Главная » События » Экспертиза » Конец большой лжи - что показал обмен заключенными
12сентября2019
356

Конец большой лжи - что показал обмен заключенными

Тема политзаключенных и военнопленных была одной из основных в политической риторике Петра Порошенко. Все без исключения украинцы знали, что невинные узники Кремля томятся в невыносимых условиях без надежды на освобождение. Все усилия западных политиков, судов и трибуналов разбивались о несговорчивость Владимира Путина, который, по словам Порошенко, интриговал, менял условия обмена и просто уклонялся от переговоров. И вдруг! Буквально через месяц после смены власти Владимир Зеленский договаривается с Путиным об обмене 35 заключенных, включая самых знаменитых — Сенцова, Сущенко, Гриба и др.

Причем украинский президент публично подчеркнул, что изначальные договоренности обе стороны неукоснительно выполнили. Так дело не в Путине? Пять лет обманывал, спекулировал, выкручивался и преследовал сугубо личные интересы президент вовсе не России? Так, может, украинцам врали и по другим важнейшим вопросам — о Майдане, войне, блокаде и пр.? Общественная экспертиза решила уточнить у экспертов.

 

  1. Почему обмен заключенными стал возможен только при новом президенте?

 

Руслан Бортник, политолог:

«Между Россией и Украиной и при Петре Порошенко был обмен заключенными. Каждый из них — это повод, определенная предыстория для начала более широкого политического диалога, для разрешения других политических военных проблем. При Порошенко уже все убедились, что решения по ключевым проблемам не будет. А при Зеленском мы видим, как воспринимают это в России, в Украине и в мире. Все рассматривают этот обмен. Сам по себе он ценен только для людей, которых обменяли. А влияния на общую ситуацию не имеет. Но как повод, как жест, который создает пространство для политического маневра, восстанавливает линии коммуникации между сторонами и дает хотя бы минимальный уровень доверия, необходимый для достижения договоренностей, — в этой части обмен очень эффективен и хорошо работает».

 

Энрике Менендес, глава аналитического центра «Донбасский институт региональной политики»:

«По большому счету, все, кто наблюдает за развитием этой ситуации, все, кто комментирует ее, сходятся во мнении, что действительно роль Зеленского в этом обмене очень велика. Потому что из Кремля исходили явные сигналы о том, что между Порошенко и Путиным было большое недоверие. А такой широкомасштабный обмен стал возможен, потому что Кремль услышал от Зеленского новую риторику. При этом не сдавая позиции. Чего стоит только то, что Зеленский по своей инициативе открыто первым позвонил Путину, сделал первым несколько шагов — например, был отпущен на свободу Кирилл Вышинский. Это уже показатель того, что Зеленский не стал играть с Путиным: я мачомен, я разговариваю с тобой с позиции сильного, как пытался делать Порошенко. Мы играли несуществующими мускулами перед Россией. Зеленский этого не делает. Он подходит рационально, видно ключевое: это цель — освобождение наших ребят. И сейчас это уже очевидная реакция со стороны России. Более того, Путин оптимистично во время встреч с Макроном высказывался о возможном контакте с Зеленским. И вот эта фраза о том, что начался диалог, который был невозможен при Порошенко. Поэтому роль Зеленского в этом огромная. И он себе заработал лишние очки перед своими избирателями, показывая
себя как человека действия».

 

  1. Что (и кто) стоит на пути к обмену всех на всех сегодня? Кому невыгоден прогресс в этом направлении?

 

Руслан Бортник:

«Мы понимаем, что этот обмен серьезно политически сыграл на Зеленского и его рейтинги еще поднимутся. Во-первых, он исправил ошибки Порошенко, который отправил в плен моряков. Во-вторых, показал свою эффективность в работе с Россией, в теме войны и мира, в ключевом социальном запросе. Конечно, все, кто желают быть участниками этого процесса или не желают дальнейшего усиления Зеленского, пытаются на разных этапах вставлять палки в колеса. Как в Украине, так и в России. Особенно, мне кажется, представители прошлой власти, представители команды Петра Порошенко. Для них успех Зеленского вообще трагедия».

 

Энрике Менендес:

«Есть два пострадавших. Первый — это Петр Порошенко, который все пять лет своего правления убеждал нас, что Россия абсолютно недоговороспособный партнер, с ними невозможно договариваться ни о чем. Даже в этой теме, как обмен пленными, Порошенко нас уверял, что Россия не выполнит никаких обязательств, взятых на себя, что с ними разговаривать невозможно, они просто изуверы, которым нравится издеваться над людьми. И этот миф Зеленский разрушил буквально за несколько недель. Оказалось, что с Россией можно договориться, можно на взаимовыгодных условиях сделать какой-то шаг. Это дает нам надежду на то, что и в других направлениях такие шаги будут сделаны. Второй проигравший — это Виктор Медведчук, который был абсолютно монопольным переговорщиком между Украиной и Россией. Наверное, это делалось где-то с благословения тоже Петра Алексеевича. Медведчук, безусловно, пострадавший, хотя Путин подчеркивает, что его роль остается значимой, но уже не монопольной. И это тоже сдвиг парадигмы».

