Главная » События » Экспертиза » Церковь: яблоко раздора или инструмент для объединения
27июня2019
404

Церковь: яблоко раздора или инструмент для объединения

На протяжении всего новейшего периода украинской независимости мы могли наблюдать достаточно драматичные взаимоотношения государства и религиозных организаций. В первую очередь речь идет о взаимоотношении органов власти и христианских деноминаций. Наиболее же драматичные события происходили (и происходят) вокруг украинского православия. Политические силы у кормила власти менялись, однако не менялся принцип — поддерживать ту церковную организацию, с которой связаны симпатии электората партии власти, всеми силами лоббировать интересы «;своей»; церкви для мобилизации электората и получения новых политических дивидендов. Отсюда праздничные посещения «;политически правильных»; богослужений, попытки заклеймить конкурентов, участие в открытии храмов и монастырей, вплоть до включения имени президента в томос (!) об автокефалии.

Неудивительно, что церковный вопрос стал национальным яблоком раздора и используется политиками и политиканами в собственных целях. Как вернуть отношения церкви и государства к зафиксированным в Конституции Украины нормам? Как превратить церковный вопрос в инструмент консолидации нации и возможно ли это в принципе? Общественная экспертиза предложила три вопроса экспертам.

Что происходит в украинском православии? Как кратко и понятно выразить суть происходящих процессов?

Руслан Халиков, религиовед:

— Украинское православие почти 30 лет состояло из трех относительно крупных юрисдикций, каждая из которых претендовала на первенство в том или ином аспекте. В 2018 году состоялась попытка объединить две из трех, но окончательного и быстрого примирения между вчерашними конкурентами не состоялось — ни в отношениях новой церкви с УПЦ (МП), ни внутри ПЦУ. Сегодняшний широко освещенный в медиа конфликт возник не месяц назад, а примерно одновременно с Собором (Объединительный собор 15 декабря 2018 года), и постепенно разрастался. Однако теперь, когда исчезла государственная поддержка единства ПЦУ, центробежные силы начали проявляться больше. Это не первый конфликт внутри украинского православия, он вряд ли станет более разрушительным, чем предыдущие. Его не стоит бояться, нужно всем сторонам делать свою работу и быть готовыми к диалогу, но этого как раз и нет, каждый молча считает себя единственно правым.

Архиепископ Боярский Феодосий (Снегирев), викарий Киевской митрополии Украинской православной церкви:

— В Украине наряду с исторической Украинской православной церковью параллельно с 1992 года существует так называемый «;Киевский патриархат»;. Эта квазицерковная структура, созданная бывшим митрополитом Филаретом (Денисенко), по количеству приходских общин, а значит и верующих, значительно уступает канонической Украинской Православной Церкви. По инициативе бывшего президента Порошенко, в силу стечения ряда политических и геополитических обстоятельств, Константинопольский патриарх Варфоломей единолично, не имея на то достаточных полномочий, легализовал этот раскол. Так появилась ПЦУ (Православная Церковь Украины). При этом, несмотря на активную томос-пропаганду СМИ, раскол так и остался расколом, хотя и произошел некий его ребрендинг. То есть ПЦУ, как и раньше КП, не признается мировым Православием, и при этом продолжает делиться внутри себя на более мелкие расколы. Что мы все вместе наблюдаем. При этом историческая Церковь украинского народа — УПЦ — все равно продолжает жить своей благодатной жизнью, проповедуя Евангелие и молясь об украинском народе, продолжает оставаться самой большой Церковью Украины.

Чем руководствоваться команде нового президента при выстраивании отношений с православными церквями и религиозными организациями вообще?

Руслан Халиков:

— Команда нового президента пока избрала достаточно удачную церковную политику — начали со встреч с ключевыми религиозными деятелями разных конфессий, без явно выраженной поддержки одной из сторон. Президент таким образом продемонстрировал свою равноудаленность от конфликтующих сторон, и в дальнейшем стоит руководствоваться принципом светскости украинского государства. Практика прошедшей избирательной кампании показала, что это и для электорального успеха важно. А главное — не поддерживая ни одну из сторон противостояния (а оно есть не только среди православных), президент как бы становится самостоятельной стороной — арбитром. Лучший способ заставить религиозных лидеров вступить в коммуникацию — это не заставлять их искать диалога между собой, а предложить им всем вместе вступить в диалог с властью. Тогда, отстаивая общие интересы, они смогут действовать сообща.

Архиепископ Боярский Феодосий:

— Для того чтобы в религиозной жизни страны был восстановлен мир, чтобы прекратились силовые захваты храмов и разжигание межрелигиозной ненависти, команде нового президента нужно восстановить конституционные права верующих и правопорядок в стране. Не вмешиваться в вопросы веры на чьей-либо стороне, как это делалось последние пять лет, а стать гарантом их конституционных прав. Силовые ведомства должны руководствоваться законом, исполнять решения судов. Все чиновники, замешанные за эти годы в разжигании межрелигиозной розни и нарушении прав верующих, должны быть как минимум смещены со своих постов.

