Главная » Блоги » Декоммунизация Компартии

Декоммунизация Компартии

18.05.2017
7398

Свою книгу «Китайская модель» Даниэл Белл, пылкий сторонник китайской политической системы, заканчивает неожиданным выводом: Коммунистическую партию Китая следовало бы переименовать. Во-первых, в Китае уже мало кто верит в победу коммунизма, в ряды КПК принимают капиталистов, а идеология Мао существенно подкорректирована. Во-вторых, компартия фактически является меритократическим параллельным правительством, то есть она не борется за власть, а скорее является экспертно-политическим объединением, насчитывающим около 90000000 членов, и руководит почти единолично в государстве (правда, в последнее время даже в высших эшелонах власти появились представители других партий, например, министр науки и технологий в правительстве Ли Кэцян Вань Ган является представителем Партии стремления к справедливости). Наконец, Компартия перестала быть революционной, ее функционеры все чаще обращаются к прошлому, к институтам и философии имперского Китая, в частности, к конфуцианства и легизма.

Вместе с тем, Коммунистическая партия Китая почему-то не просто еще пользуется устойчивым брендом, но и позиционирует себя как носителя коммунистической идеологии, поддерживает левые коммунистические и рабочие движения по всему миру. Одним словом, декоммунизации бренда не происходит, даже несмотря на фактический отход от классических коммунистических ценностей. Можно найти несколько объяснений того, почему ситуация сложилась именно таким образом.

Во-первых, КПК еще при жизни Мао Цзэдуна разорвала объятия с советской КПСС, начав строить «социализм с китайскими особенностями». Следовательно, упадок и дальнейшее разложение советского социализма не повлекло соответствующих процессов в Китае и ухудшение имиджа КПК. Напротив, сохранив государство от распада в 1989 (правда, ценой кровавых событий 4 июня), Компартия получила очередной мандат легитимности как эффективный управляющий орган. Соответственно, дальнейшая китаизация социализма постепенно привела к идеологии «сердцевинных китайских ценностей», замешанных на конфуцианской классике.

Во-вторых, значительное внимание к замене бренда присуще ситуации, когда старый бренд стал предметом остракизма. И, опять же, в отличие от постсоветских стран вроде Украины, в Китае КПК до сих пор не потеряла власть, и насильственный ребрендинг извне почти невозможен, а ребрендинг изнутри может произойти только после коллапса власти КПК, в случае если бывшие ее члены не захотят иметь со старым названием ничего общего. Соответственно, пока Компартия будет у власти, а ее имидж будет достаточно стабильным, чтобы не пытаться от него избавиться, ожидать изменения названия не стоит. Можно вспомнить, например, ситуацию, когда крупная корпорация покупает завод, который выпускал популярный брендовый товар (автомобили, алкоголь, еду и т. П.), И продолжает выпускать его под старым названием. Так же и обновленная КПК продолжает использовать старый коммунистический бренд.

В-третьих, некоторые ценности, которые пропагандирует Компартия, вполне приемлемы для традиционного китайского общества, в частности, патерналистское отношение народа к власти, коллективизм, отсутствие электоральной демократической процедуры избрания высших иерархов. Поэтому когда речь идет о китайском социализме, изначально (а особенно после смерти Мао) это не что-то, что полностью копировало бы немецкий или восточноевропейский социализм, а скорее ребрендинг старой китайской модели власти с помощью распространенных в ХХ веке категорий. Соответственно, КПК не является чем-то чужим для китайского публичного пространства, и название никого не вводит в заблуждение, кроме западных экспертов.

Таким образом, ожидать в ближайшее время декоммунизации китайской публичной сферы не следует. Компартия является легитимным в глазах народа органом управления, который продолжает (с некоторых пор – открыто) давние политические традиции, и пока ее власть будет оставаться эффективной, а коррупция и пренебрежение к рядовым членам общества не приобретет катастрофические размеры, которые приведут к коллапсу власти, любая декоммунизация будет оставаться искусственным и не актуальным шагом, который только приведет к ненужной дестабилизации системы.

Читайте также:

Китай и США: кто хороший полицейский, а кто плохой?

Как боролись с настоящими хунтами: латиноамериканские уроки

 
Смотреть все блоги