он посылает гражданам сигнал, что всё это лишь формальность, можете нарушать. Начинается эрозия законности в сознании общества, а это крайне опасно.

Во-вторых, необходимо работать с силовыми органами как с институциями. Не могут возглавлять антикоррупционные органы люди, которые компрометируют их своими действиями, как, например, коррупционер во главе НАБУ Артем Сытник. Или генпрокурор Ирина Венедиктова, которая занимается исполнением политических преследований. Само их присутствие на этих позициях разрушает доверие к всей институции и соответственно к праву применять силу, которое им делегировали граждане.

И в-третьих, суды. Необходимо закончить судебную реформу, которую только начали делать ещё во времена президентства Петра Порошенко. Обществу необходимо вернуть чувство справедливости, чувство того, что преступник будет наказан, что нет необходимости самому браться за оружие, чтобы наводить порядок.

Монополия на применение силы у государства ― единственная монополия, существование которой я поддерживаю.

 

Олег Ширяев:

– Только жесткие действия относительно нарушителей, государство не должно делить власть с бандитами и радикалами и их боятся, иначе это не власть, а, простите за выражение, «тряпки». Только жесткая работа, задержание, обыски, посадки. Другого пути просто нет!

 

Александр Онищенко:

– Нынешняя власть продолжает политику Порошенко на мнимый патриотизм. Не наигрались еще. Народные депутаты от партии ЕС, Голоса, да и некоторые персонажи из "Слуги народа" позволяют себе в открытую призывать к расправе над инакомыслящими. Они чувствуют безнаказанность.

Но, слава Богу, мы видим, как люди начинают прозревать и пресекать подобное зло. Такие действия дают надежду на изменения к лучшему. Также здесь стоит отметить работы правоохранительных структур. Силовики и полиция срабатывают оперативно и подавляют открытое бесчинство, как это было недавно в Люботине с "Патриоты - За жизнь".

Государство не должно бояться давать отпор радикальным формированиям. Оно должно не заигрывать, а бороться с ними. А общество - поможет, потому что есть запрос на справедливость, законность и порядок.

 

Заключение Общественной экспертизы

По общему мнению экспертов, "назначение" виновных без следствия и суда — главная угроза, с которой столкнулась Украина за последние годы. Человеческая цивилизация для того тысячелетиями создавала институты правосудия, чтобы уменьшить влияние отдельных людей на мнение общества. Отказаться от этой практики — значит, пойти на поводу у тех, кто благодаря подкупу, картинке в телевизоре или угрозам может сфокусировать гнев толпы на конкретном объекте: человеке, политической партии или регионе.

Украинская общественность до сегодняшнего дня не знает, кто расстрелял десятки людей на Майдане, сжег одесситов, кто повел на гибель сотни бойцов под Иловайском, кто отдал приказ убить Бузину и Шеремета. Действия "активистов" (по чьему распоряжению? за чьи деньги?) фактически разорвали с помощью блокады связь Киева с Крымом и Донбассом. И за этой видимой частью айсберга — тысячи незаметных для широкой публики случаев унижений, насилия и убийств.

Сегодня те люди, которые ввергли страну в силовой беспредел, пытаются с помощью старых методов уйти от ответственности. Как по-другому объяснить угрозы, посыпавшиеся на голову Витольда Фокина, призвавшего выполнять Минские соглашения?

Сегодняшнему руководству Украины необходимо самым решительным образом пресечь любые попытки установления двоевластия в стране, закончить эру "власти толпы" (которой всегда руководят преступники) и вернуть монополию на применение насилия, причем только на основании закона, государству.

 

Читайте также:Волна войны с исторической памятью докатилась до Вашингтона

Расстрел активистов и Синдзо Абэ подал в отставку: Топ-5 событий недели

Смотреть все события