Что может/должна сделать власть, чтобы использовать потенциал Церкви для национального примирения и объединения?

Руслан Халиков:

— Власть должна поменьше использовать церковные знамена и церковных деятелей для повышения собственной популярности. Каждый гражданин, уважающий свое государство и не совершающий преступлений на религиозной почве, имеет право на свободу совести. Соответственно, верующим и церквям нужно предоставить право вести свою религиозную деятельность, при этом не позволяя нарушать закон под прикрытием этой религиозной деятельности. Если и привлекать церкви к решению национальных задач, то скорее в гуманитарной сфере: например, в рамках обмена пленными, помощи переселенцам и т. д. А использование церквей в политической борьбе задействует не миротворческий, а конфликтогенный потенциал.

Архиепископ Боярский Феодосий:

— Именно каноническая Украинская Православная Церковь в ряду всех конфессий страны имеет наибольший потенциал для национального объединения и гражданского примирения. Ведь именно УПЦ — единственный общественный институт в стране, который полностью сохранил свою структуру и до сих пор простирается от Чернигова до Симферополя и от Ужгорода до Донецка. Она не делит своих верующих на правильных и неправильных, на ватников и бандеровцев. Украинская Православная Церковь одновременно и глубоко патриотична, и, в то же время, честна перед собой и обществом. Она не приемлет лжи даже с благой целью. И это привлекает в нее все больше и больше людей, которые так устали от обмана, ненависти и клеветы. Должно ли новое руководство страны опереться на этот потенциал для примирения и объединения общества? Думаю, если оно этого не сделает, это будет его большая стратегическая ошибка.

Заключение Общественной экспертизы

Сегодняшняя ситуация в украинском православии — закономерный итог почти 30-летней истории независимой Украины. Все происходившее в политике так или иначе сказывалось на церковных делах. Эту историю нельзя отменить, кому бы и по каким причинам этого ни хотелось. Однако нельзя не заметить, что наиболее драматичные страницы этой истории, связанные с расколами, насилием, а иногда и кровопролитием, всегда были результатом попыток отдельных политиков и политических сил поставить свои личные интересы и убеждения выше, чем конституционные принципы отношений между церковью и государством. У нас слишком часто забывали и забывают, что эти принципы вырабатывались столетиями, причем не только в Украине, но и в других странах Европы и мира. Именно поэтому они внесены в Конституцию и не могут быть просто так отменены или изменены.

Мы должны вспомнить, что верность подобным принципам, в том числе и в сфере церковно- государственных отношений, — признак цивилизованности. И, наоборот, натужные попытки «обосновать»; необходимость отхода от Конституции, «доказать» свое право не подчиняться зафиксированным в ней принципам — для современной Европы являются признаками невежества и агрессивного хуторянства. Собственно такого отношения к себе и добилась от цивилизованного мира предыдущая украинская власть.

Украина — светское государство, в котором отделение церкви от государствазакреплено Конституцией. В силу этого власть должна создавать не церковь, а условия дляразвития церквей и других различных религиозных организаций, оставаясь равноудаленнойот всех конфессий и деноминаций. Для любой власти соблазнительно попытатьсявоспользоваться потенциалом религиозных организаций, особенно накануне выборов. Но вдолгосрочной перспективе такая стратегия перечеркивает саму их религиозную деятельностьи превращает в разновидность партийных ячеек. Растущая «;партийность»; церквей, в своюочередь, приводит к деконсолидации и еще большему разобщению общества.Органы власти должны действовать в соответствии со своей компетенцией, стараясьиспользовать возможности церкви для решения стратегических задач — консолидацииукраинского общества, воцарения мира, реинтеграции территорий. Государство должно статьгарантом соблюдения светских законов, создающих условия для гармоничного развитиярелигиозной жизни украинцев. Выступая посредником и помощником в реализации этойзадачи, пресекая любые попытки вмешательства в дела украинской церкви со стороныдоморощенных политиканов и заграничных стратегов, команда нового президента сможетвыполнить поставленные перед нею задачи.Необходимо понять, что достижение собственных политических целей с помощьюрелигиозных организаций — недопустимо.Чиновники, эксперты, советники, настаивающиена подобных сценариях развития украинского православия, должны быть отстранены от дел.

Православные церкви должны без политического давления решить, какие пути служения в большей мере соответствуют их первостепенным религиозным задачам, и повести по ним своих прихожан.

Читайте также: Диакон стал госсекретарем США

Отказ от автомобилей с ДВС в европейских городах (интерактивная карта от Greenpeace)

Смотреть все события