 

  1. Какие дальнейшие шаги должен предпринять Зеленский, чтобы выполнить свое обещание о мире (сделать примирение необратимым и при этом не потерять поддержку избирателя)?

 

Руслан Бортник:

«Маркером будет встреча «нормандской четверки». Дата не определена, Россия ожидает принятия каких-то законодательных решений части Минских соглашений, но все начали говорить о встрече «нормандской четверки». Если будет определена дата, это будет знак того, что стороны продвинулись и вышли на какой-то документ — «Минск-3», «Формулу Штайнмайера», — который готовы подписывать. Что необходимо сегодня Украине сделать, чтобы выйти на документ для встречи «нормандской четверки»? Есть план-минимум и план-максимум. План-минимум — продлить срок действия закона об особенностях местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской области. Напомню, в октябре он истекает и его можно продлить прямо сейчас, в сентябре. Это план-минимум, но я не уверен, что Россия согласится на такой вариант. План-максимум — разблокировать действия этого закона и принять законодательство в части специального закона о выборах в Донецке и Луганске, а также завершить внесение изменений в Конституцию. В таком диапазоне, думаю, сегодня возможен диалог».

 

Энрике Менендес:

«Зеленский во всех своих выступлениях формулирует довольно расплывчатую позицию о том, что нам нужен мир. Это абсолютно очевидно и ни у кого не вызывает никаких сомнений. Но никаких конкретных очертаний мира он никогда не давал. Зеленский не дает прямых ответов на сложные вопросы, которые касаются ситуации на Донбассе. Более того, угрожающе сейчас выглядит ситуация, когда какие-то решения принимаются в закрытом режиме. И нет вовлечения гражданского общества, которое было обещано. Нет экспертных советов. Выглядит как закрытые тусовки, как это и было во времена Порошенко. Есть тысячи, а может, и десятки тысяч жертв этого конфликта. Мир на Донбассе не наступит быстро, и это не будет легко и просто. Нужно в более широком смысле стимулировать общественную дискуссию и готовить общественное мнение к этому миру. Никто не против мира. Все абсолютно хотят мира. Вообще все. Даже самые большие радикалы хотят мира. Но все хотят на своих условиях. Если этот мир будет достигнут таким образом, что одна часть общества почувствует себя пострадавшей — это будет неустойчивый, хрупкий мир. Грубо говоря, это нанесет больше вреда, чем пользы. Это тоже нужно понимать. И это тоже препятствие на пути к миру. Если Зеленский хочет действительно войти в историю, ему нужно добиться устойчивого мира. Для этого необходимо вовлекать людей, создавать экспертные советы и новые органы, которые будут заниматься решением проблемы. И как было написано в первых Минских соглашениях, в одном из первых трех пунктов, — это запуск национального диалога. Нам внутри Украины есть о чем поговорить, какой должна выглядеть мирная Украина. Но пока этого не происходит, к сожалению».

 

Заключение Общественной экспертизы

Обмен удерживаемыми лицами — своеобразный экзамен на зрелость политической системы страны. Общество узнает правду не только об истинных отношениях с Россией, но и о тех поступках, за которые были задержаны украинцы. И правда эта не всегда совпадает с официальной риторикой. Более того, подвиги некоторых из них, мягко говоря, неоднозначны. Кроме того, обмен — серьезный компромисс, осложняющий кое-что во внутренней и во внешней политике. Тем не менее без этих болезненных мер войну остановить невозможно. Обмен, по общему мнению, стал победой Зеленского и политическим приговором Петру Порошенко, который весь свой срок обманывал собственный народ. Именно немногим оставшимся сторонникам (соучастникам?) ушедшего президента был бы выгоден срыв гуманитарной акции. Однако сложность и болезненность компромиссов на пути примирения требуют от Владимира Зеленского предельной осторожности и публичности. Участие гражданского общества в принятии дальнейших решений и их поддержка должны стать индикатором правильности предпринимаемых шагов и основой будущего консенсуса.

Участие гражданского общества в принятии решений должно стать индикатором правильности предпринимаемых шагов и основой будущего консенсуса.

 

Читайте также: Эрдоган заявил о том, что Турция может стать ядерной державой

Государства в поисках себя

Смотреть все события