Главная » Блоги » Почему украинские города развиваются мимо глобальных рейтингов

Почему украинские города развиваются мимо глобальных рейтингов

27.10.2017
2270

Часто в новостях можно прочесть или услышать что-то типа: Москва отказывается, Вашингтон предостерегает, Киев заявляет, Иерусалим солидарен, Париж принимает или официальный Лондон противится, Берлин проводит или Рим решает … вот, недавно, Жирона объявила короля Испании Филиппа VI и представителя испанского правительства в Каталонии Энрике Милло персонами нон-грата. Может даже показаться на какое-то мгновение, что города эти зажили своей, отдельной от нас, жизнью. Но нет, в новостях, конечно же, речь идет о решениях и действиях властей, располагающихся в этих городах. Причем, если событие освещается как международное, то действующие лица тоже зачастую не страны, а города-столицы.

Если принять за исходную, что неотъемлемой частью европейской культуры является ее формирование как городской цивилизации, и жизнь общества складывалась веками с оглядкой именно на эту культурную форму – то становится понятным и постоянное выдвижение на первое место города, а не государств. И современный мир с его глобальными процессами вполне вписывается в географию городов, преломляющих эти процессы по-своему, по-локальному. Может быть поэтому так любят составлять различные иерархии, рейтинги и списки городов? Один из последних - The 2017 Global Power City Index (GPCI) от Institute for Urban Strategies и The Mori Memorial Foundation представляет сильные и слабые стороны города, какие показатели сейчас учитываются в городском развитии, на что нужно делать упор и во что инвестировать. Рейтинг включает 44 ведущих города мира, оцениваемых на основе следующих критериев: шесть основных функций, представляющих силу города (экономика, исследования и развитие, культурное взаимодействие, жизнепригодность, окружающая среда и доступность) и пять центральных действующих лиц, которые возглавляют городскую деятельность в своих городах (менеджер, научный сотрудник, художник, посетитель и постоянный житель). Топ три составили Лондон, Нью-Йорк и Токио. В 2017 году впервые в этот рейтинг вошли Дубай и Буэнос-Айрес. Философ города Елена Трубина в работе "Город в теории: опыт осмысления пространства" к истории вопроса составления иерархий городов указывает, что первым сформулировал идею глобальной иерархии городов Майкл Фридман в 80-х годах ХХ века. В ней Нью-Йорк, Лондон и Токио представляют мировые финансовые центры, Майами, Лос-Анджелес, Франкфурт, Амстердам и Сингапур – мультинациональные центры, а Париж, Цюрих, Мадрид, Мехико-Сити, Сан-Паулу, Сеул и Сидней – важные национальные центры. Если присмотреться, современные рейтинги отражают эти «специализации» до сих пор.

С одной стороны, мы можем говорить о «глобальном городе», термине, известном благодаря американской урбанистке Саскии Сассен, «Стратегическом месте, из которого ведется управление городской экономикой и в котором сложились самые продвинутые варианты сервиса и финансовых операций... телекоммуникаций, необходимые для осуществления и управления глобальными экономическими операциями… это места, в которых концентрируются штаб-квартиры компаний, в особенности глобальных компаний». Здесь важна экономическая составляющая рейтинга города. Она обеспечивается сейчас за счет внимания транснациональных корпораций, привлекая которые города вступают в «смертельный бой». Например, Amazon в 2018 году планирует открыть в северной Америке вторую штаб-квартиру «HQ2» и объявил тендер среди городов США на лучшее предложение для компании с обоснованием, почему именно туда гигант электронной коммерции должен инвестировать 5 миллиардов долларов. 

С другой стороны, не только экономические показатели и капитал определяют статус города, есть города, чей ресурс заключается не только в туристической сфере, религиозных, исторических или культурных достопримечательностях. Тот же Global Power City Index оценивает города по их «магнетизму» – способности привлекать творческих людей. Таким является амбициозный проект Саудовской Аравии стоимостью 500 миллиардов долларов, инициированный государством – это планы построить мега-город NEOM, который будет в 33 раза превышать размер Нью-Йорка и будет полностью пользоваться возобновляемыми источниками энергии. Принц бин Салман обрисовал этот город как «место не для обычных людей или обычных компаний, это будет место для мечтателей всего мира». 

Как бы там ни было, городские сообщества должны осознавать, что их включенность в общественные процессы, активность горожан и участие в муниципальном управлении непосредственно отражается на качестве жизни не только на уровне городской коммуны, но и на глобальном уровне тоже, повышая вес конкретного города в урбанистической сети, его статус и возможное влияние. Привлечение туристов, международного капитала, развитие собственного потенциала — это та обратная сторона культурного развития городского пространства, которой сегодня так не хватает украинским городам.

 

Читайте также:

Африканский Киев? Что отражают рейтинги лучших для жизни городов

Взять, к примеру, Мосул

 
Смотреть все блоги