Главная » Блоги » Хоттабыч против Гегеля, или о смене онтологических парадигм

Хоттабыч против Гегеля, или о смене онтологических парадигм

18.09.2019
727

Естественный ход событий был нормой на протяжении практически всей истории человечества. Оно верило в то, что история подчинена объективным законам, изменить которые никто не в силах. Даже культурная революция, произошедшая на заре Нового времени, заставившая переосмыслить положение человека в субъект-объектных отношениях и подтолкнувшая М. Хайдеггера к констатации начала новой эпохи Картины мира, мало что изменила в деле понимания развития исторического процесса. В новых условиях человек смотрел на природу как на картину, но она по-прежнему подчинялась своим внутренним объективным законам.

В современных условиях ситуация существенно изменилась и, судя по всему, говорить о естественном ходе событий становится все сложнее, естественность все больше исчезает из социальной жизни. Все чаще приходится встречать термин «конструирование» в совершенно неожиданных контекстах и сферах. Так, например, Р. Хаас, президент Council on Foreign Relations, одного из авторитетнейших американских аналитических центров, недавно заявил, что «миропорядок формируется, а не рождается» - это сознательная конструктивистская деятельность, а не естественный (случайный) ход событий. Еще совсем недавно такая позиция была практически невозможна.

Мирсистема сегодня представляет собой конкуренцию альтернативных проектов глобального развития, создающих собственную реальность и борющихся за свою версию миропорядка (в терминологии Р. Хааса). В этой связи уместно говорить о новой эпохе - Конструкции мира. Очевидно, что в таком случае основными инструментами продвижения собственной реальности являются ценности. Регионы, где циркулируют ценности определенной реальности, автоматически становятся пространством этой реальности, где также автоматически реализуются интересы этой реальности. Ценности на современном этапе становятся наиболее эффективным способом продвижения собственных интересов. Когда речь идет о реальности, борьба идет за «мозги», а не материальные объекты или территории.

Данное изменение можно хорошо проиллюстрировать на одном примере: продвижении ЛГБТ-ценностей и шире, ценностей, которые сегодня связываются с политкорректностью и толерантностью в целом, - одной из краеугольных ценностей Западного проекта (мира). Это движение сегодня разносторонне и разнообразно: от маршей равенства и экспериментов с собственным телом и гендером, приобретающих порой крайние формы как в случае с Ричардом Эрнандесем, после десятков пластических операций, ставшем «бесполым мифическим существом, потомком змеи Тиамат» , до гендерно-инклюзивных переводов Библии, в крайних вариантах которых первые слова молитвы "Отче наш", заповедованной Христом, звучат как: «Наш Бог Мать с Отцом там наверху».

Согласно классическому модерному императиву (его условно можно назвать гегелевским) такие движения выглядят либо как явная девиация (для тех, кто осуждает такие ценности), противоречащая естественному ходу истории. В результате чего, его приверженцы считают, что на такие (и подобные им) движения не стоит обращать внимания – История умнее нас и сама все решит. Так уже не однажды было в истории человечества, но она всегда находила возможность вернуться к нормальному ходу событий. Либо как явление как раз и подчеркивающее разумность Истории, наконец-то выбравшей именно такой, правильный, вариант развития (те, кто разделяет ценности «свободного мира»). Несмотря на противоположность таких позиций с аксиологической точки зрения, в онтологических (телеологических) убеждениях они полностью совпадают: существует разумная история, которая сама все решит (решила). Судя по всему, современная ситуация разочарует представителей обоих вариантов гегелевского дискурса: Разум истории надежно прибран к рукам, и История решит ровно то, что нужно центрам глобальных проектов, этим Разумом распоряжающимся (согласно удельному весу каждого альтернативного проекта). Место гегелевского дискурса занял дискурс конструктивистский, в котором ценности и движения, эти ценности продвигающие, сознательно конструируются и поддерживаются, а история направляется по нужным траекториям. Продвижение же этих ценностей равносильно продвижению собственной реальности и соответствующих интересов, в данном случае западных. Поэтому не стоит удивляться тому, что сегодня редкий голливудский фильм, удостоенный высших наград, обходится без продвижения ЛГБТ-ценностей, а тиражи гендерно-инклюзивных переводов Библии растут с каждым годом. В статье посвященной геополитической стратегии США, призванной сохранить доминирование Америки в ХХІ столетии, Д. Карафано, вице-президент Heritage Foundation, еще одного американского мозгового центра, анализируя инструменты мягкой силы (конкретно, представленную недавно Администрацией глобальную стратегию прав и возможностей женщин) в контексте продвижения национальных интересов, заявил: «нам нужно гораздо больше таких инициатив».

Продвижение собственных ценностей – это расширение ареала собственной реальности, соответственно - реализация собственных интересов. Такие движения - это не случайные события, а продуманная стратегия реализации национальных интересов. На пространствах, где прошли ЛГБТ-марши и читаются гендерно-инклюзивные переводы Библии с гораздо большей вероятностью поддержат бомбардировки Ирака или назначение президента Венесуэлы по твитеру. Критическая рефлексия же относительно центра этих ценностей становится в таком случае проблематичной до невозможности. Иначе придется сомневаться в собственной идентичности.

Продолжать же в современных условиях конструктивистского дискурса прибывать в гегелевской парадигме разумности истории равносильно игре в футбол с Хоттабычем, героем известно рассказа (фильма). В любой момент штанга может переместиться на необходимое для гола расстояние, а мяч в самый неожиданный момент может полететь по траекториям, противоречащим законам физики.

Окна Овертона отворяются все шире.

 
Смотреть все блоги