Главная » События » Экспертиза » 2021 » Кризис везде?
18ноября2021
2457

Кризис везде?

https://vesti.ua/strana/obshhestvennaya-ekspertiza-krizis-vezde

Слухи о неизбежных веерных отключениях и апокалиптические отчеты о тающих запасах угля на теплоэлектростанциях вместе с надвигающимися морозами посеяли в душах украинцев нешуточную тревогу. Так до конца и не понятно — сохранится ли в будущем транзит газа через Украину? Пандемия не отступает, различные формы локдауна сокращают доходы населения и ограничивают его мобильность. Россия и Беларусь отказываются продавать нам электроэнергию и уголь, Европа закрывается из-за коронавируса, об экономических успехах что-то не слышно, цены медленно, но растут.

Все это, а также бесконечные политические скандалы, ультиматумы, угрозы и войны оформляется в некомфортное чувство тотального кризиса, охватившего государство. Так ли это на самом деле? Насколько фундаментальны проблемы страны накануне зимы — 2021/2022?

 

1. Создается впечатление, что практически все сферы жизни украинского общества находятся в кризисе. Какие отрасли экономики столкнулись с наибольшими трудностями, а где ситуация более-менее нормальная?

 

Илья Кононов, доктор социологических наук, профессор, заведующий кафедрой философии и социологии ЛНУ им. Шевченко:

— Обратимся вначале к данным Независимой ассоциации банков Украины. Данные там есть состоянием на сентябрь текущего года. Так вот, в сентябре на 59% по сравнению с показателем прошлого года вырос экспорт аграрной продукции. Это связано с рекордным урожаем зерновых в нашей стране. Более того, за три квартала 2021 года Украина нарастила экспорт товаров и услуг на 32,2%. Экспорт в ЕС рос даже более стремительно, дав прибавку в 50%. Импорт из стран Евросоюза увеличился только на 27%. Но по торговле товарами сальдо с ЕС у нас отрицательное (-$1044,9 млн). Правда, негативный баланс уменьшился (в прошлом году за аналогичный период он составлял -$3654,8 млн). У меня нет развернутых данных по структуре экспорта и импорта. Но есть данные Независимой ассоциации банков Украины, что за девять месяцев 2021 года промышленность Украины увеличила выпуск продукции лишь на 1,4%, а в сентябре в ней начал фиксироваться спад. Наш экспорт рос в основном за счет сельскохозяйственной продукции. Украина, сближаясь с ЕС, продолжала двигаться по пути аграризации и деградации собственной промышленности.

Для того чтобы выращивать на наших черноземах пшеницу твердых сортов, подсолнечник, кукурузу, рапс и далее по списку, а затем вывозить выращенное в страны центра мировой капиталистической системы, нет необходимости в том населении, которое сейчас есть в Украине. "Избыточное" в этой модели население обречено на то, чтобы стать дешевой рабочей силой в странах ЕС и далее по миру. В этом году Госстат Украины обследовал 8 тыс. домохозяйств. Только 1% отнесли себя к среднему классу, 32% считали, что они ни к среднему классу не принадлежат, ни к бедным, а 67% назвали себя бедными. Национальное богатство в нашей стране распределяется крайне неравномерно и несправедливо. Модель нашего развития, обрекающая промышленность на деградацию и фактическое исчезновение, является преступлением перед народом. Внешние управляющие именно ее могут считать необыкновенным успехом реформ.

Алексей Котлубай, профессор, вице-президент Ассоциации морского права Украины, Институт проблем рынка и экономико-экологических исследований:

— Давайте разделим аграрный и промышленный сектор: у аграриев ситуация лучше всего (хоть и там проблемы у животноводства), а вот больше всего трудностей сегодня именно у промышленности. Я хорошо знаком с ситуацией в судостроении, там дела обстоят отвратительно. Почему?! Наибольший в Европе Черноморский судостроительный завод практически ничего не производит. Он лишь пытается удержать уже существующие заказы на военные суда, кстати, некоторые из них поступили еще при советской власти! Из бюджета на них, тем не менее, не поступает практически ничего. И третий момент — это налоговое законодательство. НДС и таможенными пошлинами на ввозимые запчасти еще недавно облагались даже суда, которые заходили на ремонт! Все это в комплексе не позволяет держать конкурентоспособную цену.

И аналогичным образом сталкивается с трудностями металлургия. Металлургические комбинаты и заводы рассчитаны были на существование четких логистических цепочек. Но в последние годы изменился рынок металлургии. Китай теснит нас своими меткомбинатами. В химпроме катастрофически взлетела цена газа, а это один из основных видов сырья для химической промышленности. Что произойдет? Сказать сложно. Ну точно ничего хорошего.

