Главная » Новости и комментарии » 2022 » Что на самом деле стоит за протестами в Казахстане?

Что на самом деле стоит за протестами в Казахстане?

07.01.2022
1685

По Н.К. Гвоздеву

За последние два года усилилось политическое давление, а также давление со стороны акционеров на западные правительства и энергетические компании с целью отойти от добычи и использования углеводородов к будущему зеленой энергетики. Американские производители сланца, уже пострадавшие от ценовой войны на нефть между Россией и Саудовской Аравией в 2020 году, а затем из-за пандемии Covid-19, вынуждены работать с Вашингтонгской администрацией, которая больше не уделяет первоочередного внимания энергетической самообеспеченности Северной Америки. Западные энергетические компании не хотели вкладывать новые крупные инвестиции в добычу нефти и газа. Несмотря на неопределенность, вызванную волной Омикронспрос на нефть (и природный газ) растет, в то время как источники поставок сокращаются. Восполняя утраченные позиции, продавцы нефти стремятся максимизировать прибыль, отчасти для того, чтобы смягчить ущерб, нанесенный пандемией их чистой прибыли, но также для того, чтобы укрепить свои капитальные резервы. 

Нефтяные консорциумы в Казахстане - государственные компании и их западные партнеры - увидели рост спроса и готовность западных и азиатских потребителей платить больше (различные нефтяные «надбавки» к базовым ценам мирового рынка для гарантии доставки). И в этом заключается, возможно, роковой расчет. Ключевым побочным продуктом сырой нефти, экспортируемой Казахстаном, является «сжиженный нефтяной газ» (СНГ), смесь углеводородных газов, выделяемых при добыче нефти. СНГ (который многие американцы используют в виде пропана) является основным энергетическим продуктом в Казахстане, который используется в отоплении, приготовлении пищи и в транспортных средствах (в качестве автомобильного газа). В течение многих лет СНГ продавался отечественным потребителям по субсидируемым ценам, намного ниже себестоимости. Кроме того, государство субсидировало и другие товары.

Это часть сделки, которую мы видим во многих авторитарных государствах, где гражданам в обмен на сохранение аполитичности гарантируется базовый уровень жизни. Когда правительство теряет способность искусственно сдерживать рыночные цены как часть подразумеваемого общественного договора, неизменно, как в Египте и Венесуэле, следует протест. Решение о снятии верхнего предела цен на сжиженный нефтяной газ буквально взорвало кипящий гнев по поводу статус-кво в Казахстане, в частности, представление о том, что такой производитель энергии, как Казахстан, должен быть в состоянии гарантировать гораздо более высокий уровень жизни для населения. 

Протесты дали президенту Касым-Жомарту Токаеву предлог для полной отставки «первого президента» Нурсултана Назарбаева с должности главы Совета безопасности, а также отстранения некоторых ключевых должностных лиц, поставленных Назарбаевым. Фактически, дуумвират, правивший Казахстаном с 2019 года, прекратил свое существование. Однако способность Токаева контролировать страну и укреплять свои позиции вызывает сомнения. Когда обещания восстановить предельные цены на сжиженный нефтяной газ и провести политические и экономические реформы не привели к прекращению протестов, и из-за опасений по поводу лояльности сил безопасности, Токаев официально обратился к Организации Договора о коллективной безопасности с просьбой оказать помощь в обеспечении безопасности. 

Казахстан имеет очень важное значение как для России, так и для Китая. Без экономики Казахстана не было бы Евразийского экономического союза, и есть ряд важных российско-казахстанских совместных предприятий. Кроме того, Россия имеет с Казахстаном протяженную границу. Для Китая Казахстан является краеугольным камнем его «нового евразийского сухопутного моста» в рамках инициативы «Один пояс, один путь», а также ключевым поставщиком энергии и ресурсов в Китай. Поэтому кризис в Казахстане является испытанием российско-китайского «понимания» того, как следует управлять геополитикой Центральной Азии между Москвой и Пекином.

Точно так же, как энергия служит важным субстратом для напряженности между Россией и Украиной, беспокойство по поводу любого прерывания поставок энергии от крупного производителя будет иметь резонанс. Готовность Германии замедлить бюрократический процесс сертификации трубопровода «Северный поток - 2» продолжает подвергаться испытаниям по мере углубления энергетического кризиса в Европе. Дальнейшие протесты, прерывающие экспорт нефти и природного газа, окажут большее давление на новую немецкую коалицию, чтобы она предприняла шаги по повышению энергетической и экономической безопасности Германии даже за счет союзной солидарности.

Наконец, события в Казахстане - отрезвляющий сигнал тревоги для других правительств Евразии, особенно Азербайджана и России. Социальный договор имеет значение, а экономические проблемы неизбежно приводят к политическому протесту. Но Казахстан, который в целом считался довольно стабильным правительством и системой, показал всю хрупкость подобных статус-кво.

Ситуация довольно нестабильна, и все может быстро измениться. Но это предполагает, что политика использования энергии и изменения климата - часто рассматриваемая как вопрос внутренней политики - на самом деле может и будет иметь растущее влияние как на глобальную геополитику, так и на геоэкономику.

 

Читайте также:

Протесты и чрезвычайное положение в Казахстане

Почему стратегические интересы США не включают Украину

 
Смотреть все события