Главная » События » Экспертиза » 2021 » Итоги 2021 года
30декабря2021
4025

Итоги 2021 года

https://vesti.ua/politika/obshhestvennaya-ekspertiza-itogi-2021-goda

2021 год завершается. Он снова, как и предыдущие, был непростым. И мир, и Украина столкнулись с новыми испытаниями, а особенности нашей ментальности и ситуации усугубили общемировые тенденции. Украинцы, как и весь цивилизованный мир, прививались от коронавируса, но делали это по-своему — набегами, сначала вяло, позднее — с выламыванием дверей пунктов вакцинации и многочасовыми очередями на морозе.

Инфляция и отток инвестиций коснулись практически всех, но именно наша страна умудрилась даже в этой ситуации поссориться со своим главным торговым партнером, Китаем, по поводу "Мотор-Сичи". Впрочем, украинская власть здесь прямо-таки задавала новый тренд, разорвав или испортив отношения со многими странами. Своеобразным девизом этой тенденции можно считать слова министра Кулебы о том, что Украина больше не верит Западу.

А еще были санкции, глубокомысленные умозаключения от секретаря Данилова, война президента с Конституционным судом и много чего другого. Было и что-то позитивное. Например, украинцев снова стали пускать в Европу, а наши спортсмены подарили несколько радостных моментов. Так что же в списке побед и потерь Украины в 2021 году следует считать главным?

 

Назовите три главных достижения и три провала нашей страны в 2021 году

 

Александр Мороз, экс-спикер парламента:

— Достижений назвать не могу, поскольку не замечаю их. А главные провалы — это закон о продаже земли, это в целом неконституционная админреформа и реализация ее, вопреки Конституции. И третье — сохранение коррупции, причем в таком расцвеченном состоянии — она процветает очень сильно. О таких деталях, как история с "вагнеровцами" и ей подобных, я говорить и вовсе не хочу. Потому что это составляющие, не более того.

Анатолий Ермоленко, доктор философских наук, директор Института философии им. Г. Сковороды НАН Украины:

— Я, наверное, начну с провалов. Это, в первую очередь, институциональный кризис, который особенно углублялся в 2021 году. К этому можно прибавить аномию, то есть ситуацию, когда нормы и ценности фактически не работают и теряют свою легитимность. И углубление процессов деконсолидации. Более того, я считаю, что это — результаты действий нашей власти. Все более углублялись противоречия в обществе. В частности, власть уделяла мало внимания общению с оппозицией. Это первое. А второе — это провалы в "нормандском формате", фактически ни к чему не привели те усилия, которые должны были быть направлены на деэскалацию войны, которая еще до сих пор продолжается в нашей стране. И третий провал — это неэффективная борьба с Covid-19.

Что касается достижений. Сказал бы, что, слава богу, мы отпраздновали 30-летний юбилей нашей страны — и, в целом, можно говорить, что огромное достижение уже в том, что наша страна существует 30 лет. И за это время имелось много других достижений. Второе — развивается наша наука. Я возглавляю Институт философии Академии наук, и в этом году мы отметили 75-летний юбилей нашего института. Я бы сказал, что это огромное достижение, потому что сейчас философия в Украине развивается, отошла от марксизма-ленинизма, с российской спецификой. То есть это огромное достижение — работа Академии наук и развитие науки в Украине. Что касается внешнеполитической направленности нашего развития, достижение, как я считаю, — это углубление партнерства с США. В частности, и военное сотрудничество. Ну, и, несмотря на провалы на Covid-фронте, поскольку мы не в красной зоне уже, то наши медики и в целом вся система нашего здравоохранения работают так, что в конце концов мы способны бороться с вызовами пандемии — это достижение.

Николай Азаров, экс-премьер-министр Украины:

— Особых достижений я не вижу. А вот в части провалов… их, скажем, больше. Это и отсутствие достижений в жилищно-коммунальной отрасли и энергетике. И абсолютная неподготовленность к зимнему периоду. И кризис в социально-экономической сфере.

Илья Кононов, доктор социологических наук, профессор, заведующий кафедрой философии и социологии ЛНУ им. Шевченко:

— Как социолог, я буду в основном говорить о тенденциях, а не о событиях. События для меня — симптомы тенденций. Вначале представлю основные тенденции за год безоценочно. Первая тенденция — это укрепление группы Зеленского в политическом пространстве Украины, концентрация нею власти. Сама эта группа является клиентелой коллективного Запада, в первую очередь США. В связи с этим в этом году наблюдалось усиление влияния на политическую жизнь страны разнообразных западных структур: правительств и посольств, фондов, групп диаспоры. Симптоматичными здесь стали санкции против В. Медведчука и закрытие связанных с ним телеканалов. Осенью последовал "антиолигархический" закон, борьба с Р. Ахметовым, а в декабре — объявление подозрения П. Порошенко в госизмене. Этими действиями группа Зеленского избавлялась от конкурирующих клиентельных групп. В случае с В. Медведчуком нынешняя власть ухудшила свои шансы на возможных переговорах с РФ.

