Главная » Блоги » Дочакука по-украински

Дочакука по-украински

15.05.2017
7806

Безвизовый режим – это «перемога», пишут украинские газеты.
Безвизовый режим – это заслуга всего народа, говорит Тимошенко.
Безвизовый режим «с Евросоюзом не действует для граждан Украины,
которые проживают на неподконтрольной правительству
страны территории» – говорит Порошенко.

Вот как-то так выглядит украинский вариант воплощения Всеобщей декларации прав человека. А все почему? Потому что в стране проходит АТО и аннексирован Крым. А это уже незаурядные обстоятельства.

Что такое дочакука. Если просто, то дочакука это «умение жить на своей земле», японская практика «дочаку» – адаптация сельскохозяйственных нововведений к локальным особенностям местности. Дочакука как принцип лежит в основе объяснения процесса глокализации – это все та же адаптация глобальных феноменов к локальным особенностям. Роллан Робертсон в сборнике «Глобальные модерности» подробно разбирает и сам этот феномен, и его нюансы.

Глокальное в Украине. Глокализация, придя из маркетинга (где решала сугубо практическую задачу, как продать на местных рынках продукцию транснациональных корпораций), теперь перекочевала практически во все сферы жизни человека. Не только «Сендвіч по-панськи з беконом» в McDonalds, но и увеличение украиноязычного контента в Интернет (возможно, как альтернатива рунету), и составление альтернативного словаря для пользователей социальных сетей (например, селфи – самчик); и модный стилизованый под Элвиса или контрастный в стиле Энди Уорхола Тарас Шевченко; и неистовая популярность вышиванок в последнее время, и тенденция к увеличению количества бизнес-центров; и мода на «козацькі оселедці»; и хипстерская мода на «умность» – все это примеры украинской глокальности. Конечно, колорита ей добавляет такая национальная черта как безудержность/ не знание меры. Обратная сторона глокализации делает нас свидетелями коротких штанишек с подворотами в минус 10; наши власти позволяют застройку/перестройку исторических центров, пренебрегая возможностью сохранить неповторимый облик города и попасть в список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО; в вышиванки наряжают декоративных собачек.

Эти сюжеты из повседневной жизни хороши, как иллюстрации. Но глокализация работает и на более тонких культурных уровнях. Например, немецкий культуролог и специалист в области культурной памяти и мемориальной культуры Алейда Ассман, отмечает такую общемировую тенденцию, как кризис будущего и переизобретение прошлого. Исследовательница замечает, что если еще недавно европейский темпоральный режим культуры бал устремлен в будущее, то сегодня будущее «утратило свою привлекательность и перестало быть точкой притяжения наших желаний, целей и проектов». Политики, деятели культуры и социальной сферы обращаются к прошлому, видят его потенциал и привлекают его сюжеты для различных повесток дня.

Не замечаете, что это же происходит и с украинским прошлым? Декоммунизация и переименования, сносы и уничтожения, забвение и переписывание – теперь эти действия описывают украинские стратегии работы со своей памятью. Возможно, это реакция на травму памяти, но создание новых воспоминаний в условиях, когда еще живы свидетели памятных событий – чревато конфликтами. Алейда Ассман говорит, что «прошлое не завершается раз и навсегда – оно открыто для реконструкций и переоценок, требует нового внимания и признания, принятия и ответственности». Травма требует проработки.

Украинское общество сейчас получает новый тип опыта и может развиваться. Очень важно, чтоб нас не поглотил водоворот изменений/переписываний прошлого. Иначе рискуем забыть, кто мы есть, и раствориться в глобальном, ведь история и память – очень важные факторы для процесса глокализации.

Читайте также:

Еще раз об ответственности интеллектуалов

Неестественный отбор: как разделяют народы и государства в XXI веке

 
Смотреть все блоги