Андрей Новак, глава Комитета экономистов Украины:

— Наибольшие проблемы сейчас в сфере услуг. Именно здесь больше всего ограничений, запретов деятельности в связи с локдауном. А это и транспортные, и торговые услуги, и все, что связано с местами общественного питания. Там, где действуют ограничения, наибольшие экономические потери. В промышленности или в аграрном секторе особых ограничений или запретов нет. Поэтому эти секторы от локдауна, связанного с коронавирусом, непосредственно не страдают. А самый благополучный сектор в украинской экономике — это, безусловно, аграрный, который уже седьмой или восьмой год кряду устанавливает рекорды урожайности и, соответственно, экспорта. Кроме того, достаточно динамичный рост показывает IT-сектор. По объему экспорта IT-услуг он выходит на третью позицию после аграрного и промышленного сектора. Динамика там тоже достаточно высокая. И, конечно, общегосударственные программы, такие как "Большое строительство", также дают определенный толчок для страны, хотя бы в плане занятости населения.

Андрей Вигиринский, юрист, экономический эксперт:

— Если мы с вами говорим, допустим, о внутреннем потреблении — строительство вполне себя неплохо чувствует. Более миллиона квадратных метров ежегодно вводится в эксплуатацию. Зарплаты в строительстве растут. Если мы говорим об IT-секторе и высоких технологиях, то в целом экспортные операции по предоставлению соответствующих услуг у нас тоже не стагнируют. Все больше людей в этой отрасли. Неплохо вполне себя чувствует частная газодобыча. ДТЭК в этом году собирается выйти на рекордный показатель добычи с момента формирования группы. И плюс конъюнктура цен позволяет им чувствовать себя довольно неплохо. Чего не скажешь в общем о государственных компаниях. Понятное дело, что неплохо чувствует себя руда, металл, сельское хозяйство. Но это, опять-таки, мировая конъюнктура, которая от нас не зависит. Отрасль продажи транспортных средств в силу перебоев поставок, лимитов и квот, которые вводятся заводами производителями, — ну это вообще мировой тренд, который на нас отражается. Перевозки очевидно страдают. Как в силу ограничений, так и в силу роста стоимости. Железная дорога не развивается. В частности, все, что касается предоставления дополнительных мощностей, возможностей локомотивной тяги, — есть просчеты, Украина не использует свои плюсы с точки зрения своего географического местонахождения.

Общая статистика расходования средств граждан, объем потребления и способность украинцев свои нужды покрывать за счет доходов — она немного снижается. Несмотря на то что средний показатель заработной платы по стране вышел на докризисный уровень.

 

2. С чем связаны трудности осени-2021? Это: первое — ошибки действующей власти; второе — логическое следствие каких-то просчетов, допущенных предыдущими руководителями государства; третье — проявление общемировых кризисных тенденций?

 

Илья Кононов:

— Осень этого года показала, что правительство Украины практически не занималось подготовкой к зиме. Поэтому каждый день мы читаем сообщения о сокращении запасов угля на ТЭС. Если эти тенденции продолжатся, то могут произойти катастрофы в промышленности и бытовой сфере.

Думаю, дело здесь не просто в халатности чиновников. На климатическом саммите в Глазго COP26 Владимир Зеленский поставил свою подпись под документом, согласно которому страна обязуется за 20 лет отказаться от угля при производстве электроэнергии. В целом этот документ подписали представители 40 стран. Крупнейшие производители угля — США, Китай, Индия и Австралия — свои подписи не поставили. Вообще, обстоятельства поездки нашего президента на этот саммит должны были бы стать предметом специального разбирательства в ВР. Но само подписание названного обязательства вызывает большую тревогу. Для Украины определен явно нереалистичный срок, чтобы этот процесс происходил конструктивно. Мы будем покупать уголь, добытый в Пенсильвании, ЮАР, Казахстане, России и пр.

Андрей Новак:

— На самом деле проблемы осени больше всего связаны с локдауном. Новая волна коронавируса, новая волна ограничений, которые отнесли всю Украину к так называемой красной зоне. И самые большие проблемы в Украине на сегодняшний день от этого.

Алексей Котлубай:

— На мой взгляд, ответ тут очевиден — речь об ошибках власти. Со времен Владимира Омеляна (экс-глава Мининфраструктуры в правительстве Яценюка. — Авт.) я не знаю ни единого толкового специалиста, кто был бы на должности главы профильного министерства. Ну взгляните на Кабинет министров: там и специалистов-то практически нет! Разве что Михаил Федоров в Минцифры — "цифровое обслуживание" населения у нас идет более-менее высокими темпами.