Вторая важнейшая тенденция — развитие в нашей стране нерегулируемых капиталистических отношений с господством крупного капитала. Тут следует назвать начало функционирования рынка земель сельскохозяйственного назначения, дерегуляцию трудовых отношений, постоянные попытки избавиться от остатков госсобственности.

Третья тенденция — подчинение культурной политики задаче превращения Украины в "антиРоссию", дискриминация русского языка и русской культуры в Украине.

Главным достижением страны я бы назвал демонстрацию украинской экономикой определенной способности к адаптации к пандемическим условиям. Власть уже отметила как достижение, что ВВП достиг значения в 195 млрд долл. Экономика росла. Пока об окончательных показателях этого роста говорить рано, но это в пределах 3,5–3%, что соответствует среднему показателю в Европе. В США — показатель на уровне 6%. Золотовалютные резервы Нацбанка достигли 30 598,44 млн долл. Эти успехи дали возможность увеличить номинальную зарплату бюджетников на 20%, пенсии — на 16%.

Достижением страны был рекордный урожай зерновых — 110 млн т. Как житель Донбасса, я бы отнес к достижениям и дорожное строительство в рамках "Великого будівництва". В его рамках строятся не только дороги. Скажем, в городе Бахмуте Донецкой области строятся корпуса Донецкого высшего училища олимпийского резерва имени С. Бубки. Реконструируются школы в разных населенных пунктах.

Отмечу одно событие из своей профессиональной сферы. Социологическая ассоциация Украины при поддержке Международной социологической ассоциации в октябре провела свой IV конгресс. Его тема "Трансформация социальных институтов в информационном обществе". Государство к этому не имело никакого отношения. Наверное, для государства работа социологов должна была бы быть важной. Но оно к ней не проявляет никакого интереса. И тут перейдем к провалам.

Украина за прошедший год ни на сантиметр не приблизилась к решению конфликта на Донбассе. Более того, украинские политики сделали много для того, чтобы оттолкнуть от нашей страны жителей этого региона. Тон здесь задавал Алексей Данилов, который само название "Донбасс" решил отнести к "вражескому нарративу". Минский процесс во многом из-за поведения нашей делегации приобрел деструктивный характер.

Украина все больше теряла внешнеполитическую субъектность. Внешнеполитическую доктрину заменяли инструментальные лозунги. То Дмитрий Кулеба заявлял, что Украина — это последний бастион Запада, хотя западные страны не возлагали таких надежд на Украину, то вдруг все государственные органы впали в истерику по поводу предстоящего вторжения российских войск. Вообще политическую теорию у нас давно заменила политическая теология, где Запад отождествляется с воплощенным Добром, а РФ заменила собой дьявола. С осени у нас появилось нечто, что можно иронически назвать группой "свидетелей Путина". Как верящие в конец света все время называют новые даты, так и члены этой группы сообщают СМИ все новые возможные даты начала широкомасштабной агрессии против Украины. Во внутренней политике это определяет манипулятивные цели, отвлекая от серьезных проблем. Но во внешней политике все это вызывает усталость от украинского руководства. Тут меня можно уличить в противоречии: с одной стороны, нарастание внешней зависимости, а с другой — раздражение руководящей группой нашей страны. Поскольку этот вопрос интересует многих наших граждан, я остановлюсь на нем подробнее. Внешнее управление не означает, что из-за рубежа контролируются все мелочи. Сошлюсь на социолога из Нидерландов Джозефа Сутерса. В своей книге "Социология и военные исследования", опираясь на исследования своего земляка Корнелиса Ламмерса, он представил "стили оккупации". Для нас весьма интересен следующий его вывод: "Американские интервенции в основном краткосрочны, часто называются "освободительными" и нацелены на защиту собственных интересов. Американцы склонны навязывать свою волю через местные и квазиместные элиты, без излишних переживаний о судьбах граждан". Украина, конечно, не оккупирована США. Но этот стиль сказывается во внешнем управлении. Местной элите предоставляются достаточно широкие права в отношениях со своими гражданами. Когда правящая группа элиты начинает раздражать, ей подыскивают замену.

В Украине ухудшились условия для внутренней консолидации населения. Власть выступает продюсером чуждой большинству народа культурной программы. Наша страна естественной исторической эволюцией сформировалась как двуязычная. Для нее русская культура не является чужой. Я сам наблюдал в Ивано-Франковске, как школьники слушают русский рэп. Культурное единство страны могло быть обеспечено гармонией между украинской и русской составляющими. Вместо этого русская составляющая подвергается определенной дискриминации. В школах не изучают русский язык и русскую литературу. При этом на улицах и в семьях в Луганской и Донецкой, как и в ряде других областей, преимущественно говорят по-русски. Многие родители для преодоления этого диссонанса сами учат детей русскому языку дома. Такая культурная политика особенно негативно сказывается на перспективах реинтеграции Донбасса. Да, она ненормальна и с чисто правовой точки зрения. Современное государство — это гражданское объединение. Все граждане, благодаря налогам которых государство существует, имеют право на удовлетворение своих культурных потребностей. А у нас не менее 50% граждан считают русский язык своим первым рабочим языком.

