Главная » Блоги » Ко Дню философии

Ко Дню философии

17.11.2022
7547

В День философии уместно еще раз спросить о ее предмете. Неоднократно спрашивалось что он из себя представляет. Но, даже если не замахиваться на столь ответственное вопрошание и спросить лишь, где его стоило бы поискать? ответ не будет легким. Действительно, философия ищет нечто в мире как Космосе? Или мире как смысловом универсуме? Или в области трансцендентальных структур мышления? Или в мире феноменов? Или в «жизненном мире»? Или в мире, создаваемом средствами языка? И т.д. Собственно, сам ответ на этот «второстепенный» вопрос будет задаваться/задавать философскую методологию и создавать контекст, в котором нечто вообще может быть понято. Поэтому попытаемся сделать его как можно более кратким и однозначным:

  1. Исходным пунктом ответа должно стать положение о первичности разума по отношению к мозгу: мы исходим из «идей», которые, в конце концов, позволяют нам прийти к выводу о необходимости мозговой деятельности для мышления. Идеи же обретаются нами непосредственно в разуме, тогда как «мозга» может и не быть – например, если наше мышление продуцируется «матрицей» (фильм «Матрица») или компьютерным ИИ (искусственным интеллектом).
  2. «Идеи», возможно, соответствуют чему-то во внешнем мире, но убедится в этом мы никогда не сможем, так как всегда «заключены» в их мире.
  3. Содержание нашего индивидуального мира идей определяется процессом социализации, а его стабильность обеспечивается, по всей вероятности, кодами мозговых структур.
  4. По К. Анохину, «разум имеет зернистую структуру и состоит из когов – элементарных единиц опыта, кодирующих отношение организма со средой. Устойчивые связи между когами – локи. Связанные локи (и коги) образует сеть – когнитом (который является носителем всего субъективного опыта организма)»,
  5. В опыте кодируются эмпирические ситуации, в детском возрасте игровые, позднее, связанные с «социальными играми», когнитом кодирует «игровой» универсум, в котором вещи – это всегда функции (производные) от игры.
  6. Так как игра не может существовать «сама по себе», индивидуальный и надстраивающийся над ними интерсубъективный миры, а также способ их существования («бытие») «субъектноразмерны».
  7. Человек не может найти в «мире» нечто, не связанное с тем смысловым универсумом, в котором он сформировался, так как «идентификация» внешних предметов и ситуаций предполагает актуализацию известного ему сценария социальной игры (из множества существующих в культуре социальных игр).
  8. Поэтому, идеи детерминированы не «каноническими» (неизменными, объективными) внешними «вещами», а игровыми сценариями и вопрос «облика» вещей в значительной степени связан с «объективностью» (легитимностью) игры. Мир (и все его элементы) есть обратная сторона «когнитома».
  9. Кстати, ИИ поэтому должен быть реализован не как самообучаемая на миллиардах примеров нейросеть, а как самоактуализирующаяся система «социальных игр».
  10. Социальные игры существуют не изолировано, но увязаны в систему, структура и иерархия которой определяются «представлением о целом» - онтологическим дискурсом, формируемым матрицей категорий культуры.
  11. Наше знание вещей – способ из игрового употребления, социальные игры – саморефрентные способы «жительствования» (термин М. Хайдеггера), отношения между которыми заданы иерархией «игрового мира», к которому они принадлежат
  12. Категории культуры – нефальсифицируемое основание (абсолютная предпосылка) наших социальных игр и формируемого игровыми полями мира.
  13. Вопрос о предмете философии – всегда вопрос о природе наших категорий культуры, а также того способа бытия, который ими изначально (органически) предполагается.

 

Читайте также:

Новой холодной войны не будет

Не только понимать. О разуме в пограничных ситуациях

 

 
Смотреть все блоги