Андрей Вигиринский:

— Если говорить о проблемах этой осени и о том, что можно ли было минимизировать их риски за последние два года, то да, конечно, можно было бы. Но для этого нужны не тактические решения принимать, а стратегические. Или по крайней мере пытаться консультироваться с людьми, которые способны к планированию и к анализу рисков. Этого всего нет. Упущено и абсолютно отсутствует трезвое восприятие внешнеполитической и внешнеэкономической конъюнктуры.

 

3. Есть ли какой-то универсальный рецепт, который мог бы помочь переломить негативную тенденцию и вывести страну из кризиса? Способна ли команда Владимира Зеленского на такое или украинцам стоит готовиться к худшему?

 

Илья Кононов:

— Универсального рецепта нет, но есть универсальные направления, которые могут помочь выработать гибкую программу преодоления кризиса. В целом это должен быть план экономического развития страны на период пять-семь лет с предусмотренным мониторингом достижения поставленных целей и корректировкой их в зависимости от достигнутых результатов. Целью этого плана должно быть повышение уровня благосостояния большинства граждан страны, смягчение неравенства в распределении доходов. Для этого необходимо развивать внутренний рынок, что в свою очередь предполагает в нашей стране развитие промышленности, ее высокотехнологических отраслей. Для этого нужно не уменьшать роль государства в экономике, а усиливать его.

Команда Зеленского — это клиентела коллективного Запада. Ничего этого они делать не будут. Я при этом не собираюсь демонизировать Запад. Но там не собираются взрастить себе конкурента и относятся к Украине абсолютно прагматически — как к средству достижения собственных целей.

Андрей Новак:

— Универсальный рецепт — то, чего нет в Украине до сих пор, это именно экономическая модель развития, экономическая стратегия. Как раз от отсутствия такой экономической модели и "танцуют" все наши экономические проблемы. Только с того момента, когда Украина и ее политическая бизнес-элита определится с моделью развития, и можно будет рассчитывать на достаточно динамичный экономический рост.

Алексей Котлубай:

— "Готовиться к худшему" — слишком резко, я бы так не говорил: "Сам на себя клевещешь". Но команда Зеленского в том виде, в котором она существует, не готова ничего делать в экономической сфере. Потому что там попросту нет соответствующих специалистов. Вот, в общем-то, и все. Каждый на своем месте должен стараться поднимать и подтягивать экономику. Делать все возможное, чтобы подняться и обеспечить максимальный экономический рост.

Андрей Вигиринский:

— Универсальных рецептов не существует. В условиях пошатнувшегося уровня электоральных симпатий к Владимиру Александровичу и его пошатнувшихся международных позиций, не думаю, что он способен переломить ту тенденцию, в которой уже находится в течение двух лет. То есть не он, как президент, не как конкретный человек. Все в общем и целом должно крутиться не вокруг политических лозунгов, а вокруг восстановления экономики, машиностроения. Без решения экономических и доходных вопросов вы никогда в жизни не заплатите пенсионерам 400 долларов пенсии, и никогда в жизни не будет этот пенсионер платить за газ по 13 гривен за куб, просто потому что это невозможно математически.

 

Заключение Общественной экспертизы

Если верить экспертам, ощущение тотального кризиса все же обманчиво. Многие отрасли украинской экономики и сферы жизни чувствуют себя вполне комфортно. Например, на подъеме находятся сельское хозяйство и IT-сектор, некоторые сферы промышленности. Хуже обстоят дела в тех сферах производства, которые требуют высоких энергозатрат, но это общемировой тренд, связанный с резким подорожанием углеводородов.

Впрочем, есть несколько общих тенденций, которые не могут не вызывать тревогу. Во-первых, критически низкая доля отраслевых профессионалов в команде Владимира Зеленского, ставшая, в частности, причиной срыва заготовки угля и проблем с производством электроэнергии. Во-вторых, отсутствие стратегического понимания развития украинской экономики, отраженного в соответствующих документах. Без них трудно определить не только то, что нужно сделать, но и что уже сделано, проверить выполнение запланированного и привлечь к ответственности виновных. Нетрудно заметить, что второе (отсутствие стратегии) прямо связано с первым (отсутствием специалистов). Ну и в-третьих, Украина выбрала вектор развития, указанный Западом, а Европа активно стимулирует выгодное ей превращение Украины в аграрное государство, при котором миллионы жителей страны окажутся не у дел и будут вынуждены пополнить трудовой фонд самой Европы. Что, собственно говоря, уже сделали украинские айтишники, которые работают "там", но живут еще здесь.

Получается, что анархия в головах и кабинетах украинских чиновников провоцирует перманентные кризисы то тут, то там и позволяет другим государствам решать собственные проблемы за счет Украины.

 

Читайте также:

NI: НАТОвское оружие может разжечь войну Украины с Россией

По каким достоинствам выбирают министров?

Смотреть все события