Константин Бондаренко, политолог, директор Фонда "Украинская политика":

— Достижения как-то очень сложно назвать. Вот отпраздновали 30-летие независимости. Это, наверное, главное достижение. Собрали рекордный урожай. Но тут заслуга не столько государства, сколько природы и аграриев. А что еще?.. Здесь я затрудняюсь, что еще можно было бы назвать... Серьезных прорывов даже не было. Разве что в спорте, где показывали достижения боксеры Усик и Ломаченко. А что касается провалов... Даже не провалов, а шагов, которые аукнутся нынешней власти, то, во-первых, это наступление на демократию, создание авторитарного режима, "ермаковщина". Второе — это переориентация с прагматичной Америки на циничную Британию во внешней политике. Это тоже будет иметь свои последствия для Украины в дальнейшем, поскольку Украина выглядит как "пушечное мясо" для решения каких-то конфликтов между Британией и Россией, и при обеспечении британских интересов в Евразии в целом. И третий момент — это то, что Украина настолько "достала" весь мир, что судьбу Украины начали решать вне Украины — без Украины, без ее участия, а это тоже чревато серьезными последствиями.

Руслан Бортник, политолог, глава Украинского института политики:

— Начнем с достижений: "Дія", "Большая стройка", и в целом — в сохранении стабильности, управляемости ситуацией. Все же было стабильно. Хоть и плохо, но стабильно на протяжении года.

Провалы: это глубочайший раскол между элитами, это СНБО, санкции и все остальное. И также тупик в мирных переговорах по Донбассу.

Константин Грищенко, экс-глава МИД Украины:

— Главное в том, что удалось на протяжении года ограничить нарушение прекращения огня на линии соприкосновения. Да, они были, но все-таки не могли перерасти во что-то масштабное, что представляло бы угрозу дальнейшей эскалации. Для этого предпринимались серьезные усилия, в том числе и в рамках минской группы. Второе — я думаю, это активизация контактов с США. И хотя тут можно было бы сделать больше, но это все-таки можно считать достижением, поскольку сначала были сомнения относительно возможности использования существующих в Киеве каналов. Или тех, кто может этим заниматься для организации эффективного диалога. Ну и, я думаю, что, как минимум с точки зрения нынешней власти и не только, это проведение, а точнее возвращение, крымского вопроса к актуальной повестке дня, в частности через проведение мероприятий "Крымской платформы".

А недостатки — они системные. Начнем с того, что все внимание было сосредоточено на американо-европейском направлении, и в результате у нас фактически ничего не было сделано для активизации торгово-экономических связей и политической поддержки практически всех других регионов мира. И азиатского, и Ближнего Востока, и Латинской Америки, и Африки. Это все то, что осталось вне зоны активных усилий украинского государства в целом. И дипломатического ведомства — в частности. Второе — это, как мне кажется, кадровая политика. Например, на протяжении этого года целый ряд важных посольств не получили своих руководителей. И на первом месте по значимости — все-таки отсутствие реального прогресса в переходе к решению политических вопросов, возобновлению мира на востоке Украины и возвращению неконтролируемой на сегодня территории под юрисдикцию нашего государства. Тут есть как объективные, так и субъективные аспекты. Но сказать, что кто-то может быть доволен тем, что имеем по результатам года, — неправильно… Наверное, нужно таких поискать.

Заключение Общественной экспертизы

Мнение экспертов и предсказуемо, и показательно. Трудно спорить с очевидными вещами, как бы этого ни хотелось — провал в деле урегулирования на Донбассе, деконсолидация общества, попытка любыми средствами (внезаконные санкции, закрытие оппозиционных СМИ, "спецоперации", заканчивающиеся "вагнергейтами) остаться у власти, рептилоидное ползание перед Западом — все это реалии политического процесса в Украине в эпоху Зе. Дополним список собственным вариантом рейтинга позитивных и негативных событий уходящего года.

Из позитива: 1) более-менее стабильная ситуация с коммунальными тарифами для населения (хотя для бизнеса все иначе, а ситуация с энергоносителями вообще аховская);  2) выступление наших паралимпийев и других спортсменов, которые, несмотря ни на что, дарят украинцам мгновения радости; 3) объявление подозрения главному претенденту на символ украинской преступности последних лет — Петру Порошенко. Даже если речь идет о простой борьбе за власть — это тот редкий случай, когда награда нашла своего героя.

Провалов больше, главные из них: 1) почти окончательная потеря Донбасса и способности хоть как-то позитивно влиять на решения, которые по поводу Украины принимаются не в Украине; 2) парализующая государство борьба президентской ветви власти с Конституционным судом (в лице А. Тупицкого) и парламентом (в лице Д. Разумкова); 3) разрушение правового поля государства в угоду собственным амбициям (правовой шабаш, устраиваемый с помощью СНБО) и зарубежным партнерам-патронам (примеры можно перечислять страницами).

 

Читайте также:

Оценка глобального влияния в 2021 году от Атлантического Совета

Украинок ставят на воинский учет, Россия и НАТО садятся за стол переговоров: Топ-5 событий недели

Смотреть все события